Завоевание Мексики и Перу испанскими конкистадорами.

Завоевание Мексики и Перу испанскими конкистадорами

Завоевание Мексики и Перу испанскими конкистадорами.

Испанцы в первые два десятилетия после открытия Америки утвердились на островах Карибского моря, Панамском перешейке и в Венесуэле. Истребив большую часть коренного населения, они уже в 1501 г. начали ввозить на Кубу и Эспаньолу черных рабов из Африки.

Золота, за которым так гонялись завоеватели, оказалось очень мало. В то же время из Испании прибывали все новые конкистадоры (по-испански «завоеватели») в поисках наживы, и прежде всего золота и серебра.

В 1516—1518 гг. испанцы открыли полуостров Юкатан. Они узнали, что дальше на запад есть страна, богатая золотом. Слухи о «Золотой империи» волновали воображение конкистадоров.

Этой империей была страна ацтеков, расположенная на территории современной Мексики. Господствующее племя ацтеков, пришедшее с юга страны, поработило ряд индейских племен.

Сами завоеватели жили в городе Теночтитлане, построенном на островке большого озера. Они жестоко угнетали покоренные племена, собирая с них дань.

Население Мексики достигло высокого уровня развития материальной культуры. Главным занятием жителей было земледелие. Землю обрабатывали вручную каменными и деревянными орудиями. Сеяли маис, бобы, какао, табак, хлопчатник.

Рабочего скота не было, животный мир был очень беден. Мексиканцы хорошо обрабатывали золото, серебро, медь, но у них не было еще бронзы и железа. Они знали ткачество, крашение тканей, гончарное дело (без гончарного круга).

Жили мексиканские племена в общих помещениях большими семьями. Общественными делами ведали выборные старейшины. Весьма распространены были рабство и работорговля. Военный союза ацтеков был непрочен., Покоренные племена ненавидели завоевателей, часто поднимали восстания.

Этим воспользовались испанские конкистадоры, чтобы завоевать малыми силами огромную страну.

В 1519 г. к берегам Мексики направилась экспедиция под предводительством Эрнандо Кортеса в составе 500 солдат (из них 16 всадников) с 13 пушками. Заручившись поддержкой покоренных ацтеками племен, Кортес двинулся на столицу — город Те-ночтитлан.

Он вероломно захватил правителя Монтесуму и овладел его огромными сокровищами. Но произвол завоевателей вызвал в городе восстание. Испанцы вынуждены были бежать и лишь в 1521 г. снова овладели Теночтитланом, истребив почти все его мужское население. Вскоре была завоевана вся Мексика.

Здесь испанцы нашли много серебра и золота. 396

В 1531—1532 гг. испанские конкистадоры завоевали страну инков — Перу. Коренные жители Перу — индейцы достигли еще более высокого уровня развития культуры, чем жители Мексики. Население занималось мотыжным земледелием. В качестве вьючных животных использовались ламы.

Перуанцы искусно обрабатывали медь, бронзу, олово, серебро, строили великолепные храмы и дворцы из тесаного камня. Столица инков Куско была соединена с отдельными областями страны прекрасными дорогами.

У инков была своя письменность (на языке кечуа), зачатки наук, календарь. Во главе большого военного союза стояло господствующее племя инков. Высшая власть находилась в руках царя, пользовавшегося божественными почестями. Он считался верховным собственником всей земли.

Его чиновники управляли отдельными областями страны, собирали дань.

Завоевание Перу испанцами облегчалось непрочностью военного союза инков, борьбой покоренных племен против порабощения. В начале 1531 г. из Панамы была снаряжена экспедиция для завоевания богатой золотом страны «Биру» — Перу.

Во главе ее стоял конкистадор Франсиско Писарро — один из сподвижников Бальбоа, в молодости пастух. Его отряд сначала насчитывал всего 130 солдат с 37 лошадьми. С полученным позже подкреплением он не превышал 600 воинов.

Такими силами испанцы покорили большую страну инков! Когда отряд Писарро встретился у селения Каксамарка с пятнадцатитысячным войском царя инков Атагуальпы, Писарро вероломно захватил царя в плен и без большого труда рассеял его войско.

Атагуальпа заплатил за свою свободу огромный выкуп, но был предательски убит по приказанию Писарро. В 1534 г. испанцы захватили столицу Перу — Куско. Соратник Писарро Альмагро завоевал северную часть Чили, а другие конкистадоры — Колумбию.

Перу намного превосходила по своим богатствам Мексику. Открытые в 1545 г. серебряные рудники Потоси давали больше серебра, чем его добывали в те времена во всей Зпадной Европе.

Колониальная система испанцев. Разграбив все накопленные — в Новом Свете сокровища, испанцы подвергли хищнической эксплуатации местное население. Испанский король и католическая церковь формально запретили обращать в рабство туземцев.

Им было выгоднее сохранить индейцев в качестве тяглых подданных короля и новообращенных католиков. Но испанские колонисты обращались с туземным населением как с рабами, заставляя выполнять изнурительную работу и платить непосильные оброки.

Правительство пошло на уступки колонистам, узаконив их патронат над индейцами. Широкое распространение в колониях получила «энкомьенда». Индейцы «вверялись» испанцам на условиях уплаты в казну 1/4 получаемых с них доходов.

При этом церковью возлагалась на «опекунов» обязанность обратить подопечных в христианскую веру.

Жестокий гнет и непосильный труд на рудниках и планта-

циях приводили к массовому вымиранию индейцев. На Эспаньоле через 20 лет после установления испанского владычества осталось всего около 15 тыс. туземцев. На Антильских островах к середине XVI в. индейцы исчезли совершенно. Испанцы начали ввозить в свои колонии черных рабов из Африки. В 1518 г.

был заключен первый договор (асиенто) на ввоз негров. Через несколько десятилетий на рудниках и плантациях стали трудиться преимущественно негры, более выносливые и пригодные для тяжелых работ, чем индейцы.

Работорговцы превратили Африку в заповедное поле охоты на людей, скупали их массами у местных племенных князей, натравливали одно племя на другое, чтобы скупить по дешевке военнопленных.

В то время как в Западной Европе начиналась эра капитализма, в Новом Свете расцвело рабство, служившее для Западной Европы одним из источников первоначального накопления.

«Открытие золотых и серебряных приисков в Америке, искоренение, порабощение и погребение заживо туземного населения в рудниках… превращение Африки в заповедное поле охоты на чернокожих — такова была утренняя заря капиталистической эры производства.

Эти идиллические процессы суть главные моменты первоначального накопления»'.

Последствия великих географических открытий для Европы.В хозяйственной жизни западноевропейских стран результаты великих географических открытий сказались весьма ощутимо. Прежде всего, изменилось направление торговых связей.

Потеряло свое прежнее значение в мировой торговле Средиземноморье, пала роль итальянских городов: Центр мировой торговли переместился на Атлантическое побережье Пиренейского полуострова, а затем в Нидерланды, куда направлялись потоки колониальных товаров.

Для обслуживания возросшей мировой торговли и крупных оптовых сделок в Антверпене, Амстердаме и Лондоне были открыты фондовые биржи. Появился новый вид наживы — биржевая спекуляция.

Одним из результатов наплыва колоссального количества серебра и золота из Нового Света в Европу была «революция цен». Начиная с 40-х гг. XVI в. и до 30-х гг. XVII в.

в западноевропейских странах наблюдалось падение ценности звонкой монеты и повышение цен на товары, больше всего на продукты питания. В Испании цены возросли в 4,5 раза, в Англии — в 4 раза, во Франции — в 2,5 раза, в Италии — в 2 раза.

«Революция цен» была обусловлена тем, что притекавшее в Европу серебро и золото захватывалось в виде готовых сокровищ или добывалось с помощью дешевого подневольного труда. Поэтому ценность благородных металлов резко понизилась, а товары в такой же пропорции вздорожали.

Этому способствовал также повысившийся спрос на продукты питания в связи с ростом городского населе-ния. «Революция цен» по-разному повлияла на положение отдель-

Маркс К. Капитал, т. 1.-Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 23, с. 760.

ных слоев населения.От нее выиграли собственники, продававшие продукты и товары, и терпели ущерб неимущие, жившие на скудный заработок. Земельные собственники, сдававшие землю в краткосрочную аренду, повышали арендную плату, вознаграждая себя за рост цен на продукты. Богатели предприниматели, купцы, спекулянты.

Бедствия обрушивались на наемных рабочих, зарплата которых оставалась почти на одном уровне, несмотря на рост дороговизны, а также на крестьян, плативших ренту продуктами или вносивших нефиксированные оброки. Терпели ущерб и дворяне, получавшие традиционные оброки с держателей.

«Революция цен» способствовала, таким образом, подрыву феодальной экономики, экспроприации мелких производителей и обогащению буржуазии.

Географические открытия второй половины XVI—XVII в.В середине XVI в. на карте земных полушарий все еще оставалось много «белых пятен».

Неизвестна была еще Австралия, необследованными оставались северная часть Тихого океана. Северный Ледовитый океан, северо-восток Азии.

Открытие и обследование этих новых земель, островов, морей и океанов стало делом англичан, голландцев, русских, французов.

Англичане, вступившие позже испанцев и португальцевнапуть колониальных захватов, в конце XVI в. вторглись в Новый Свет и начали теснить испанцев, захватывая их морские п.ути и базы.

В конце XVI -начале XVII в. они основали на восточном берегу Северной Америки колонию Виргинию. В то же время англичане обосновались в Гвиане и на Бермудских островах, а в середине XVII в.

захватили ряд Малых Антильских островов и

Ямайку.

В начале XVII в. на колониальное поприще вступила Голландия. В короткое время голландцы завладели морскими путями в Индийском океане и обосновались на островах Малайского архипелага, в частности на Молукках. В 1619 г.

они основали на Яве город Батавию (Джакарта), сделав его опорным пунктом своего господства в Индонезии. В первой половине XVII в. голландцы открыли западный и северный берега Австралии, а в 1642—1643 гг.

голландский мореплаватель Абель Тасман открыл Новую Зеландию и острова Фиджи и Тонга.

Французы в начале XVII в. проникли в бассейн реки Святого Лаврентия в Канаде и основали свою колонию.

Русские мореходы и землепроходцы продвигались на восток вдоль побережья Северного Ледовитого океана в Сибирь. В середине XIV в. новгородцы проникли на Обь, а в XV в. был предпринят поход на Иртыш. В середине XVI в.

был уже освоен морской путь к Обской губе и к устью реки Таз. В 30-х гг. XVII в. русские землепроходцы во главе с Иваном Москвитиным дошли до Охотского моря. В 40-х гг. XVII в. Поярков и Хабаров обследовали Нижний Амур и составили карту реки. В 1648 г.

Семен Дежнев и Федот Алексеев (Попов) совершили плавание от устья

Колымы до устья реки Анадырь, обогнув северо-восточную оконечность Азиатского материка у мыса, названного именем Дежнева. Ими был открыт Берингов пролив, отделяющий Азиатский материк от Америки.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/5_6916_zavoevanie-meksiki-i-peru-ispanskimi-konkistadorami.html

«С крестом и жаждой золота»: 500 лет завоеванию Мексики

Завоевание Мексики и Перу испанскими конкистадорами.

500 лет назад в Западном полушарии начались события, кардинально изменившие ход мировой истории. Кучка испанских конкистадоров – по сути, вооруженных авантюристов со своеобразными представлениями о морали и нравственности – стерла с лица Земли целую цивилизацию.

Где-то за счет превосходства в вооружении, зачастую благодаря интригам и завезенным из Европы болезням они стравили между собой индейские племена, уничтожив могущественную Ацтекскую империю и подвластные ей народы.

Именно в Центральной Америке развернулась самая масштабная военная кампания испанской короны в рамках кровавой колонизации вновь открытого континента.

Из студентов в конкистадоры

Разношерстных искателей приключений объединил и возглавил идальго Эрнан Кортес – представитель бедного, но довольно знатного дворянского рода из Медельина.

Из-за крайне авантюристского склада характера он не окончил обучение в старейшем в Испании университете Саламанки, имел проблемы с законом и отплыл в Новый Свет.

По протекции своего дальнего родственника Кортес принял участие в колонизации Эспаньолы – второго по величине острова Карибского бассейна, в западной части которого сегодня расположена Республика Гаити, а в восточной – Доминиканская Республика.

Студент-недоучка с удовольствием участвовал в карательных походах вглубь острова, безжалостно расправляясь с коренным населением.

За особые заслуги и ввиду расположенности губернатора ему было даровано репартимьенто – обрабатываемый индейцами надел земли. Одно время Кортес пытался разводить сахарный тростник, но роль плантатора ему быстро надоела. Его манило военное ремесло.

Золотая лихорадка

После расширения испанской экспансии на Кубу Кортес окунулся в самую гущу событий. Когда же сопротивление индейцев пало, конкистадору удалось расположить к себе завоевателя и первого губернатора острова Диего Веласкеса, против которого он изначально плел неудачный заговор.

Претензии Испании на новые земли развивались стихийно. Плавания Франсиско де Кордобы и Хуана де Грихальвы к берегам Мексики в 1517-1518 годах обнаружили колоссальные запасы золота и драгоценных камней у индейцев, которые совершенно не знали цену сокровищам.

Просочившиеся от рядовых участников экспедиций известия возбудили среди конкистадоров золотую лихорадку. Уже тогда амбициозный Кортес твердо решил покорить таинственную страну, присоединив ее затем к Испанской империи.

Но сперва ему пришлось погрузиться в борьбу за лидерство в готовящемся завоевательном походе на материк.

Жаждавший славы Кортес сформировал вокруг себя костяк из опытных конкистадоров отрядов де Кордовы и де Грихальвы, обещая им солидную долю в случае успеха кампании.

Своих противников он коварно оговорил или устранил.

Поддавшись на убедительные доводы Кортеса, кубинский губернатор Веласкес выбрал на роль предводителя именно его. 23 октября 1518 года с руководителем отряда был подписан специальный контракт.

На первый взгляд может показаться странным, почему Веласкес с такой легкостью доверил ответственную миссию человеку, который едва не сверг его при попытке переворота, да и вообще отличался ненадежностью. Однако губернатор почти ничего не терял.

Львиную долю расходов взял на себя сам Кортес, для чего он не только продал все свое имущество, но и залез в долги. От разорения и позора его теперь могло спасти обретение еще большего богатства. Дороги назад не было.

Критика современников

Деяния, а вернее злодеяния Кортеса в Мексике известны во всех подробностях благодаря нескольким трудам, составленным его современниками.

Фундаментальными источниками по кампании 1519-1521 годов является хроника участника отряда Берналя Диаса «Правдивая история завоевания Новой Испании» и эпопея священнослужителя-доминиканца Бартоломе де лас Касаса «История Индий».

Точки зрения авторов полярны: если конкистадор рассказывал о доблести испанцев в Новом Свете, то епископ, напротив, всячески изобличал зверства своих соотечественников над местным населением. Оба сходились только в одном – в резко критической оценке личности Кортеса.

И Диас, и де лас Касас не сомневались, что предводителем конкистадоров движет исключительно жажда наживы.

Утверждения же о миссионерской направленности экспедиции, о желании расширить испанские владения являлись не более, чем красивой байкой, предназначенной для конкретных ушей, полагали они.

«Собственную свою персону он вырядил авантажнее прежнего: на шляпу нацепил плюмаж, а также золотую медаль, — писал о своем шефе Диас. — Но денег у него было мало, зато много долгов. Все уходило на наряды молодой хозяйке.

Немудрено, что друзья из купцов, когда он получил должность генерал-капитана, снабдили его суммой в целых четыре тысячи песо золотом.

Кортес велел изготовить два штандарта и знамена с надписью, гласившей «Братья и товарищи, с истинной верой последуем за знаком Святого Креста, вместе с ней победим».

«Они шли с крестом в руке и ненасытной жаждой золота в сердце,

— с горечью отмечал де лас Касас. – Я утверждаю, что ни одного смертного греха против Христа индейцы не сделали. Христиане никогда не были справедливы, и все их войны против индейцев — самые несправедливые и тиранические среди всех, что существуют на земле».

Немецкий поэт XIX века Генрих Гейне в своем произведении «Вицлипуцли» дал Кортесу предельно краткую, но емкую характеристику:

«Не герой он был, не рыцарь, а главарь разбойной шайки».

Приказ об аресте

Готовясь к походу, Кортес настолько энергично вербовал людей в свою команду и скупал продовольствие, что умудрился вновь поссориться с Веласкесом. Из-за конфликта с губернатором ему пришлось покинуть столицу Кубы и завершать организацию кампании фактически нелегально.

Своему пополнению Кортес в красках доказывал, что предстоит не банальный набег с грабительскими целями, а важная миссия. Из всех потенциальных вожаков он обладал наилучшими ораторскими качествами. Благодаря врожденному дару убеждения за ним шли люди.

Поэтому серьезной альтернативы Кортесу на рубеже 1518-1519 годов, в сущности, не было.

До того как отплыть к мексиканским берегам, отряд сделал несколько остановок в портах Кубы, пополняя запасы и набирая все новых конкистадоров.

Во время их пребывания в Гаване местному правителю пришел приказ от Велескеса об аресте Кортеса.

Тот отказался повиноваться, опасаясь силы кортесовских войск.

Начало похода

В итоговый отряд, помимо высокопоставленных офицеров из ближайшего окружения командира, вошли 510 пехотинцев, 16 всадников, 13 артиллеристов, 32 аркебузира и арбалетчика, 110 матросов и 200 рабов из числа кубинских индейцев и негров, три нотариуса для оформления завоеванных территорий в перечень владений короля Испании, а также два священника.

Всю эту публику переправляли 11 каравелл. Основное вооружение состояло из десяти больших и четырех малых фальконетов, не считая личного оружия солдат и офицеров. Не менее важным творцом будущей победы окажется кавалерия. Индейцы панически боялись лошадей, воспринимая их как одно целое с всадниками и поначалу считая их пришедшими из-за моря злыми богами.

Перед отплытием Кортес принял звание капитана-генерала.

18 февраля 1519 года флотилия взяла курс на полуостров Юкатан.

Первый контакт с коренным населением произошел на острове Косумель, где проживали индейцы, этнически относящиеся к развитой цивилизации майя. Испанцы ввергли население в ужас.

Не дождавшись прибытия флагманского корабля, один из капитанов и ближайший соратник предводителя Педро де Альварадо приказал солдатам разорить прибрежное селение, переловить всех кур, а храмы обобрать до нитки.

Конкистадоры выгребли из индейских святынь все золото и не побрезговали даже старыми ковриками.

Сокровища в обмен на стекляшки

Немногочисленные пришельцы рисковали восстановить против себя гораздо превосходивших их численно местных жителей, однако Кортес был умнее и дальновиднее Альварадо. Он понимал, что, погнавшись за малым, можно лишиться многого. А потому, соблюдая видимость законности, капитан-генерал стремился решить большую задачу имевшимися в его распоряжении весьма скромными силами.

Чтобы успокоить индейцев и охолонить конкистадоров, он отчитал Альварадо за самоуправство перед строем, приказал отпустить пленников и вернуть им награбленное.

Так Кортес впервые расположил к себе индейцев, которые с удовольствием согласились обменять имевшееся у них золото на стеклянные побрякушки.

Умение дружить с вождями племен очень пригодится ему в войне против ацтеков. Поверив хитроумному предводителю испанцев, индейцы обрекали себя на гибель.

Уже в марте Кортес объявит о присоединении острова Косумель и полуострова Юкатан к испанской короне.

Источник: https://www.gazeta.ru/science/2019/02/18_a_12191371.shtml

Кровавый цвет испанского золота

Завоевание Мексики и Перу испанскими конкистадорами.

500 лет назад конкистадоры начали геноцид коренного населения Центральной и Южной Америки

Президент Мексики Андрес Мануэль Лопес Обрадор потребовал от властей Испании покаяться за преступления, совершенные конкистадорами во время покорения этой страны. Каяться есть за что.

Но каквышло, что могущественные империи с позором гибли под натиском крошечных отрядов испанцев? Об истории глупости, коварства и предательства наш собкор в Латинской Америке Саша Григорьев.

Начавшийся в 1519 году захват Мексики был важнейшей военной кампанией Испании. К моменту, когда конкистадоры открыли для себя эту территорию, значительная ее часть контролировалась Ацтекской империей, население которой составляло почти 19 миллионов человек.

Казалось, ловить здесь испанцам было нечего — армия ацтеков считалась самой боеспособной в регионе. Постоянной численности у нее не было, но в моменты военных действий в строй вставало более 100 тысяч человек. Все юноши-подростки учились воевать с 15 лет.

Ацтекам удалось покорить остальные племена благодаря продуманной системе боевых действий, которые велись в три этапа. Поначалу неприятеля обстреливали из луков и пращей. Затем в противника летели копья, а в ближнем бою в ход шли ножи и макуауитли — плоские дубинки с несколькими рядами клинков или шипов из вулканического стекла.

Испанцы полагали, что завоевать Ацтекскую империю нет шансов. Несмотря на пушки и ружья, доспехи, мечи из толедской стали и высоких лошадей, противник превосходил их численностью и умением. Однако вскоре они поняли, что власть империи непрочная: покоренные народы ненавидят ацтеков еще больше, чем пришельцев.

Племена тотонаков, например, отправили испанцам послов, предложив военный союз против ацтеков. Европейцам преподнесли богатые дары.

Помимо диадем и драгоценных фигурок ящериц и собак, испанцам передали 20 молодых женщин, среди которых выделялась Малинче — дочь касика Пайналы. Ее сразу крестили и нарекли Мариной.

Впоследствии она стала переводчицей и любовницей Эрнана Кортеса, сыграв немалую роль в завоевании Мексики.

Прекрасная Малинче стала не только переводчицей, но и главной советчицей Кортеса. Очень помогала ему покорять своих соплеменников

Ружейным огнем и брюшным тифом

Европейский отряд, выдвинувшийся вглубь страны, включал лишь 300 пехотинцев и 15 конных рыцарей, которые сопровождали 1,5 тысяч тотонакских воинов. Без боя сдалось горное княжество Тласкала, постоянно воевавшее с Ацтекской империей — сразу после этого старейшины снарядили в помощь конкистадорам 10-тысячное войско.

В Теночтитлан (ацтекскую столицу, расположенную на месте современного Мехико) испанцы вошли без боя, разместившись во дворце одного из предыдущих правителей и принимая богатые дары. А вождя Монтесуму фактически захватили в заложники.

К городу, однако, тем временем стягивалось 100-тысячное войско из разных регионов страны. В ночь на 1 июля 1520 года испанцы бежали, потеряв около 900 человек, всю артиллерию и награбленное золото.

Однако спустя год они вернулись к Теночтитлану. Завоевать его удалось благодаря активной помощью союзников из племени тлашкалтеков. К столице подошло войско в составе 300 тыс. индейцев и 900 испанцев.

К этому моменту ацтеки научились воевать по-новому. К примеру, от пушек защищались, двигаясь перед выстрелом зигзагом, а после бросаясь на землю. Войска Кортеса пошли на штурм Теночтитлана, однако напоролись на засаду. Сотню испанцев захватили в плен, а союзники-индейцы дрогнули и стали разбегаться. Армия колонизаторов сократилась в 60 раз!

Согласно доминирующей сегодня версии, империю погубило пророчество жрецов. Они донесли до правителей «предсказание богов»: через 10 дней белые уйдут. Однако этот срок прошел, испанцы уходить не думали, и пристыженные племена стали возвращаться к ним.

В августе 1521 года город все-таки пал, а Куаутемока захватили в плен. Империя перестала существовать. Окончательно добила коренных жителей эпидемия привезенного испанцами кишечного тифа, который унес жизни около 80 процентов ацтеков (около 15 млн.

человек).

Конкистадоры долго пытали Куаутемока — требовали рассказать, куда делись богатства Монтесумы. Потому вроде бы пощадили, но через пару лет все же казнили.

Сдались без боя

По-другому обстояли дела в Южной Америке, где доминировала империя инков. Когда европейцы открыли Новый свет, их государство со столицей в Куско было крупнейшим на континенте.

Оно простиралась от современных Кито до Сантьяго. Инки полагались на «мягкую силу», не навязывая свою культуру и обычаи, лишь заставляя остальные племена платить дань. К XV веку на их территории проживало около 10 млн.

человек, объединенных языком кечуа.

Массового коллаборационизма, в отличие от Мексики, в Южной Америке не наблюдалось — пришельцев везде встречали агрессивно. Проблема заключалось в другом.

Незадолго до прибытия испанцев в государстве инков произошли события, предопределившие его поражение в войне с конкистадорами.

Инка Уайна Капак поделил гигантскую империю на две части — северную и южную, во главе которых встали его сыновья Атауальпа и Уаскар. И между ними началась война. Атауальпа одержал победу в ключевой битве.

Тем временем Франсиско Писарро высадился в Перу и двинул на юг. Атауальпа, занятый «гражданской войной», не обратил внимание на крошечную армию пришельцев.

В 1532 году была достигнута договоренность о встрече Писарро и Атауальпы, однако коварные конкистадоры устроили засаду и захватили верховного инку в плен. За свою свободу тот пообещал испанцам комнату, доверху набитую золотом, и две комнаты серебра.

Однако, получив несметные богатства, Писарро, как говорят сегодня наши бизнесмены, Атауальпу кинул. Подержал в плену, а потом зарезал. И с небольшим отрядом отправился на штурм Куско.

Историки до сих пор спорят, почему могущественная империя была захвачена парой тысяч конкистадоров, в которых к тому же было всего 26 лошадей. Исторический факт таков: после пары ружейных залпов многочисленные армии инка одна за другой пускались в бегство!

Помните фильм «Апокалипсис» Мэла Гибсона? Так вот «плохие» индейцы в нём — это и есть ацтеки. Нормальные были вояки, но перед огнестрелом и испанским коварством не устрояли

И Куаутемок великий им путь озарил!

— Были убиты тысячи людей, одна культура и цивилизация была навязана другой вплоть до ее полного исчезновения, католические храмы строились поверх разрушенных храмов доиспанского времени, — возмущается мексиканский президент Обрадор у руин древнего города майя Комалькалько.

Между тем в Мексике слова эпатажного президента вызвали неоднозначную реакцию. У большинства современных латиносов по горло проблем, в которых виноваты современные политики.

К Колумбу, конкистадорам и индейским лидерам сегодня относятся как к историческим персонажам, никаких претензий экс-колонизаторам не выдвигая. Даже оголтелые леваки возмущаются в основном учиненным конкистадорами грабежом ресурсов, а не их жестокостью.

В конце концов, войны на территории континента велись всегда, и ацтеки в своих массовых жертвоприношениях угробили не меньше народа честного, чем жестокие пришельцы из Старого Света.

Тем не менее Куаутемок в Мексике почитается как национальный герой и даже назван историками «дедом мексиканской нации». В его честь названы города, стадионы, корабли. К его гробнице, найденной 70 лет назад, потянулись паломники.

Конкистадоры против самураев

Во время колонизации Филиппин испанцы столкнулись с довольно ожесточенным сопротивлением местного мусульманского населения (моро), а также многочисленными пиратами, которые регулярно атаковали европейские владения. Среди прочих морских разбойников, докучавших Испании, выделялись ронины — оставшиеся без сюзерена японские самураи.

В Интернете до сих пор гуляет текст, согласно которому в одном из боев под Манилой 40 испанцев под командованием капитана испанского военно-морского флота Хуана Пабло де Карриона геройски расправились с армией из 1600 пиратов, значительную долю которых составляли именно самураи.

Сражение под Манилой в 1574 году действительно имело место. Однако большинство пиратов было не ронинами, а разномастным сбродом из Китая и Кореи, который умел только грабить и убивать, а не вести полноценные боевые действия. Численность нападавших составляла максимум 900 человек.

Правда, они были достаточно хорошо вооружены. Помимо абордажных сабель, кинжалов и топоров, у них имелись приобретенные у португальцев пики, зажигательные бомбы и аркебузы, а также поддержка корабельной артиллерии.

Конкистадорам удалось отбить атаки без значительных потерь благодаря грамотной фортификации и использования корабельных пушек.

То есть в XVI веке испанские воины действительно были одними из лучших. Хотя им ни разу не довелось сразиться с русскими полками царей Ивана III и Ивана IV. Пассионарное русское государство тогда тоже стремительно расширялось.

С одним кардинальным отличием: русские не истребляли население, проживающее на освоенных территориях. Представители мари, чувашей, волжских татар, кабардинцев и т.д. становились равноправными гражданами страны.

И прекрасно живут-поживают в XXI веке.

Кстати

  • Последний город майя — Тайясаль, пал только в 1697 году, спустя 179 лет после высадки Кортеса в Мексике. В России уже правил Петр I, а доколумбовые цивилизации еще продолжали борьбу против экспансии!
  • Проживающие на территории современных Чили и Аргентины арауканы вели войну против Испании до 1773 года. То есть Испания окончательно завоевала Новый Свет лишь к тому времени, когда уже начала его понемногу терять.

Источник: https://www.eg.ru/society/742501-krovavyy-cvet-ispanskogo-zolota-075927/

Завоевание мексики и перу испанией

Завоевание Мексики и Перу испанскими конкистадорами.

Испанцы, обосновавшись на островах Карибского моря, в поисках золота, а иногда и рабов снаряжали экспедиции в окружающие Мексиканский залив континентальные области, а затем двинулись на захват стран, лежащих к югу от него. Области эти – Мексику и Перу – занимали два крупных племенных объединения: во главе с ацтеками в Мексике и инками в Перу.

Население Мексики вручную обрабатывало землю каменными и деревянными орудиями, сажало маис, бобы, какао, табак, хлопчатник, агаву (для —волокна), кактусы. Земля находилась во владении родовой общины.

Лошадей и рогатого скота мексиканцы не знали. Они искусно обрабатывали золото, серебро, самородную медь, но плавить металлы не умели и не знали бронзы.

Мексиканцы изготовляли отличную посуду, но без помощи гончарного круга, искусно раскрашивали тонко выделанные хлопчатобумажные ткани.

Вопрос об общественном строе мексиканцев не решен окончательно. Известно, что в момент прихода европейцев у них существовали большие семейные общины, обитавшие в обширных домах. Все управление племенем находилось в руках советов выборных родовых старейшин. У мексиканцев было распространено рабство.

(Испанцы-очевидцы говорят о настоящих невольничьих рынках.) Выделилась не только родовая, но и военная знать. Ее представители получали и больший земельный надел, и долю во вновь завоеванных землях.

Покоренные ацтеками племена платили дань, несли различные повинности и должны были давать людей для человеческих жертвоприношений.

Государство ацтеков сложилось лет за сто до прихода европейцев, когда это племя, обитавшее в Южной Мексике, подчинило себе соседние племена, а затем распространило свою власть до побережья Тихого океана.

Из неприступного, построенного посреди озера главного города Теночтитлана ацтеки силой держали обширную страну в страхе и повиновении. Жестоко эксплуатируя ее они накопили большие богатства. Покоренное население ненавидело завоевателей.

Непрерывно происходили восстания порабощенных племен. В них испанцы нашли на первых порах союзников.

Экспедициям испанцев, посланным в 1516-1518 гг. в западном направлении, удалось проплыть вдоль Юкатана, Южного и Западного побережья Мексиканского залива и вступить в сношения с местными «князьками».

Здесь европейцы выяснили, что дальше на запад лежит богатейшая страна, изобилующая драгоценностями. Для захвата ее снарядили в 1519 г . экспедицию, во главе которой был поставлен молодой идальго Фернанд (Фердинанд) Кортес (1485-1547).

Бывший студент-юрист Саламанкского универси-

тета, увлеченный рассказами о приключениях и горах золота –в Новом Свете, Кортес в 19 лет отправился на Эспаньолу.

Более образованный, чем большинство осевших тут авантюристов, хорошо владевший пером и речью, предприимчивый и храбрый, он преуспел на службе и разбогател: был секретарем вице-короля, участвовал в набегах и карательных экспедициях против туземцев, получил землю сначала на Эспаньоле, затем на Кубе, где стал алькальдом – правителем города Сант-Яго. Он за свой счет снарядил один из кораблей экспедиции.

Отряд, с которым Кортес в 1521 г . отправился на покорение Мексики, состоял из 400 испанских солдат (в том числе 16 всадников), 200 индейцев и имел 10 тяжелых и 3 легкие пушки. Впоследствии Кортес получил подкрепление. Этими незначительными силами испанцы рассчитывали подчинить себе большую страну. И это им удалось, так как держава ацтеков была очень слаба.

Мексика оправдала надежды испанцев, жадно искавших благородные металлы. В ее земле оказались богатые залежи золота и серебра. Завоевание Перу тоже осуществил отряд авантюристов.

Население Перу стояло на несколько более высоком уровне развития, чем мексиканское. Инки – одно из племен, обитавших в Перу, незадолго до прихода европейцев (1538) покорили ряд соседних племен. Образовалось многоплеменное —объединение. Во главе его стоял верховный инка – царь и жрец, окруженный ореолом божественного происхождения.

Он считался верховным собственником всей земли. В руках его чиновников, собиравших подати с покоренного населения, находилась оросительная система. Отдельные области страны соединялись со столицей Куско дорогами, проведенными с большим искусством по гористой, а местами топкой территории. Действовала государственная почта – скороходы.

Подчиненное инками население управлялось местными старостами, сотенными начальниками и племенными вождями, но во главе их стояли начальники из инков. В завоеванных землях инки ставили крепости с гарнизонами. Население занималось земледелием и скотоводством.

Землей владели общины; ежегодно происходили переделы пашни и пастбищ; наследственной была только усадьба. Часть земель была выделена в пользу правительства и жрецов.

Обрабатывали землю мотыгой; ни лошадей, ни крупного рогатого скота перуанпользовали как вьючное животное; ламы также давали шерсть и мясо.

У перуанцев было довольно развитое ремесло, в особенности керамическое производство и ткачество, а также горное дело и металлургия.

Они не знали железа, но хорошо обрабатывали медь, бронзу, олово, серебро. Завоеватели-инки занимали привилегированное положение, они были только воинами и правителями.

Покоренные племена платили им дань натурой и выполняли разные работы. Эксплуатировался и труд рабов.

Памятники изобразительного искусства инков восходят к XII-XIII вв. н. э. Сохранились монументальные архитектурные памятники из тесаного камня, показывающие, что инки были искусными строителями.

Они изобрели узелковое письмо (кипу), которому знатная молодежь обучалась в столичной школе, где изучали также астрономию (инки знали календарь), медицину, законы и обычаи страны и общегосударственный язык кечуа.

Так же как и в Мексике, покоренное население Перу было недовольно господством инков, и это, а также военное превосходство испанцев облегчили им захват страны. После того, как Бальбоа перешел Панамский перешеек и открыл Тихий океан, испанцы стали обосновываться на его побережье в этом районе (названном Золотой Кастилией).

В 1519 г . на Панамском перешейке была основана испанская колония Панама, из которой испанцы и начали наступление на «изобилующую золотом страну «Виру» – Перу. Она была захвачена одним из ближайших сподвижников Бальбоа Франциске Писарро.

Бывший в молодости пастухом в Испании, конкистадор Писарро участвовал во многих экспедициях и набегах испанцев на Карибское побережье Южной Америки.

В 20-х годах он со своим товарищем Альмагро (будущим завоевателем Чили) снарядил несколько разведывательных экспедиций из Панамы вдоль Тихоокеанского побережья Южной Америки, которые подтвердили слухи о богатом южном государстве. Заручившись согласием испанского короля, Писарро в начале 1531 г .

двинулся на трех кораблях из Панамы, имея всего 130 человек и 37 лошадей (потом он получил подкрепление, но никогда не располагал более чем 500-600 воинами). Использовав внутреннюю борьбу за престол и вероломно захватив в плен царствовавшего инку, Писарро овладел столицей государства инков. Население попало под власть испанского короля.

При захвате страны сказочные сокровища, накопленные в храмах и дворцах, были разграблены. Испанское владычество стерло с лица –земли культуру: В части страны, в Потоси (ныне территория Боливии), в 1545 г . были открыты богатейшие залежи серебра. Массы туземного населения, согнанного испанцами на их разработку, погибли на рудниках.

Описанные путешествия и открытия представляли собой первый и важнейший этап проникновения западноевропейцев за пределы Европы. Помимо внутренних частей открытых земель совершенно неизвестными оставались Австралия и омывающие ее моря, вся северная часть Тихого океана, почти вся Северная Америка, необозримые пространства Северной Азии и омывающий ее Северный Ледовитый океан.

Во второй половине XVI в. и в XVII в. в географических открытиях все большую роль начинают играть англичане– и голландцы. Очень важные открытия делают русские мореходы и «землепроходцы». Важнейшим было открытие Австралии.

Географы и картографы XVI в. полагали, что для «уравновешивания» огромных масс суши Северного полушария в Южном полушарии должен существовать большой континент.

Его нередко изображали в фантастических очертаниях на испанских и португальских картах первой половины XVI в.

«Австральная», т. е. «Южная», земля особенно интересовала испанских колонизаторов Южной Америки. Они рассчитывали найти там богатые залежи золота и серебра и многочисленное чернокожее население – рабочие руки для их американских рудников и плантаций. На поиски «Южной» земли в конце XVI и начале XVII в.

было снаряжено из Перу несколько экспедиций, открывших ряд островов в южной части Тихого океана. Действительная же Австралия была открыта в начале XVII в. голландцами. В 1619 г . на острове Ява они основали город Батавию.

Плавая на юг от Зондских островов, голландские моряки ознакомились со всем Западным побережьем Австралии и половиной Южного, но принимали ее за часть «Полярной земли». В 1642 г . Абель Тасман, выйдя из Батавии, обогнул Австралию и открыл большой остров, названный им Землей Ван-Димэна (ныне Тасмания).

Однако новый континент долгое время не вызывал особенного интереса: бедная, малонаселенная страна не сулила каких-либо богатств.

Северная часть Тихого океана оставалась в общем неизвестной западноевропейским мореплавателям. Но в середине XVI в. иезуиты проникли в Японию.

Западный берег Северной Америки также долгое время не был известен европейцам. Только во второй половине XVIII в. испанцы прошли вдоль Калифорнии на север и достигли 58-й параллели. Но их тут опередили русские.

Тщетными остались упорные попытки англичан и голландцев дойти до Зондских и Молуккских островов, обогнув с севера Америку («Северо-западный проход») или Азию («Северо-восточный проход»). Эти пути они считали более короткими и более удобными, поскольку ими не владели португальцы. Двигаясь в западном направлении, английские моряки XVI в. Фробишер и Дэвис и в начале XVII в.

Бэфин и Гудсон, дойдя до островов, проливов и заливов, носящих ныне их имена, проникли только в восточную часть американской Арктики; англичане (Ченслер) в поисках северо-восточного прохода в 1553 г . достигли устья Северной Двины, а голландцы (Баренц) в 1590 г . – Новой Земли.

Однако все эти районы уже давно были хорошо известны русским мореходам, к помощи которых английские и голландские моряки неоднократно прибегали. Русским мореходам принадлежат большие заслуги в открытии и обследовании берегов Европы и Азии, омываемых Ледовитым океаном.

Первые шаги по завоеванию и разграблению Ост-Индии, превращение Африки в заповедное поле охоты на чернокожих-«такова была утренняя заря капиталистической эры производства. Эти идиллические процессы суть главные моменты первоначального накопления».

Формы эксплуатации местного населения, господствовавшие в течение долгого времени в Испанской Америке, сложились на Эспаньоле в первые же годы владычества испанцев. Пришельцы стали обращать в рабство индейцев. Несколько партий рабов былода—ке отправлено в Испанию и продано там.

Колумб предлагал обратить в рабство индейцев, указывая на огромные выгоды, которые получит от этого корона, но его предложение не было принято. Индейцев объявили «свободными», и рабство, правда с оговорками, было запрещено.

Испанское правительство и католическая церковь не были заинтересованы в массовом порабощении или уничтожении индейцев. Церковь рассчитывала на значительное расширение своей паствы, а следовательно и усиление влияния в колониях и увеличение доходов.

Правительство видело в туземцах налогоплательщиков и новых подданных, не отказывалось от непосредственной эксплуатации их труда и вовсе не желало безраздельно отдавать их кастильским поселенцам, которые легко могли бы превратиться в новых непокорных сеньоров. Но колонисты оказались фактически сильнее.

Они продолжали охотиться на индейцев и обращать их в рабство под предлогом, что это людоеды. Они закрепостили все туземное население, и обстоятельства вынудили правительство это санкционировать.

Расчеты на огромные доходы, которые потекут из открытых Колумбом стран, рухнули в. первые же годы после его плавания.

Первоначально Колумб, рисуя в своем воображении громадные золотые богатства на Эспаньоле, обложил все население острова старше 14 лет податью, уплачиваемой золотым песком или хлопком.

Вскоре выяснилось, что собирать четыре раза в год требуемое количество золота индейцы совершенно не в состоянии: на Эспаньоле его оказалось немного, да и систематически добывать его индейцы не умели.

По этому взносы были заменены тяжелой трудовой повинностью на рудниках или на земельных участках, которые жаловались кастильским поселенцам. Такие пожалования, буквально «разделы» (репартимьенто), земель производились на Эспаньоле неоднократно начиная с или нескольких индейских деревень, обязанное нести барщину в пользу владельца.

Еще большее распространение получила другая форма закрепощения – «энкомьенда» («вверение «»»или патронат».

Король жаловал (буквально «вверял») кастильскому колонисту индейцев-своих «свободных» вассалов – не в вечное владение, а лишь во временное пользование, за что пожалованный («энкомендеро») уплачивал в казну обычно четвертую часть получаемого дохода.

Это фактически полное закрепощение было лицемерно прикрыто заботой «установить более тесные связи между индейцами и христианами», чтобы обратить индейцев в христианство.

Позднее в Мексике и Перу широко практиковались такие же земельные раздачи с прикреплением к земле местного населения.

Поселение европейцев на Антильских островах принесло гибель туземному населению. Непосильный изнурительный труд на плантациях и в рудниках, зверское подавление частых восстаний, эпидемии, голод привели к тому, что на Эспаньоле из миллионного населения после 20 лет испанского владычества осталось всего лишь 10– 15 тыс., а к середине XVI в. туземцев на Антильских островах совершенно не стало.

Для пополнения все возрастающего недостатка в рабочих руках уже с 1501 г . на острова стали ввозить негров из Африки. В 1518 г . был заключен первый договор (асиенто) на ввоз негров. Число негров-невольников стало быстро расти. Они были более приспособлены к физическому труду, чем местное население.

Источник: http://indbooks.in/mirror1.ru/?p=364708

Uchebnik-free
Добавить комментарий