Проблема учреждения опричнины и оценка ее последствий в отечественной историографии.

Оценки опричнины

Проблема учреждения опричнины и оценка ее последствий в отечественной историографии.

Оценки опричнины Ивана Грозного современными историками, как правило, носят негативный характер. И это не удивительно. Ведь в такой сложный период русской истории царь не только не постарался облегчить жизнь простому народу, но и наполнил её постоянным страхом за свою жизнь.

Сегодня исследователи выделяют следующие последствия царской опричнины, которые и являются предпосылкой такого отношения:

  • Усиление влияния дворянского класса, а также ослабление власти бояр и князей. Фактически, вся «верхушка» была расколота опричниной на дворян и остатки бояр.
  • Среди положительных аспектов стоит выделить централизацию Москвы и окружение её раздробленными княжествами. Однако, путь к централизации, выбранный Грозным, был разорительным и гибельным для всего государства.
  • В результате опричнины было ликвидировано множество экономически независимых от государства собственников, которые в будущем могли стать основой формирования развитого гражданского общества.

Результаты опричнины

К примеру, исследователь Кобрин отмечал, что писцовые книги, появившиеся в первые десятилетия после отмены Иваном опричнины создают у читающего их впечатление, что государство столкнулось не с внутренними проблемами, а с огромной мощной внешней угрозой или вражеским нашествием. Многие псковские летописи того исторического периода дают ясно понять, что в результате опричнины было опустошено около 90 процентов всей территории русской земли. Особенно тяжело пришлось, испытавшим на себе гнев Ивана Грозного, новгородским землям.

  • Путём усиления государственной власти были ослаблены позиции общества.

Не обладая структурированным планом действий, двор и опричнина продолжали всячески направлять свои усилия к укреплению царской личной власти в государстве.

  • Государство опустело, напуганные жестокостью опричников люди старались бежать в более спокойные области, располагающиеся на границе страны.

Согласно летописям, обычным крестьянам стало сложно работать из-за нашествий царских опричников, которые грабили, избивали людей, уничтожая их рабочий инвентарь и посевы. Кроме того, оставляли на произвол судьбы крестьян и земли даже помещики. Немного позже для того чтобы избежать подобных побегов в государстве были введены «Урочные лета», ставшие началом закрепощения крестьян.

  • Итогом опричнины также стало ослабление военной мощи России и её внешнеполитических позиций на мировой арене.

Всё вышеперечисленное стало очевидным накануне упразднения опричнины, когда опричное войско Грозного показало свою полную бесполезность в результате набега на столицу крымских татар.

  • Прямым последствием опричнины царя Ивана Васильевича для государства стала так называемая Смута.

Разбитая и разграбленная страна в результате опричнины, в которой осталось мало людей, не могла быстро восстановиться ни в социальном, ни в экономическом плане.

Современный взгляд на опричнину

Несмотря на эти очевидные последствия в 2019 году исторические оценки опричнины разнятся. Быть может, всё дело в том, все эти годы никто достоверно не знает, какова была настоящая сущность опричнины.

Большинство видят в опричной политике Грозного попытки искоренить государственные измены, другие – последствия тяжёлых утрат и характера самого царя. Вот несколько распространённых оценок данного явления.

  1. Опричнина являлась целенаправленной политикой, суть которой заключалась в искоренении пережитков прошлого, усилении государственной власти и борьбы с представителями правящей аристократии. Так данную политику оценивал С. Платонов.
  2. Опричнина стала итогом нестабильного психического здоровья Ивана Грозного. То есть, по факту, в опричнине не нужно искать ничего рационального и она – лишь проявление помешательства государя на изменах и заговорах. Во многом, эта политика похожа на обычные действия испугавшегося человека с нестабильной психикой.
  3. В период ведения затянувшейся Ливонской войны царь осознавал, что государство может победить и выйти к Балтике только с дополнительными ресурсами. В последствии это обернулось в конфискацию земель и имущества жителей России. Таким образом, царь пытался перекрыть расходы внешней политики агрессивной внутренней политикой, что уже не однократно делалось и до него правителями Руси.
  4. Согласно другой оценке историков, опричнина являлась определённым духовным братством, аналогией которому можно противопоставить монастырь. Исследователи предполагают, что Грозный всерьёз ожидал предсказанного окончания мира или же Конца Света. При этом, опричное войско правителя России выступало в качестве авангарда, а сам царь – вершителем страшного суда. Есть некоторые письменные упоминания Ивана, по которым можно судить, что, прибегая к жестоким наказаниям «нечестивых», он полагал очистить их души для загробной жизни. Как видим, эта оценка прямо перекликается с предыдущей.

-лекция: оценки опричнины

Источник: https://fox-calculator.ru/history/otsenki-oprichninyi/

Опричнина в отечественной историографии

Проблема учреждения опричнины и оценка ее последствий в отечественной историографии.

Начиная с Андрея Курбского, написавшего “Историю о великом князе московском”, и авторов “Хронографа” (XVIIв.), многие русские историки -Карамзин, Ключевский и др.

— придерживались концепций “двух Иванов”: мудрого государственного деятеля-реформатора в первой половине правления и кровавого тирана — во второй.

Опричнина трактовалась как прихоть полубезумного деспота, лишенная государственного смысла.

Карамзин списывает недостатки Грозного на плохое воспитание, потерю супруги и «наущения» иноземцев, плохое отношение к нему боярства. Карамзин признает Ивана IV тираном, но при этом пытается его оправдать.

Иван IV в первой половине царствования блестящий царь, сопоставим с Иваном III (создал Уложение, земское войско), во второй половине – кровавый тиран, довел самодержавие до предела. Карамзин недоволен и народом, который не выступил против тирании.

В опричнине винит и тех, кто не сделал ничего для ее предотвращения, потакал Грозному.

Опричнину он считает причиной Смуты, а итоги правления Грозного признает разрушительными.

Ключевский: положительное значение Ивана не так велико, как можно было бы думать, судя по его замыслам, по шуму, какой производила его деятельность. Он больше задумывал, чем сделал.

Жизнь Московского государства и без Ивана устроилась бы так же, как она строилась до него и после него, но без него это устроение пошло бы легче: важнейшие политические вопросы были бы разрешены без тех потрясений, какие были им подготовлены. Важнее отрицательное значение этого царствования: он не был государственный делец.

Одностороннее, себялюбивое и мнительное направление его политической мысли при его нервной возбужденности лишило его практического такта, политического глазомера, чутья действительности, и, успешно предприняв завершение государственного порядка, заложенного его предками, он незаметно для себя самого кончил тем, что поколебал самые основания этого порядка.

Карамзин преувеличил очень немного, поставив царствование Ивана — одно из прекраснейших по началу — по конечным его результатам наряду с монгольским игом и бедствиями удельного времени. Вражде и произволу царь жертвовал и собой, и своей династией, и государственным благом.

В середине XIX века в русской историографии ведущим направлением стала так называемая государственная школа. Ее представители рассматривали исторический процесс с точки зрения становления государственности. Все, что способствовало упрочнению государства, признавалось положительным, так как в государственной власти видели движущую силу истории.

Деятельность Грозного, по мысли Соловьева, сводилась к замене старых “родовых, семейных начал” новыми, “государственными”, и Иван IV в этом преуспел. Однако Соловьев осуждал жестокость Ивана Грозного.

«Человек плоти и крови, он не сознавал нравственных, духовных средств для установления правды и наряда или, что еще хуже, сознавши, забыл о них; вместо целения он усилил болезнь, приучил еще более к пыткам, кострам и плахам; он сеял страшными семенами, и страшна была жатва — собственноручное убийство старшего сына, убиение младшего в Угличе, самозванство, ужасы Смутного времени». “Не произнесет историк, — писал он, — слово оправдания такому человеку”.

Другие отбрасывали моральные оценки личностей XVI века как “ненаучные” и “неисторические”. По мнению К.Д. Кавелина, “опричнина — учреждение, оклеветанное современниками и непонятное потомству”, имело государственный смысл.

Выдающийся историк конца XIX в. — начала XX в. С.Ф. Платонов считал, что содержанием царствования Ивана IV является борьба царя и дворянства с главным тормозом на пути к централизации — боярством. Реформ 50-х гг. XVI века было недостаточно, и потребовалось организованное в масштабах страны насилие — опричнина.

Крупные бояре — вотчинники рассматривались как сторонники “удельной системы”, т.е. раздробленности. Царь, опиравшийся на мелких и средних помещиков – боярских детей и дворян, олицетворял централизаторские тенденции.

Опричнина была тем шагом, который ослаблял экономические и политические позиции боярства, укрепляя положение мелких и средних служилых людей, царскую власть и в итоге завершил централизацию России. (Из Платонова: В учреждении опричнины вовсе не было «удаления главы государства от государства», как выражался С. М.

Соловьев; напротив, опричнина забирала в свои руки все государство в его коренной части, оставив «земскому» управлению рубежи, и даже стремилась к государственным преобразованиям, ибо вносила существенные перемены в состав служилого землевладения.

Уничтожая его аристократический строй, опричнина была направлена, в сущности, против тех сторон государственного порядка, которые терпели и поддерживали такой строй. Она действовала не «против лиц», как говорит В. О.

Ключевский, а именно против порядка, и потому была гораздо более орудием государственной реформы, чем простым полицейским средством пресечения и предупреждения государственных преступлений.

Говоря так, мы совсем не отрицаем тех отвратительно жестоких гонений, которым подвергал в опричнине Грозный царь своих воображаемых и действительных врагов. Итак, опричнина была первой попыткой разрешить одно из противоречий московского государственного строя.

Она сокрушила землевладение знати в том его виде, как оно существовало из старины.

Посредством принудительной и систематически произведенной мены земель она уничтожила старые связи удельных княжат с их родовыми вотчинами везде, где считала это необходимым, и раскидала подозрительных в глазах Грозного княжат по разным местам государства, преимущественно по его окраинам, где они превратились в рядовых служилых землевладельцев. Если вспомним, что рядом с этим земельным перемещением шли опалы, ссылки и казни, обращенные прежде всего на тех же княжат, то уверимся, что в опричнине Грозного произошел полный разгром удельной аристократии. Правда, она не была истреблена «всеродно», поголовно: вряд ли это и входило в политику Грозного, как склонны думать некоторые ученые; но состав ее значительно поредел).

В 30 — 50-е гг. данная теория оставалась господствующей, т.к. импонировала лично Сталину. Подчеркивая прогрессивный характер опричнины, фигуры Ивана Грозного, Сталин тем самым не только оправдывал свой собственный террор, но и, определенным образом внедрял в массовое сознание культ мудрого, беспощадно сметающего на своем пути многочисленных и коварных изменников. В 70 — 80-е гг. В.Б.

Кобрин в ряде работ доказывал, что боярство не являлось аристократической оппозицией централизаторским силам. В отличие от западоевропейских графов и прочих крупных феодалов русские бояре не имели замков и компактно расположенных в одной местности владений.

Принадлежащие им деревни были разбросаны по 5 — 6 уездам, и возврат к удельному сепаратизму серьезно угрожал бы хозяйственным интересам бояр.

Кобрин также заметил, что все централизаторские реформы XV — XVI вв. совершались по “приговору Боярской думы”, т.е. были разработаны монархом в союзе с верхами боярства. Следовательно и политически боярство было заинтересовано в централизации.

И наконец, вопрос о направленности опричного террора. В XVI в. помещиками и вотчинниками являлись как бояре, так и дети боярские и дворяне. Изучив земельные владения опричнины и земщины, Кобрин пришел к выводу, что они мало чем различались.

Причем массовых выселений бояр, даже объявленных в указах Ивана IV, не осуществлялось. Во главе опричнины, в частности опричниной Боярской думы, стояли также бояре. По подсчетам историка С.Б.

Веселовского, на одного казенного боярина приходилось 3-4 казенных родовых дворян, а на одного “служилого по отечеству” — с десяток простолюдинов.

В новейшей исторографии превалируют негативные оценки личности и политики Ивана Грозного для развития России, ее политических судеб. Однако исследователь В.Ф.

Патракова отмечает, что в контексте общероссийского развития деспотизм Ивана IV мало чем отличается от деспотизма европейских дворов, а количество жертв опричного террора было на порядок меньше жертв религиозных преследователей в Европе XVI века.

Предыдущая17181920212223242526272829303132Следующая

Дата добавления: 2016-06-02; просмотров: 1026; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ

ПОСМОТРЕТЬ ЁЩЕ:

Источник: https://helpiks.org/8-25258.html

Uchebnik-free
Добавить комментарий