Вопрос 43 Преморбидные особенности личности при шизофрении.

Нарушение личности

Вопрос 43 Преморбидные особенности личности при шизофрении.

Изменения личности при шизофрении проявляются достаточно отчетливо и накладывают отпечаток на течение и исход болезни. В то же время остается неясным, какие особенности преморбидной личности сохраняются на всем протяжении болезни, какие изменяются под влиянием процесса?

По мнению W. Horan et al. (2005), больной шизофренией «активно выбирает или создает вокруг себя окружающие условия в соответствии с характеристиками своей личности, которые либо усиливают, либо ослабляют переживания по поводу происходящих событий».

Отметим, что литература, посвященная нарушению личности при шизофрении, сравнительно малочисленна. Этот факт отчасти можно объяснить сложившимся негативным стереотипом в отношении разрушительного влияния психоза на личность человека.

Исследования личности больного шизофренией актуально по отношению к этиопатогенетической модели этого психического расстройства («диатез-стрессовая модель»), в которой, помимо биологической предрасположенности к шизофрении, важное значение придается стрессу и умению психологически выдержать его нагрузку. Кроме того, представление о личности больного шизофренией играет важную роль в профилактике рецидивов шизофрении.

Литература, посвященная особенностям личности при шизофрении, значительное внимание уделяет стрессорам окружающей среды и эмоциональному климату семьи, в частности.

Многие авторы подчеркивают, что эти факторы оказывают заметное влияние на характер течения шизофрении, частоту его рецидивов (Vaughn C. еt al., 1982; Ventura J. et al., 1989).

Согласно Sanderson, Clarcin (2002), личностные опросники позволяют подобрать оптимальный вариант микротерапии больного шизофренией, последняя касается терапевтической среды, стратегии лечения, его форм и методов.

В настоящее время ряд клинических психологов обращается к проблеме взаимосвязи личности и клинической симптоматики психоза, включая особенности его течения и соотношения с когнитивным дефицитом.

Для исследования личностных особенностей наиболее часто используются проективные методики (чернильные пятна Роршаха, тематический Апперцептивный тест — ТАТ и др.), различные личностные опросники.

Исследования изменений личности, развившихся в результате патологического процесса, предполагает, с одной стороны, анализ деятельности, мотивов (потребности, отношения мотивов к поставленным целям, динамика мотивов, их иерархическое построение, критичность и др.

), отношений; с другой — изучение этапов формирования личностных особенностей, в первую очередь в контексте взаимоотношений, складывающихся в ближайшем окружении пациента.

Несмотря на то что существуют методики, в первую очередь направленные на исследование личности (проективные методики, опросники), разделение методик на «личностные» и «не личностные» остается весьма условным (Зейгарник Б.В., 1986).

В зарубежной литературе большую популярность в последние годы в области оценки личности приобрела так называемую «модель пяти факторов».

Она предполагает, что личность может быть описана в общих терминах пяти концепций: нейротизм (эмоциональный), экстраверсия (межличностный), открытость переживаниям (эмпирический), конформизм (мировоззренческий), добросовестность (мотивационный).

Данная модель интегрирует точки зрения разных и отчасти конфликтующих школ (бихевиоризм, гуманизм, психоанализ, когнитивного развития и др.). Как полагают приверженцы модели, она обеспечивает концептуальную поддержку нескольких сотен специфических факторов личности.

Однако некоторые важные характеристики личности, например, импульсивность, выпадают из модели. Критики последней также обращают внимание на ее чисто описательный характер. Наиболее часто используемой методикой, основанной на «пятифакторной модели личности», являются личностные опросники NEO (NEO-PI, NEO-FF1, NEO PI-R).

Например, при исследовании личности оцениваются суперфакторы переработанного вопросника NEO-PI-R: эмоциональная стабильность — нейротизм, интроверсия — экстраверсия, закрытость — открытость новому опыту, антагонизм — доброжелательность к другим людям, несобранность — сознательность в деятельности. Опросники NEO содержат утверждения, составленные с целью определения основных компонентов личности высшего порядка.

Восприятие картинки с неопределенным сюжетом помогает понять динамику мотивационной сферы больного шизофренией. Так, Н.К.

Кнященко (1965), используя картинки, осмысление которых опиралось на физиогномию изображенных персонажей («производственный» ТАТ Хекхаузена), обнаружил что больные, страдающие простой формой шизофрении, демонстрируют отсутствие направленности на поиски правильной интерпретации. В ответах пациентов просматривалась формальная констатация элементов картинки, при этом к ситуации не выражалось какого-либо отношения.

Изменения личности при шизофрении

  • Безразличное отношение к результатам деятельности
  • Сложность при необходимости идентификации цели деятельности
  • Недостаточная активность в процессе достижения цели, поиске вариантов решения проблемы
  • Неадекватная оценка своих возможностей
  • Снижение притязаний, слабость «регулятора динамики уровня притязаний»
  • Незаинтересованность в личностном росте, совершенствовании результатов деятельности
  • Отсутствие ориентации на общепринятые социальные нормы
  • Высокий уровень нейротизма
  • Низкий уровень экстраверсии
  • Недоброжелательное отношение к людям
  • Недобросовестное выполнение обязанностей.
  • Смещение смыслообразующей функции мотивов
  • Доминирование мотивов избегания

Исследования, направленные на изучение особенностей уровня притязаний у больных шизофренией, страдающих простой формой и вялым течением процесса, показали, что на выбор задания не влияет успешность решения предыдущих задач.

Уровень притязаний в данном случае не формируется, нарушена адекватная самооценка своих возможностей. При этом высказывания больных не носят эмоциональной окраски, даже когда экспериментатор подчеркивает их ошибки (Бежанишвили Б.И.

, 1967).

Представляют интерес результаты исследований А.Б. Холмогоровой (1972), направленные на изучение особенностей уровня притязаний в зависимости от ведущего синдрома шизофрении (неврозоподобный, психопатоподобный, параноидный).

Оказалось, что в группе больных с неврозоподобной симптоматикой перспективная цель носит статичный, не ориентированный на будущее характер (планируется лишь достижение уже полученного ранее лучшего результата). У больных как-бы отсутствовал «регулятор динамики уровня притязаний, стимулирующий к росту достижений».

Также отсутствовала и ориентация достижений на «социальную норму». В динамике уровня притязаний доминировала мотивация избегания, были выражены защитные формы поведения. При психопатоподобном синдроме наблюдалось снижение ориентации на уровень достижений.

Перспективная цель строилась без учета реальных достижений и их динамики и носила неадекватный характер. Здесь обнаруживались две тенденции: больные либо вообще игнорировали «социальную норму» выполнения, либо ставили задачу достичь ее сразу, без промежуточных этапов.

При параноидном синдроме снижалась ориентация на уровень достижений, не учитывалась «социальная норма» и динамика достижений. Пациенты не могли полностью принять ситуацию эксперимента, искажая картину динамики.

Н.С. Курек (1982) с помощью различных методических приемов, раскрыл связь «адинамии уровня притязаний» со снижением активности больных шизофренией и нарастанием «шизофренического дефекта».

Механизмы измененного смыслообразования при вялотекущей шизофрении изучал М.М. Коченов (1978).

Оказалось, что поведение больных шизофренией в ситуации экспериментально-психологического исследования имеет свои особенности: ориентировочный этап у них отсутствовал, они не выбирали «выигрышных» заданий и при этом брались за явно невыполнимые.

Смещение смыслообразующей функции мотивов, отщепление действенной функции от «знаемой» нарушало деятельность больных и, возможно, являлось причиной изменения их поведения и личности. По мнению автора, редукция мотивов приводила к обедненной деятельности.

В работах, посвященных изучению личности больного шизофренией, было показано, что последние более невротичны и одновременно более интровертированы, чем здоровые люди.

Этот факт отмечается как во время острой фазы заболевания, так и в течение длительного времени становления его ремиссии и влияет на качество жизни больного шизофренией.

В то же время известно, что высокий уровень нейротизма и интроверсии считаются психологическими факторами, повышающими уровень риска возникновения шизофрении. Высокий уровень экстраверсии, напротив, существенно уменьшает вероятность появления этого психического расстройства.

Исследователи из Новой Зеландии обнаружили, что высокий уровень нейротизма в возрасте 14 лет положительно коррелировал с симптомами психоза, появившимися между 18-21 годом. Выявленные корреляции продолжали отмечаться даже тогда, когда был установлен контроль над «осложняющими факторами детства» и коморбидными психическими расстройствами (Goodwin R. et al., 2003).

Высокий уровень нейротизма отражает особенности типа «организации личности», способствующей формированию и фиксации негативных когнитивных схем.

, которые, в свою очередь, являются «почвой» для частого появления негативных эмоций и возникновения ощущения потери контроля над окружающей ситуацией. Последнее обстоятельство увеличивает риск развития шизофрении.

Кроме того, у больных шизофренией показатели нейротизма коррелируют с выбором неадекатной стратегии поведения (копинг-стратегии), что способствует злоупотреблению психоактивными веществами.

Высокий уровень нейротизма в какой-то мере объясняет неудовлетворенность медикаментозным лечением, отказ от вовлечения в общественную деятельность («сеть социальных связей»), в то время как высокий уровень экстраверсии положительно коррелирует с более высокой оценкой физического здоровья и позитивных эмоций. Отметим, что чем более выражена экстраверсия, тем ниже уровень профессионального функционирования сотрудника, чаще встречаются отказы от сотрудничества и плохое качество работы.

Склонность индивидов с высоким уровнем экстраверсии к поиску межличностной поддержки вместо решения проблем, при одновременно завышенном уровнем нейротизма, частично объясняют, почему подобная характеристика личности негативно сказывается на профессиональной деятельности больного шизофренией.

Низкий уровень экстраверсии обусловливает негативное отношение к межличностному общению («социальному взаимодействию»), в конечном счете ослабляя возможность и ухудшая качество социальной поддержки.

Это делает человека, предрасположенного к шизофрении, более подверженным влиянию стресса. Согласно M. Kentros et al.

(1997), выраженная интроверсия, приводит к тому, что больные отказываются от групповой терапии, но при этом позитивно относятся к лечению на дому

Высокий уровень нейротизма и низкий уровень экстраверсии представляют собой неспецифические факторы риска, поскольку предрасполагают к возникновению не только шизофрении, но и ряда других психических расстройств, например, депрессии или зависимости от табакокурения.

По данным L. Krabbendam, van J. Os (2005), часто возникающие и резко выраженные негативные эмоции напрямую способствуют развитию и сохранению бреда и галлюцинаций у предрасположенных к шизофрении лиц. Несколько ранее P. Lysaker et al. (2003) и T. Dinzeo et al. (2004) также обнаружили корреляцию между уровнем нейротизма и выраженностью позитивной симптоматики шизофрении.

Доброжелательность в общении предполагает также скромность и заботу о других, ее низкий уровень проявляется цинизмом, безразличием к проблемам окружающих людей, некомпетентностью и негативным отношением к любым формам сотрудничества.

Отмечено, что люди с высокими показателями добросовестности склонны к обсессивно-компульсивным расстройствам, доброжелательности — к зависимому расстройству личности.

Низкие показатели доброжелательности и добросовестности одновременно часто сочетаются с наличием антисоциального расстройства личности, криминальным поведением, агрессией.

Этот факт приобретает определенный смысл в связи с тем обстоятельством, что среди больных шизофренией асоциальное поведение и склонность к употреблению психоактивных веществ встречается чаще, чем у здоровых лиц. Отмечено, что при неблагоприятном течении шизофрении недоброжелательность по отношению к людям усиливается.

У больных шизофренией стратегии межличностных отношений и стилей поведения в большей степени оппозиционны, чем у пациентов, страдающих некоторыми другими психическими расстройствами, например, депрессией (Bagby R. et al., 1997). Заметно усиливается недоброжелательность к людям у тех больных шизофренией, которые начинают употреблять психоактивные вещества (Reno R.

, 2004), обнаруживают нарастающую в своей выраженности продуктивную и негативную симптоматику, эмоциональную неустойчивость, недостаточный контроль над импульсами и враждебность (Lysaker P. et.al., 2003). В исследовании M. Kentros et al.

(1997) было показано, что низкий уровень доброжелательности коррелирует с тяжестью негативной симптоматики (социальная изоляция) и депрессии.

В большинстве случаев больные шизофренией демонстрирует недобросовестное отношение к обязанностям. R. Gurrera et al. (2000) приводят данные о наличии слабо выраженной корреляции между уровнем добросовестности и возрастом начала шизофрении. Недобросовестность также сочетается с суицидальными тенденциями пациентов, страдающих шизофренией более 5 лет (Pillman F. et al., 2003).

Современные исследования личности больных шизофренией, в частности, проводимые на основании их самоотчетов, все же демонстрируют сохранность («стабильность и стойкость») ее многих характеристик, даже в момент обострения психического расстройства. По мнению H. Berenbaum, F.

Fujita (1994), когнитивный процесс, ассоциированный с характеристиками открытости опыту (дивергентное мышление, способность найти новые и креативные решения и др.), отчасти напоминает когнитивный процесс, отличающий больного шизофренией (необычные ассоциации, искаженное восприятие, причудливое и магическое мышление и др.).

Подобной точки зрения придерживаются не все исследователи, особенно те, которые подчеркивают связь cклонности к эзотерики и искаженного восприятия действительности с социоэкономическим статусом больных шизофренией (Camissa K. et al., 2005).

По-видимому, открытость опыту в большей степени характерна для шизотипического расстройства, чем для шизофрении (Ross S. et al., 2002).

Низкий уровень открытости опыту, вероятно, отражает особенности течения болезненного процесса, в частности, типичные для больных шизофренией ограниченные успехи в учебе и недостаток денежных средств. Повышенный уровень открытости обычно не сочетается с выраженной негативной симптоматикой (Kentros M.б et al., 1997).

Вернуться к Содержанию

Источник: https://psyclinic-center.ru/biblioteka-kliniki/kniga-shizofreniya/narushenie-lichnosti

Преморбидные особенности и изменения личности в динамике шизофрении

Вопрос 43 Преморбидные особенности личности при шизофрении.

1. Тема: «Шизофрения, клиника, динамика, прогноз. Преморбидные особенности и изменения личности в динамике шизофрении». Количество часов — 2 часа.

2. Цели лекции. Материал, изложенный в данной лекции расчитан на достижение следующих целей:

2.1 Выработка знаний понимания понятий «эндогенные психозы», «шизофрения», «маниакально — депрессивный психоз».

2.2 Выработка знаний по проблемам этиологии, патогенеза, роли наследственного фактора, эпидемиологии шизофрении, маниакально — депрессивного психоза.

2.3 Выработка знаний и умений дифференциальной диагностики шизофрении от соматических заболеваний, органической патологии головного мозга и т.д.

2.4 Выработка знаний по клинической картине шизофрении: позитивные и негативные расстройства.

2.5 Выработка знаний по типам течения шизофрении.

2.6 Выработка знаний по оказанию неотложной помощи при шизофрении.

2.7 Выработка знаний по лечению, трудоспособности, экспертизе, профилактике шизофрении.

2.8 Выработка знаний по клинической картине, прогнозу маниакально — депрессивного психоза.

2.9 Выработка знаний по принципам лечения маниакально — депрессивного психоза.

3. Ожидаемые результаты. Данная лекция позволит студентам приобрести знания:

3.1 определение понятий «эндогенные психозы», «шизофрения», «маниакально — депрессивный психоз», по этиопатогенезу, по эпидемиологии указанных заболеваний.

3.2 по общей психопатологии, встречающейся при шизофрении, позитивной и негативной симптоматике.

3.3 по новой классификации, типам течения шизофрении.

3.4 по клинике, течению шизофрении, в зависимости от типов течения.

3.5 принципы лечения шизофрении.

3.6 по клинике и течению маниакально — депрессивного психоза.

3.7 принципы лечения маниакально- депрессивного психоза.

4. лекции. Определение понятий. Эпидемиология, этиология, патогенез шизофрении и маниакально — депрессивного психоза. Общая психопатология, особенности позитивной и негативной симптоматики при шизофрении. Классификация шизофрении по типам течения.

Клиника непрерывно — текущего типа течения (простая, гебефреническая, параноидная), реккурентного типа (аффективный, онейроидно- кататонический, депрессивно — параноидный синдромы), приступообразно — прогредиентного типа (аффективно — галлюцинаторный, галлюцинаторно — параноидный, кататонический и др. синдромы).

Диагностика, дифференциальная диагностика от соматической, органической патологии и от пограничных расстройств. Основные принципы лечения (инсулинокоматозная, электросудорожная терапия, психофармакологические препараты), профилактики, поддерживающей терапии и реабилитации больных шизофренией. Вопросы экспертизы (трудовой, военной, судебно — психиатрической). Маниакально — депрессивный психоз.

Классификация, клиника, течение (депрессивные, маниакальные, смешанные, атипичные фазы, монополярное, биполярное течение). Диагностика и дифференциальная диагностика. Прогноз. Лечение, профилактика маниакально — депрессивного психоза.

5. Преподавательские заметки. В процессе изложения лекции необходимо обратить внимание студентов на понятие «эндогенный психоз», на роль психопатолгически — отягощенной наследственности и особенностей преморбидного склада характера при шизофрении и маниакально — депрессивном психозе.

Надо объяснить студентам, что шизофрения это прогредиентное заболевание с формированием изменений личности особого вида, нередко доходящее до дефекта.

Студентам надо объяснить, что в течении шизофрении имеются благоприятные формы, при которых возможно сохранение или невыраженное снижение социально — трудовой адаптации. В то время как при неблагоприятно протекающих формах шизофрении нарушается социально — трудовая адаптация, с инвалидизацией ( 3 или 2 группа).

Все вместе взятое свидетельствует, что проблема шизофрении имеет медико-социальное значение. Важно информировать студентов, что, как правило, больные шизофренией впервые обращаются к различным интернистам, а не к психиатрам.

Это обусловлено чаще наличием астенических, ипохондрических, а также отсутствие критики к психическим расстройствам. Обратить внимание на острые психотические состояния при шизофрении, возможность опасности больных для себя или окружающих, требующие неотложной помощи.

Надо обратить внимание, что маниакально-депрессивный психоз, с практическим выздоровлением между фазами, на возможность легких проявлений аффективных расстройств (циклотимия). Информировать о необходимости ранней диагностики и своевременного лечения больных шизофренией и маниакально — депрессивным психозом, о необходимости профилактики рецидивов.

6. Оснащение лекции: учебные таблицы и слайды.

7.Тематика самостоятельной работы: программой не предусмотрена.

7.1 шизофрения и алкоголизм.

7.2 шизофрения и наркомания.

7.3 реабилитация больных шизофренией.

7.4 Циклотимия.

8. Контрольные вопросы.

8.1. Определение понятий «эндогенные психозы», «шизофрения», «маникально-депрессивный психоз»-1 уровень.

8.2. Клинические проявления (общая психопатология) при шизофрении — 2 уровень.

8.3. Клиника, течение непрерывно — текущей шизофрении — 3 уровень.

8.4. Клиника, течение реккурентной шизофрении — 3 уровень.

8.5. Клиника, течение приступообразно — прогредиентной шизофрении — 3 уровень.

8.6. Лечение и профилактика шизофрении — 3 уровень.

8.7. Клинические проявления и течение маниакально — депрессивного психоза — 3 уровень.

8.8. Принципы лечения маниакально — депрессивного психоза — 3 уровень.

9. Рекомендуемая литература.

Основная:

9.1 Жариков Н.М. с соавт. — «Психиатрия». Учебник, 1989.

9.2 Алимов Х.О., Алимов У.Х.- «Психиатрия клиникасининг мукадимаси».

9.3 Хужаева Н.И. , Шаюсупова А.У. «Психиатрия». Учебник на узбекском языке.

Дополнительная:

9.4 Морозов Г.В. «Руководство по психиатрии» М., Медицина, т.1.

9.5 Лукомский И.И. «Маниакально — депрессивный психоз», М.,1968г.

9.6 Кабанов М,М. «Реабилитация психически больных», Л., медицина, 1985г.

Источник: http://vsemed.com/programmy-po-nevrologii/84-psixiatriya-i-med-psixologiya/739-premorbidnye-osobennosti-i-izmeneniya-lichnosti-v-dinamike-shizofrenii.html

Патохарактерологический и психопатологический преморбид больных с психогенно-спровоцированными психозами шизофренического спектра

Вопрос 43 Преморбидные особенности личности при шизофрении.

Кафедра психиатрии и медицинской психологии РГМУ, г. Москва

На 320 стационарных больных шизоаффективным расстройством и параноидной шизофренией показано, что в преморбиде пациентов с манифестацией/рецидивированием психоза в условиях психотравмирующего воздействия достоверно преобладали эпилептоидные, психастенические, паранойяльные, истерические и циклоидные черты характера, в то время как у пациентов со спонтанно развившимися психозами шизофренического спектра преобладали истерические расстройства и эндореактивные дистимии. Делается вывод о том, что высокий удельный вес патохарактерологических особенностей, преимущественно возбудимого круга, а также психогенно-спровоцированных невротических/неврозоподобных расстройств и эндореактивных депрессивных нарушений в преморбиде пациентов, у которых манифестация/ рецидивирование психоза произошло в условиях психотравмирующего воздействия, косвенно указывает на исходную значительную реактивную лабильность этих больных и в определенной степени предрасполагает к психогенному провоцированию эндогенных психозов.

Ключевые слова: преморбидный характер, психогенная провокация

Клинические случаи психогенной провокации психозов шизофренического спектра ставят перед практической психиатрией и научными феноменологическими исследованиями большое количество спорных и неопределенных диагностических и терапевтических вопросов.

Одним из наиболее значимых и дискутабельных является вопрос о преморбиде психогенно-спровоцированных эндогенных психозов, так как в этих случаях создается впечатление, что большую роль в патогенезе этих форм эндогенной патологии играют конституциональные факторы, предрасполагающие к неврозогенезу.

Большинство исследований преморбида параноидной шизофрении и шизоаффективного психоза посвящены выделению типичных для эндогенной патологии предвестников – так называемых, процессуальных донозологических «микросимптомов».

Среди них выделяют специфические «зарницы» [12], психопатологические «эпизоды» [6], форпост-симптомы [13, 14], «ранние и сверхранние предвестники» [4], «предвестники шизофрении» [1], pathos шизофрении [7], предболезнь [5] и другие.

Ряд исследователей, обращают внимание на личностный преморбид будущего больного [3, 4], расценивая его как своеобразную «почву», определяющую особую чувствительность, уязвимость, снижение сопротивляемости к различным психогенным воздействиям.

Авторы описывают при этом такие особенности характера, которые в классическом учении о неврозах принято считать «типичными» преморбидными чертами невротической, а не шизофренической личности.

Большое распространение, как в зарубежной, так и в отечественной литературе, получила концепция шизофренического диатеза, согласно которой некоторые конституциональные преморбидные особенности и психогенные психопатологические расстройства, возникающие на доманифестном этапе, могут свидетельствовать о повышенном риске психического заболевания, стать «переходными» от нормы к болезни, а могут и остаться единственными и максимальными проявлениями нервно-психических нарушений [8, 9]. Говоря об этом диатезе как о нозонеспецифическом предрасположении к психическому заболеванию, авторы выделяют тем не менее особые черты, так называемого «шизотипического диатеза» [2, 15]. Результаты исследования, проведенного А.А.Чумаченко [10], выявили, что проявления диатеза, наблюдаемые в анамнезе больных шизофренией, обнаруживаются и в анамнезе больных аффективными расстройствами, причем в тех же типологических вариантах, что и при шизофрении, На этом основании устанавливается, что привычный термин «шизофренический диатез» неадекватен обозначаемым им явлениям, ибо диатез оказывается нозонеспецефическим и может в таком виде рассматриваться только в рамках концепции «единого психоза» W. Griesinger. Полученные результаты согласуются с данными Н.С. Шейниной [11], которая наблюдала идентичные «ранние дисфункциональные состояния» у больных шизофренией, аффективными психозами, психогенными заболеваниями и у психически здоровых людей на момент обследования.

С целью выявления специфических преморбидных факторов риска (предикторов) манифестации/рецидивирования психозов шизофренического спектра в условиях психотравмирующего воздействия обследовано 320 больных (234 женщины и 86 мужчин), находившихся на стационарном лечении в участково-территориальных отделениях Московской городской клинической психиатрической больницы №1 им. Н.А. Алексеева в период с 2001 по 2010 годы. В соответствии с диагностическими критериями Международной классификации болезней 10 пересмотра (МКБ-10) в исследование включались больные, состояние которых удовлетворяло критериям рубрик F.25 «Шизоаффективное расстройство» (56,3% общей выборки) и F.20.0 «Параноидная шизофрения» (43,7% общей выборки). Главным критерием отбора пациентов в общую группу (213 больных) была достоверная анамнестическая информация о том, что психотическая симптоматика развилась в условиях хронического или острого психотравмирующего воздействия. Отдельно проводился набор больных в контрольную группу. У больных контрольной группы (107 пациентов) те же психотические состояния (F.25 и F.20.0) манифестировали или рецидивировали спонтанно без предварительной психогенной провокации. Распределение больных в основной и контрольной группах по социо-демографическим показателям (пол, возраст, образование, социо-профессиональный статус, семейное положение, материальный достаток), а также по таким клинико-динамическим характеристикам как возраст манифестации процесса, продолжительность заболевания, количество предшествовавших обострений, частота обострений и степень комплайнса оказалось статистически сопоставимым, что определило достаточную рандомизацию для проведения достоверных корреляционных исследований.

Изучение личностного преморбида и сравнение его особенностей в основной и контрольной группах показало достоверное преобладание эпилептоидных, психастенических, паранойяльных, истерических и циклоидных черт характера в преморбиде больных основной группы (таблица 1).

Каждый из отмеченных вариантов личностного преморбида в условиях психотравмирующей ситуации, декомпенсирующей «слабые» места соответствующей конституции, являл собой дополнительную «почву» для формирования устойчивых, труднокоррегируемых умозаключений (чаще персекуторного содержания).

Иными словами, отмеченные варианты личностной конституции предрасполагали к паранойяльному реагированию на стресс.

Таблица 8. Распределение больных по преморбидным конституциональным особенностям

Преморбидная структура личностиОсновная группа (n=213)Контрольная группа (n=107)
Астеники4,7%16,8%
Истерики13,1%*1,9%
Неустойчивые1,9%8,5%
Паранойяльные13,6%*3,7%
Психастеники17,4%*4,7%
Циклоиды22,1%*6,5%
Шизоиды16,0%57,0%*
Эпилептоиды11,2%*0,9%
Итого100,0%100,0%

«*» — Значение р

Источник: http://npar.ru/journal/2011/1/07-ap-shmilovich.htm

Преморбидные особенности личности при шизофрении

Вопрос 43 Преморбидные особенности личности при шизофрении.

Шизофрения – это прогредиентное психическое заболевание, с характерной для него диссоциацией в психической деятельности, т.е.

потерей единства психических функций, с быстро или медленно развивающимися изменениями личности особенного типа (снижение энергетического потенциала, прогрессирующая интравертированность, эмоциональное оскуднение) и разнообразными психопатологическими расстройствами, включая круги синдромов: астенические, аффективные, неврозоподобные, психопатоподобные, бредовые, галлюцинаторные, псевдогаллюцинаторные, гебефренические, кататонические, онейроидные.

Эндогенно-процессуальные расстройства (рубрика DSM «Шизофрения», «Шизоаффективное расстройство», «Шизотипическое рассройство») – группа хронических психических эндогенных расстройств, имеющий закономерный синдромокинез и синдромотаксис продуктивной и негативной симптоматики, протекающих с нарастанием негативной симптоматики, патогноманичными признаками которых являются дискордантные нарушения, интеллектуально-мнестические и эмоционально-волевые расстройства, развитие которых ведет к формированию специфического эмоционально-волевого дефекта 9прогрессирование аутизма, апатии, абулии) и операциональная диагностика которых осуществляется с использованием критериев рубрики «Шизофрения» ISD-10 и DSM-4R.

Истрия изучения шизофрении начинается со второй половины 19-го века, когда в 1871 году Геккером была описана гебефрения, а в 1890 году Кальбаум впервые упомянул о кататонии. С конца 19 века начинается эпоха корифеев психиатрии.

В 1911-1930 гг Блейером была описана патогноманичная для шизофрении симптоматика – дискордантное нарушение мышление, аутизм, амбивалентность, аффективные диссоциации, амбитендентность. В 1924 году ученным Бумке выделены ядерные формы шизофрении. Непрерывно-прогредиентная шизофрения описана Клейстом (1953 г.) и Леонгардрм (1960 г.).

В дальнейшем изучением клинической проблемой шизофрении занимались Кербиков, Снежневский, Наджаров, Тиганов, Жариков и другие ученные.

Шизофрения – довольно распространенное заболевание. Болезненность составляет от 1,9 до 10 на 1000 населения. Заболеваемость различна, в зависимости от пола: для мужчин 1,98; для женщин 1,85.

Отмечено, что непрерывно-текущей шизофренией страдают в большей степени мужчины.

Самая высокая заболеваемость приходится на подростковый и юношеский возраст, затем уровень заболеваемости снижается, однако шизофрения встречается в любом возрасте – от внутриутробного периода до глубокой старости.

Существует множество теорий развития шизофрении, однако ни одна из них не было принята как единственно возможная. 1. Дофаминовая теория, предложенная Карссоном. Определено, что у больных шизофренией лиц усилен синтез дофамина и повышена чувствительность дофаминовых рецепторов.

Структуры с высоким содержанием дофамина: нигро-стриарные, мезэнцефально-корковые и мезэнцефально-лимбико-корковые структуры. Наблюдается гиперчувствительность дофаминергических рецепторов в лимбической области и стриатуме. Происходит нарушение активности ГАМК (гамма-аминомаслянной кислоты), тормозной субстанции, влияющие на указанные рецепторы. 2.

Этиологическая роль токсических фактором определена в связи со сходством химических структур биогенных аминов и психомиметиков. Выяснилось, что структуры норадреналина и дофамина имеют много общего со структурой мескалина. В моче больных был выделен диметоксифенилэтиламин, что указывает на нарушение метилирования биогенных аминов. 3. Нарушение функции нейропептидов.

Нейропептиды являются основой межклеточного взаимодействия. К ним относят нейрогормоны, нейротрансмиттеры, нейромодуляторы, химические переносчики специфической информации.

Имеют место нарушения в 3-х группах нейропептидов: а) нарушение нейрогуморальной функции (вазопрессин, окситоцин, тиреотропин – рилизинггормон); б) нейротрансмиттерная функция нейропептидов заключается в изменении мембранных потенциалов (субстанция Р);

в) нейромодуляторная функция: эндорфины и энкефалины, сходные по структуре с опиатами, влияют на специфические рецепторы и обладают психотропным действием.

Имеются особые указания на генетические аспекты в наследовании шизофрении.

Важную роль в этом играет феномен ассортативной воронки браков, заключающийся в следующем: лица со сходным генотипом испытывают друг к другу сильное половое влечение, что в конце концов ведет к накоплению гомозиготных потомков в 3-4 поколениях.

Для шизофрении характерна полилокусная (полигенетическая) модель наследования с преобладанием рецессивных генов. Характерна неполная пенетрантность, транслокации 3 и 8 пар хромосом, концентрация патологических генов в 5 паре хромосом.

Вклад генетических факторов в развитии шизофрении достигает 87%, причем наследуется в основном тип течения и синдром. Риск заболеть шизофренией у родственника пробанда (человека, больного шизофренией):

родители – 14%, братья и сестры – 15-16%, дети 10-12%, тети и дяди – 5-6 %. Однако, кроме риска заболеть шизофренией у родственников есть повышенный риск других психических аномалий.

Факторы риска при шизофрении: 1. Фактор Х (возможно это перинатальная патология), который вызывает поражение головного мозга с расширением боковых желудочков в пубертате.

Считается, что если фактор Х не подействовал в этом периоде, то после пубертатного периода шизофрения не развивается. 2. Перинатальная патология. 3. Шизоидный тип личности. 4.

Шизофреногенная семья (конформный отец подавлен стеничной и деспотичной матерью). 5. Интоксикация каннабиноидами.

6. Зачатие ребенка в зимние месяцы.

Источник: https://fobii.org/shizofreniya/premorbidnye-osobennosti-lichnosti-pri-shizofrenii/

Uchebnik-free
Добавить комментарий