Римская патриархальная семья. Агнатическое родство

Римская семья. Состав и структура римской семьи. Агнатское и когнатское родство

Римская патриархальная семья. Агнатическое родство

Происхождение римской семьи.

Наиболее обширным родственным союзом являлась родовая община (familia gentilicia). Члены одного рода (gens) имели общего предка, носили общее имя этого предка, у них был общий родовой культ, жертвенник.

Имущественная дифференциация внутри рода с образованием государства способствует выделению из рода более мелких союзов — семей.

Определение семьи (familia) дал известный римский юрист Ульпиан (D. 50.16.195.1-2).

Он указал, что этот термин «имеет различные значения, так как может относиться и к вещам, и к лицам». Он также различал семью в узком, или строгом, смысле (proprio iure) и в широком — семью по общему праву (familia communi iure).

Ульпиан писал: «Семьей в строгом смысле слова мы называем совокупность лиц, находящихся под властью одного лица, подчиненных ему по рождению или по праву». «Семьей по общему праву (родства) мы называем семью всех агнатов… подчинявшихся власти одного лица, поскольку они происходят из одного дома и рода».

Ф. Энгельс определял римскую семью как «хозяйственную организацию известного числа лиц, подчиненную отцовской власти главы семьи».

Энгельс указывал на патриархальный характер римской семьи. Сущность патриархальной семьи состоит в том, что она представляет собой большую семейную общину, которая охватывала несколько несколько поколений потомков старшего предка по мужской линии вместе с их женами, детьми и рабами.

По своей сути древнейшая римская семья являлась строго патриархальной.

Она строилась на началах абсолютной власти главы семьи (paterfamilias) над женой, подвластными детьми, другими родственниками, рабами, кабальными работниками, а также над всем имуществом.

Структура внутрисемейных связей (родство) в патриархальной семье была основана не на кровной общности, а на принципе подчинения старшему мужчине в семье — домовладыке, отцу семейства (pater familias).

Такую систему родственных связей римские юристы называли агнатской.

Формальной основой агнатской семьи являлась система юридического подчинения — «отцовская власть» (patria potestas), поэтому родство в римской семье устанавливалось лишь по мужской линии.

Агнатское родство соответствует характеру древнеримской семьи, которая основывалась на подчинении власти одного владыки, — это родство по власти (agnatio). Агнаты между собой соединены гражданским родством (Гай, 3.10). Агнатское родство возникало по мужской линии. Гай писал: «Агнаты суть родственники, соединенные родством чрез лиц мужского пола:» (Гай, 1.156).

«Но те, которые соединены кровным родством чрез лиц женского пола, не суть агнаты…». Дочь, вышедшая замуж в другую семью, становилась юридически чужой своей прежней семье, так как, подпадая под власть нового домовладыки, она становилась агнатской родственницей новой семьи. В то же время усыновленный становился агнатским родственником семьи усыновителя.

Цивильным правом признавался только этот вид родства.

Родство по крови (cognatio) — когнатическое родство первоначально вообще не принималось во внимание.

Юридическое значение оно получает только в преторском праве. По мере ослабления патриархальных устоев семьи когнатское родство приобретало все большее значение. В Юстиниановом праве оно полностью вытеснило агнатское.

Когнатское родство римляне определяли по линиям и степеням.

Лица, происходящие одно от другого (отец и дочь), называются родственниками по прямой линии.

По восходящей линии — это родственники от потомка к предку (отец, дед, прадед); по нисходящей линии — это родственники от предка к потомку (прадед, дед, отец).

Лица, происходящие от общего предка (дядя и племянник, брат и сестра), называются родственниками по боковой линии.

Боковое родство могло быть полнородным, если и мать, и отец общие; и неполнородным: если общая мать, то оно называлось единоутробным; если общий отец — единокровным.

Степень родства определялась числом рождений, отделяющих родственников друг от друга. Мать и сын — родственники 1-й степени, дед и внук — 2-й степени.

Различалось также свойство, отношение одного супруга к когнатам другого (свекор, теща, зять), которое принципиального значения не имело..

Брак и его виды. Заключение и прекращение брака.

В Институциях Юстиниана закреплено, что «Брак, или так называемый матримоний, представляет собой союз мужчины и женщины, предполагающий общность жизни». Классический юрист Модестин характеризует брак как «союз мужа и жены, объединение всей жизни, общение в праве божественном и человеческом» (D. 23.2.1).

Из приведенных определений видно, что римляне признавали моногамный брак.

Они различали настоящий, законный римский брак, в который могли вступать только лица, имевшие ius conubii. Только от такого брака дети считались законными и подлежали отцовской власти, имели право наследования.

Союз между лицами, не имевшими ius conubii, являлся незаконным браком. Он не имел указанных выше правовых последствий, хотя и дозволялся законом.

Постоянное внебрачное сожительство мужчины и женщины, сопряженное с ведением общего хозяйства, но без обоюдного намерения вступить в брак назывался конкубинатом. Данное сожительство имело место в тех случаях, когда брак между определенными категориями лиц в силу норм цивильного права был невозможен.

Сожительница (конкубина) не разделяла социального состояния сожителя. С развитием права дети от конкубината получают некоторые права.

Сожительство между рабами, между рабами и свободными вообще не имело никакого значения.

Чтобы брак был признан действительным, имеющим юридическую силу, он должен был отвечать определенным условиям.

Римский юрист Ульпиан писал: «Брак является законным, если между теми, кто его заключил, существует право на законный брак, если и мужчина, и женщина достигли брачного возраста, если получено их согласие как лиц «своего права» или же если они являются подвластными лицами, то и согласие их родителей» (Ульпиан, Ер. 5.2

Право заключения законного брака (ius conubii) первоначально принадлежало только римским гражданам и latini veteres.

В разные исторические периоды законами вводились различные ограничения для заключения некоторыми лицами законного брака.

Так, до Закона Канулея 445 г. до н.э. были запрещены браки между патрициями и плебеями. До Закона Августа 18 г. до н.э. был запрет на браки между вольноотпущенниками и свободнорожденными.

Препятствием к заключению брака являлось родство по прямой линии без ограничений и по боковой с различными ограничениями в зависимости от изменявшегося законодательства.

Запрещались браки между сенаторами и либертинами, сенаторами и актрисами; между опекуном и подопечной; между проконсулом провинции и жительницей этой провинции;

Браки, заключенные в нарушение установленных запретов, подлежали аннулированию. Никаких правовых последствий такие браки не влекли.

В постклассическом праве термин ius conubii теряет свое значение и перестает употребляться.

Брачный возраст был установлен с 12 лет — для женщин, с 14 лет — для мужчин.

Согласие на брак в древнейшее время требовалось от домовладыки и жениха в том случае, если он являлся persona sui iuris. Позже стало требоваться согласие подвластных жениха и невесты, их домовладык, а со стороны жениха дополнительно согласие того лица, под отеческой властью которого он мог оказаться в случае смерти paterfamilias.

Позже в ряде случаев детям было предоставлено право вступать в брак и без согласия paterfamilias.

Заключению брака предшествовала помолвка, которая, по определению Флорентина, «есть предложение и обещание будущего брака» (D. 23.1.1). Совершалась она посредством двух стипуляций. Как писал Ульпиан: «Помолвка (sponsalia) так называется от слова обещать (spondere); поскольку у древних был обычай стипулировать и через торжественное обещание приобретать себе жен» (D. 23.1.2).

Заключалась она между paterfamilias невесты и женихом или его paterfamilias. В случае нарушения соглашения виновный мог быть подвергнут наказанию за нанесенный ущерб.

В постклассический период при помолвке была введена практика внесения залога или свадебного задатка.

По Юстинианову праву расторжение помолвки без достаточного основания влекло за собой для виновного имущественную ответственность в виде потери данного задатка или обязанности возврата задатка в двойном размере.

Древнейшим браком, характерным для патриархального строя, был cum manu. Жена в этом браке подпадала полностью под власть мужа или его домовладыки, если муж был подвластным лицом. Это распространялось как на ее личность, так и на ее имущество. Юридически она становится дочерью. Она перестает быть агнаткой своей прежней семьи и становится агнаткой мужа и его семьи.

Как указывал Гай, «переход под власть мужа совершался тремя способами: давностью, жертвенным хлебом и куплею» (Гай, 1.110).Выделялся такой способ как usus. Гай пишет о нем:

«Посредством давностного сожительства вступала во власть мужа та женщина, которая в продолжение целого года оставалась беспрерывно супругою, сделавшись вследствие как бы годового владения собственностью мужа…» (Гай, 1.111).

В среде патрициев применялся конфареационный способ заключения брака:

По словам Гая «конфареационным образом женщины вступают во власть мужа через некоторого рода священнодействие, которое совершается невестой и при котором употребляется пшеничный хлеб, — почему этот торжественный обряд брака называется также confarreatio» (Гай, 1.112). Этот обряд совершался в присутствии 10 свидетелей и жрецов, сопровождался торжественными словами.

В среде плебеев примянялась coemptio — обряд символической продажи.

Гай писал: «что касается «купли», то на основании ее женщины вступают во власть мужа путем манципации, т.е. на основании символической продажи, в присутствии на менее пяти свидетелей из совершеннолетних римских граждан, а также весовщика, покупает жену тот, под чью власть она переходит» (Гай 1.113).

Помимо брака под мужней властью Законы XII Таблиц указывают на существование другого брака — sine manu, при котором жена не находилась под властью мужа.

В Таблице VI закреплено, что «женщина, не желавшая установления над собой власти мужа [фактом давностного с нею сожительства], должна была ежегодно отлучаться из своего дома на три ночи и таким образом прерывать годичное давностное владение [ею]». Это должно было повторяться ежегодно.

При этом брак sine manu не менял юридического положения жены. Она сохраняла свое прежнее семейное положение, продолжая оставаться persona sui iuris, если была таковой до брака, или оставалась подвластной своему отцу и была юридически чужой своим детям и мужу. В браке sine manu она оставалась агнаткой своей прежней семьи. В имущественном отношении жена не зависела от мужа.

Возникнув позже брака cum manu, брак sine manu в течение 200-300 лет существует параллельно ему. Во 2-й половине республики брак sine manu становится преобладающим, а в эпоху классических юристов — единственным видом брака.

В позднейшее время он заключался путем простого соглашения вступающих в брак, после чего жена переселялась в дом мужа.

Отличие брака sine manu от конкубината состоит в том, что он заключался с намерением создать семью, воспитывать детей.

До того как было введено Львом Философом в новелле 89 церковное венчание, было иногда трудно доказать, что заключен брак. Законами Феодосия II и Валентиниана III было установлено, что если в сожительство вступают лица равного общественного положения, то в случае сомнения исходят из того, что они заключили брак.

Источник: https://studopedia.su/9_39702_rimskaya-semya-sostav-i-struktura-rimskoy-semi-agnatskoe-i-kognatskoe-rodstvo.html

Глава 1 Римская патриархальная семья (Familia): Римская семья (familia) является патриархальной: она характеризуется

Римская патриархальная семья. Агнатическое родство

Римская семья (familia) является патриархальной: она характеризуется выраженной властью домовладыки, главы семейства (pater familias) и патрилокальним браком, когда жена приходит в дом к мужу. Цель семьи — самовоспроизводство.

В древности семейство строилось на эсхатологическом убеждении, выразившемся в культе предков (sacra familiares), которые почитались членами familia, и ретроспективном счете родства — adgnatio (прирождение: “adgna- tus” — “рожденный после”), принимавшем во внимание только лиц, объединенных общим семейным культом.

Главенство старшего агната — мужского родственника, считавшегося ближайшим к предкам членом семейства (adgnatus proxi- mus), в семейном культе, его медиативная роль посредника между предками и живыми, только еще идущими к перевоплощению, его ответственность за продолжение семейства фиксируются правом как власть (potestas) над всем комплексом лиц и имущества, объединенным генеалогической идеей, — familia. Состояние свободных домочадцев во власти домовладыки (patria potestas) выражает их принадлежность к семейству. Агнатами считаются лица, связанные совместным состоянием во власти домовладыки; усыновленные и супруга, перешедшая во власть мужа (и тем самым в его семейство), становятся агнатами другим членам familia; эманципированные из-под власти домовладыки покидают familia и утрачивают агнатскую связь с данным семейством.

Уже в предклассическую эпоху — с утверждением идеи отцовства — господствующим типом семейного объединения становится малая патриархальная семья (familia proprio iure — семья по собственному праву), когда со смертью актуального домовладыки все его непосредственные нисходящие оказываются главами собственных семей.

Семья этого типа, таким образом, редко объединяет более трех поколений агнатов.

Малая семья ориентирована на продолжение существования во времени отдельного мужчины, который воплощается в своих детях, и выражает отказ от ретроспективного мышления и связанной с ним семейной солидарности, но по-прежнему строится на патриархальном принципе и агнатическом родстве.

Представление о первоначальном единстве семейной группы, сохранявшемся независимо от смены домовладык, удержалось в институте capitis deminutio minima — умаления правоспособности в связи с прекращением агнатской связи (Gai., 1,162) и в наименовании агна- тической группы — familia communi iure (omnium adgnatorum) — семья по общему праву (семья всех агнатов), тогда как собственно семьей уже считалась familia proprio iure.

Ulp., 46 ad ed., D. 50,16,195,2: lure proprio familiam dici- mus plures personas, quae sunt sub unius potestate aut natura aut iure subiectae, ut puta pat- rem familias, matrem familias, filium familias, filiam familias quique deinceps тлеет eorum sequuntur, ut puta nepotes et neptes et deinceps.

pater autem familias appellatur, qui in do- mo dominium habet, recteque hoc nomine appellatur, quam- vis filium non habeat: non enim solam personam eius, sed et ius demonstramus: denique et pupillum patrem familias appeUamus.

et cum pater familias moritur, quotquot capita ei subiecta fuerint, singulos familias incipiunt habere: singuli enim patrum familiarum nomen subeunt. idemque eveniet et in eo qui emancipatus est: nam et hie sui iuris effectus pro- priam familiam habet.

communi iure familiam dicimus omnium adgnatorum: nam etsi patre familias mortuo singuli singulos familias habent, tamen omnes, qui sub unius potestate fuerunt, recte eiusdem familiae appeUabuntur, qui ex eadem domo et gente proditi sunt.

Семьей no собственному праву мы называем множество лиц, подчиненных единой [отцовской] власти или по природе, или по праву, как, например, отец семейства, мать семейства, сын семейства, дочь семейства и те, кто далее следуют за ними, как, например, внуки и внучки и так далее.

Отцом семейства называется тот, кто имеет в доме господств о, и он правильно называется этим именем, хотя бы он не имел сына; ведь мы показываем [этим словом] не только его лицо, но и право: поэтому и малолетнего называем отцом семейства.

И со смертью домовладыки, сколько бы лиц ни находилось у него в подчинении, они получают собственные семьи: ибо отдельные лица принимают титул домовладыки. То же самое происходит и с тем, кто эман- ципирован из семьи: ведь и он, став самовластным, обладает собственной семьей.

Семьей по общему праву мы называем семью всех агнатов: ибо хотя со смертью домовладыки отдельные лица получают отдельные семьи, однако всех, кто пребывал под одной властью, будет правильно назвать членами одной семьи, раз они происходят из одного дома и рода.

Смена статуса, когда лицо alieni iuris становится persona sui iuris, происходит у ближайших нисходящих со смертью домовладыки без capitis deminutio minima, без утраты adgnatio. Несмотря

на то, что они обладают собственными familia — что фиксирует наличие автономии личности (ius), статуса pater familias250, — они сохраняют права, связанные с принадлежностью к одной агнатс- кой группе, которая в древности только и считалась familia.

В условиях господства малой семьи adgnatio становится абстрактной связью, соединяющей всех, кто ретроспективно мог бы состоять под властью общего домовладыки. Это “родство по власти”, говоря словами русского романиста начала XX в. И.

Покровского, осмысливается в новых условиях как кровное родство по мужской линии, поскольку женщина не могла быть домовладыкой и не могла репродуцировать агнатскую связь.

Неизбежное искажение при таком взгляде — эманципированный из семьи родной сын домовладыки не является агнатом (Gai.

, 1,163) — связано с тем, что идея кровного родства — cognatio (со-рождение: “cognati” — “рожденные вместе”) чужда древней патриархальной семье: ее члены мыслят себя как группу лиц, связанных общностью принадлежности к единому организму и общностью происхождения от прародителя (ex eadem domo et gente proditi), а не от актуального домовладыки.

Принцип счета родства у римлян исходит из стабильности и определенности прародителя, когда смена домовладыки не сказывается на структуре семейства: степень родства между его членами исчислялась по числу рождений до общего предка и обратно.

Так, в первой степени родства состоят непосредственные нисходящие и восходящие (отец и сын), родные братья — уже во второй степени, как дед и внук, двоюродные братья — в четвертой степени (два рождения до общего деда и два обратно). Эта же система счета прилагается к кровным родственникам, поскольку в малой семье аг- натство и когнатство совпадают.

Ретроспективная ориентация агнатской связи отражала ирре- левантность отцовства и нисходящей линии (stirps, колено) от любого актуального домовладыки.

Ближайшим агнатом (adgnatus proximus), который становился преемником на посту домоадады- ки, опекуном по закону и куратором в случае безумия домовладыки, считался ближайший к предкам, к прародителю, то есть обычно представитель того же поколения, к которому принадлежал и актуальный домовладыка, а в случае отсутствия такого лица — старший в следующем поколении. С утверждением малой семьи агнатический принцип искажается, поскольку точкой отсчета при определении степени близости выступает конкретное лицо (singulus), значимое при индивидуалистическом подходе к отношению. Теперь ближайшим агнатом домовладыки считается сын (“Filius patri adgnatus proximus est”, — Pomp., 30 ad Q.Muc., D.38,16,12), а на практике — брат данного лица (Gai., 3,10—11; Ulp., 26,1), поскольку агнатская связь как таковая получала значение при отсутствии нисходящих в данной малой семье.

Преобладающее значение кровного родства в социальном сознании получило юридическое выражение в деятельности претора, призывавшего к наследованию ближайших когнатов в ущерб агнатам (скажем, эманципированных из семьи детей), и в законах Августа о судопроизводстве, запрещавших когнатам быть судьями по делам своих родственников. В правосознании классической эпохи cognatio занимает центральное место, так что adgnatio стала мыслиться как особая cognatio (по мужской линии), гражданское родство (Gai., 1,156; PauL, D.38,10,10,4; Mod. D.38,10,4,2).

Gai., 3,10:

Vocantur autem agnati, qui Агнатами называются me, кто legitima cognatione iuncti связаны законным родством. За- sunt. legitima autem cognatio конным же родством является то, est еа, quae per virilis sexus которое составляется посредст- personas coniungitur. вом лиц мужского пола.

Соотношение между двумя видами родства — законным и естественным — конструировалось по схеме “genus — species” (род — вид): кто является агнатом, является и когнатом, но не наоборот (D.38,10,10,4).

Даже усыновление стало считаться способом создания cognatio, которая — в отличие от нефиктивной cognatio — рушилась с выходом из семьи усыновителя, поскольку основанием для уподобления оставалась adgnatio (D.

1,7,23; 38,8,1,4).

Основанная на идее принадлежности агнатическая семья в древности объединяла в основном кровных родственников, и adgnatio исчерпывала собой социальный опыт осмысления отношений родства.

Эта двойственность сказалась на специфике усыновления, к которому предъявлялись требования подражания природе (скажем, младшему по возрасту запрещалось усыновлять старшего, — Gai., 1,102; 106), но в то же время усыновлять могли кастраты (Gai., 1,103; D.1,7,2,1; 1,7,40,2) и холостяки (D.1,7,30).

Неправомочность усыновления со стороны женщин (позже отмененную рескриптом принцепса, — D. 1,7,21) Гай объясняет тем, что они не могут иметь in роtestate и естественных детей (Gai., 1,104).

Усыновление осуществлялось двумя способами: или по решению народа, или властью магистрата (“aut populi auctoritate aut imperio magistratus”, — Gai, 1,98).

Древнейший вид усыновления — adrogatio — заключался в переходе одного домовладыки во власть другого (как если бы он был им порожден в законном браке, — Gell, 5,19,9) с соответствующим поглощением его familia семейством усыновителя, когда дети усыновленного становились внуками усыновителя (D.1,7,15 рг; Gai., 1,107). Акт разворачивался в куриатных коми- циях и утверждался всем коллективом квиритов.

Перед магистратом совершается adoptio251 — усыновление чужого подвластного, который таким образом переходил из своей familia в familia усыновителя. Процедура строилась на основе разработанного понтификами способа вывода подвластного из-под власти домовладыки посредством трех манципаций третьему лицу — emancipatio (см. ниже).

На последнем этапе, когда трижды манципированный подвластный выходил из-под власти своего домовладыки, усыновитель заявлял перед претором свои права на подвластного.

Ответчик — сам домовладыка, которому вышедший из-под его власти подвластный передавался in mancipio, или третье лицо, у которого тот находился in mancipio после третьей манципа- ции, — не возражал, и магистрат подтверждал (addicere) претензию усыновителя на стадии in iure (Gai, 1,134).

Если в усыновление отдавался внук или подвластная женского пола, для вывода которых из- под patria potestas было достаточно одной манципации, виндикация усыновителя следовала после первого же фидуциарного отчуждения лица, предназначенного в усыновление.

Источник: https://uchebnikfree.com/rimskoe-pravo/rimskaya-patriarhalnaya-semya-26896.html

Римская семья эволюция семейных отношений патриархальная семья

Римская патриархальная семья. Агнатическое родство

Римская семья эволюция семейных отношений патриархальная семья

Семья- ячейка общества. От благополучия каждой отдельной семьи будет в конечном итоге зависеть благополучие и поступательное развитие общества и государства в целом. Следовательно, роль ее достаточно велика, и ее нельзя не учитывать при тщательном анализе какой- либо исторической ситуации.

Семья – familia – в римском обществе носила характер патриархальный и патрилокальный. Дом – это прежде всего дом мужадомовладыки, власть которого распространена на всех подвластных.

Отец классической семьи (pater familias), которая в древности объединяла представителей нескольких поколений и была хозяйственной единицей, имел неограниченную власть над своими домочадцами – ius vitae et necis.

Родство исчислялось ретроспективно, по поколениям по отцовской линии (adgnatio – рожденный после). Главой семьи был старший агнат, ближайший к предкам. Он считался «отцом семейства», даже если сам был малолетним. Идея кровного родства (cognatio) чужда древней патриархальной семье.

Эмансипированный сын, например, не являлся агнатом отца, приемный же, напротив, являлся.

Римский семейный строй Гай считал настолько нетипичным, что называл его «исключительным достижением» римского народа. Что позволяло ему говорить таким образом?

Во- первых, несомненно, та власть, которую отец семейства имел над детьми, внуками и правнуками, над женой, находившейся на положении дочери и всеми домочадцами в совокупности.

Рим начал свою историю в области семейного права с моногамной семьи, основой которой и была patria potestas. В этой семье решающим моментом было подчинение членов семьи власти одного и того же paterfamilias.

Все они именуются sui — «свои», тогда как отец семейства- sui iuris»сам себе господин», «полноправный»

Другое отличие римской семьи состояло в том, что на первый план выдвигалась не кровная связь между paterfamilias и его подвластнымисвязь когнатическая, но связь юридическая- по римской терминологии агнатическая.

В состав агнатической семьи входили: его жена in manu mariti, его дети in patria potestate, жены сыновей, состоящие в браке cum manu и подчиненные не власти своих мужей, которые сами были подвластны paterfamilias , а власти этого последнего, и, наконец, все потомство подвластных сыновей. В этой семье только paterfamilias является вполне правоспособным лицом, persona sui iuris. Никто из остальных членов семьи personae alieni iuris полной правоспособности не имеет.

Третья особенность заключалась в том, что термином familia обозначались не только агнаты, но и принадлежащие семье рабы, скот и даже вещи неодушевленные. По свидетельству А. Косарева, рабовладельцы стремились как- то привязать раба к дому, даже создать ему некое подобие семьи.

В древнейшее время власть paterfamilias над женой и детьми и по существу мало отличалась от его прав на раба.

Существенное отличие patria potestas от права собственности на раба проявлялось лишь в момент смерти paterfamilias: право собственности на раба переходило к наследнику paterfamilias в то время, как лица, бывшие in patria potestate, переживали capitis deminutio, которая в данном случае означала не умаление прав, а изменение семейного состояния, заключавшееся для некоторых из членов семьи (для сыновей умершего) даже в приобретении полной правоспособности.

Понимание таких понятий как агнатическое и когнатическое родство очень важно: без этого строй семейных отношений в Риме останется непонятным.

Подчинением власти одного и того же paterfamilias определялось и первоначальное родство, так называемое агнатическое родство.

Поэтому дочь, выходившая замуж и поступавшая под власть нового домовладыки, переставала быть агнаткой своего отца, братьев и т. д.

Явившееся следствием развития производственных отношений разложение патриархальной семьи привело к тому, что все большее значение приобретало родство по крови, так называемое когнатическое родство. Это приближало римскую семью к ее современной модели.

Семья образуется посредством брака. Классический юрист Модестин определял брак как «союз мужчины и женщины, соединение всей жизни, общность божественного и человеческого права. » Это идеалистическая трактовка брака не соответствовала реальному положению вещей: даже в классический период женщина была далеко не равноправным товарищем мужа.

Как проявление требований «человеческого права» брачный союз подчиняется установлениям гражданского права, как проявление требований «божественного права» брачный союз должен отвечать высшим предписывающим требованиям морального и религиозного характера, предпосланным человеческому праву.

Вплоть до Юстиниана римское семейное право различало matrimonium iustum, законный римский брак между лицами, имеющими ius conubii, и matrimonium iuris gentium между лицами, такого права не имеющими. От брака следует отличать конкубинатдозволенное законом постоянное (а не случайное) сожительство мужчины и женщины, однако не отвечающее требованиям законного брака

Конкубина не разделяла социального состояния мужа, дети от конкубины не подпадали под его patria potestas. Вопреки тому, что в целом римская семья являлась моногамной, мужчина в республиканскую эпоху мог состоять в законном браке с одной женщиной и одновременно в конкубинате с другой.

В доюстиниановом праве различали два вида брака, совершавшегося в разных формах, порождавшего разные по содержанию имущественные и личные отношения супругов и даже неодинаковое правовое положение матери в отношении детей, и прекращавшегося в разном порядке.

Первым видом был брак cum manu mariti, т. е. брак с мужней властью, в силу которой жена поступала либо под власть мужа, либо под власть домовладыки, если сам муж был подвластным лицом.

Вступление в такой брак неизбежно означало capitis deminutio жены: если до брака жена была persona sui iuris, то после вступления в брак cum manu она становилась persona alieni iuris.

Если до брака она была in potestate своего отца, то, вступив в этот вид брака, она подпадала под власть мужа или его paterfamilias, если муж был под властью отца, и становилась агнаткой семьи мужа.

Второй вид брака- sine manu mariti, при котором жена оставалась подвластной прежнему домовладыке либо была самостоятельным лицом.

Внешне этот вид брака похож на конкубинат, но, в отличие от последнего, обладал особым намерением основать римскую семью, иметь и воспитывать детей. Брак sine manu следовало возобновлять ежегодно.

Прожив в течение года в доме мужа, жена автоматически подпадала под его власть- по давности.

Стремясь парализовать неустойчивость брачных отношений и злоупотреблением свободы развода, Август внес ряд значительных изменений в семейное право.

Была установлена уголовная ответственность за нарушение супружеской верности, введены некоторые имущественные ограничения для мужчин в возрасте от 25 до 60 лет и для женщин в возрасте от 20 до 50 лет, не состоявших в браке и не имевших детей.

Эти и некоторые другие меры не поколебали основной концепции брака sine manu как свободно устанавливаемого и свободно прекращаемого союза мужа и жены.

Источник: https://present5.com/rimskaya-semya-evolyuciya-semejnyx-otnoshenij-patriarxalnaya-semya/

Uchebnik-free
Добавить комментарий