Образ науки в концепции логического позитивизма. Принцип верификации.

Философия науки логического позитивизма

Образ науки в концепции логического позитивизма. Принцип верификации.

Предыдущая12345678910111213141516Следующая

Логический позитивизм, венский позитивизм, третий позитивизм, неопозитивизм. 20-30-е гг., Венский университет. Математики, физики, социологи. После смерти Маха кафедру возглавил М. Шлик.

Основа: Бертран Рассел и Людвиг Витгенштейн («Логико-философский трактат»). Идея: перенести логико-математические идеи на философию науки и построить ее аксиоматически. Базис, аксиомы: бесспорные эмпирические факты (протокольные предложения).

Теории получаются из протокольных предложений путем логических выводов.

Язык логики состоит из простых, или «атомарных», предложений, которые с помощью логических связок могут соединяться в сложные, «молекулярные», предложения, установление и объединение которых и является задачей ученых.

Особенности протокольных предложений:

а) они выражают «чистый» чувственный опыт субъекта;

б) они абсолютно достоверны, в их истинности невозможно сомневаться;

в) они нейтральны по отношению ко всему остальному знанию;

г) они гносеологически первичны — именно с установления протокольных предложений начинается процесс познания.

Витгенштейн полагал, что и реальность состоит из атомарных фактов, которые могут объединяться в молекулярные факты. Философия – не система абсолютного знания, а метод критического исследования (ср.

эмпириокритицизм (второй позитивизм) и его идею «очистки опыта»). Отказ от гегелевской метафизики понятий. Мы можем знать только о том, что дано нам в чувственном восприятии. То, что дано нам в чувственном восприятии, мы знаем достоверно.

Методы знания сводятся только к описанию, исключая объяснение и предсказание.

Разграничение контекста открытия и контекста обоснования.

Язык – мост между чувственным и нечувственным (он – система чувственно воспринимаемых звуков/знаков, но и связан с нечувственными по сути мыслями). В поисках истинного знания следует обратиться не к психологическому анализу восприятий, а к логическому анализу языка, с которым и отождествили философию.

Методы анализа языка разработаны Готлибом Фреге, рассмотревшим структуру слова и нашедшим, что слово имеет три компоненты: смысл, значение, денотат («треугольник Фреге»). Денотат — обозначаемый предмет. Значение собственных имен — обозначаемые предметы; предложений — истинностное значение (истина/ложь); понятий — не определено.

Понятие — функция аргумента, его значение «ненасыщено», в отличие от собственных имен не означает некий предмет. Смысл появляется только на уровне высказывания и связан не с предметом, а со способом его задания. Фреге считал, что если имя не имеет объекта, то оно бессмысленно.

Введение понятия смысла символизировало отказ от традиционной (аристотелевской) логики, где изолированные понятия рассматривались как неизменные. Смысл зависит от конкретного контекста словооупотребления и делает возможным понимание языка конкретным человеком, то есть имеет отношение к внутреннему миру или душе человека.

Денотат связывает слово с миром вещей, а значение — с миром идей или всеобщих знаков, благодаря которым возможна коммуникация между людьми.

Бертран Рассел (1872—1970) отказался от понятия смысла и принял существование только значений. Слова он рассматривал как имена универсалий, их значение суть некоторая дескрипция, принимаемая человеком (теория дескрипций).

Но, отказавшись от понятия смысла, Рассел столкнулся с проблемой значения терминов, обозначающих несуществующие объекты: если А — некоторое имя, то, если оно не бессмысленно, объект должен существовать. Но если объекта нет? Он предположил, что имена — не обозначение реальности, а только сокращенные дескрипции.

Пример: «Гомер — автор Илиады и Одиссеи». Но перед ним возник вопрос: будут ли имя и дескрипция полностью взаимозаменяемы? Например, вы хотите узнать является ли Гомер автором Илиады и Одиссеи.

Фраза «является ли Гомер автором Илиады и Одиссеи?» представляет собой содержательный вопрос, а фраза «является ли автор Илиады и Одиссеи — автором Илиады и Одиссеи?» представляет собой тавтологию, поэтому имя и дескрипция не могут быть полностью взаимозаменяемы.

Чтобы решить проблему значения несуществующих объектов, Рассел предположил, что имя несуществующего объекта и предложения о нем не бессмысленны, они ложны. Пример: Рассмотрим предложения «Нынешний король Франции лыс» — оно ложно; «Нынешний король Франции не лыс» — оно тоже ложно.

Но два противоположных утверждения об одном и том же не могут быть ложными одновременно. Поэтому Расселу пришлось прибегнуть к логическому анализу, чтобы показать, что любое утверждение всегда содержит предположение о существовании. Например «Существует Х такой что Х — нынешний король Франции и Х — лыс». Тогда значение «ложь» следует приписать первой части данного предложения: Существует Х.

Б. Расселу принадлежит выделение трех видов бессмыслицы: 1. Бессмысленные слова в осмысленных сочетаниях (глокая куздра) 2. Осмысленные слова в бессмысленных сочетаниях (дыр бул щил).

Рассел и Л. Виттгенштейн разрабатывали концепцию логического атомизма. Их цель заключалась в том, чтобы создать логически совершенный язык, который обеспечит однозначное соответствие между словами и фактами. Эта концепция смыкалась с концепцией логического эмпиризма: все наше знание из опыта.

Слова только обозначают то, что известно из опыта, а однозначное соответствие между словами и фактами позволит сделать анализ языка анализом структуры мира. Согласно Л. Виттгенштейну, атом — элементарная пропозиция, соответствующая состоянию дел.

Такая пропозиция с необходимостью либо истинная, либо ложная. Язык и реальность, пропозиция и факт — мы не думаем о них как о двух различных сущностях.

Следовательно, изучая синтаксис, мы можем получить знания о структуре мира – причем отдельные, атомарные факты разрозненны, у них нет взаимосвязи – отсюда и радикальные идеи вроде отрицания историзма.

Венский кружок принял логический атомизм и эмпиризм Рассела и Л. Виттгенштейна.

Программа венского кружка включала:

а) установку на достижение единства знания;

б) признание единства языка ведущим условием объединения научных законов в цельную систему;

в) признание осуществимости единства языка только лишь на базе редукции всех высказываний научного порядка к интерсубъективному языку протоколов;

Анализ языка позволил логическим позитивистам выделить следующие виды предложений:

предложения, не имеющие предметного содержания, сводимые к тавтологии и относящиеся к логико-математической сфере, — аналитические, логические истины;

осмысленные предложения, сводящиеся к эмпирическим фактам и относимые к сфере конкретных наук — фактические истины;

прочие предложения — абсурдны (бессмысленны), включая «метафизические» или философские предложения.

Логический позитивизм сформулировал принцип верификации: верификация — критическая проверка предложений (ср. Поппер и его принцип фальсификации и продолжение у Лакатоса (исследовательские программы, защитный пояс дополнительных гипотез).

Виды верификации: эмпирическая (проверка опытом) и логическая (соответствие структуры предложения логическим правилам).

Проверка на достоверность научных гипотез происходит путем логического выведения (дедукции) из них более частных положений, которые могут объяснять наблюдаемые регулярности.

Однако это направление потерпело неудачу: в середине XX в. было вскрыто сразу несколько принципиальных затруднений, непреодолимых в логическом позитивизме.

Метафизику, то есть непроверяемые понятия, нельзя было изгнать из науки, так как к непроверяемым относятся некоторые фундаментальные научные понятия и принципы (для верификации положения типа «все тела при нагревании расширяются» надо доказать это для каждого отдельного тела, что невозможно).

Это привело к возникновению множества альтернативных взглядов на науку, получивших общее название «постпозитивизм». Убеждение логических позитивистов в том, что наука опирается на твердый эмпирический базис, а этот базис состоит из протокольных предложений, выражающих чувственные переживания субъекта, оказалось ложным.

Даже если бы существовал «чистый» чувственный опыт, его невозможно было бы выразить в языке. Но такого опыта просто не существует. В настоящее время некоторые философы науки продолжают верить в существование эмпирического языка, независимого от теорий. Чаще всего в качестве такого языка выступает фрагмент обычного естественного языка.

Но основания для выделения такого языка теперь уже совсем иные, нежели у логических позитивистов. Сейчас уже не говорят о полной достоверности и несомненности предложений эмпирического языка и признают влияние теорий на этот язык. Однако такой язык нужен, по мнению некоторых ученых, например, для сравнения и выбора теорий. Если нет некоторого эмпирического языка, общего для конкурирующих теорий, то их сравнение оказывается невозможным.

То же касается неопозитивистской идеи демаркации, которая отграничивает науку от метафизики и тем самым «обрубает» ее корни и лишает правил. Демаркация нужна и полезна, но не на тех принципах, на которых это предполагали делать логические позитивисты.

Первым критерий, по которому можно судить о осмысленности того или иного понятия или суждения, – известное еще Юму и Канту требование соотнесения этого понятия с опытом.

Поппер, размышляя о «всеобъясняющих» теориях вроде марксизма или фрейдизма, пришел к выводу, что верифицируемость – не критерий науки; напротив, такой критерий – фальсифицируемость. Если теория не может быть опровергнута, она ненаучна.

Опираясь на эти идеи, Поппер предложил весьма динамичную концепцию научного знания как непрерывного потока предположений (гипотез) и их опровержений. Развитие науки он уподобил дарвиновской схеме биологической эволюции. Все научные положения открыты для критики.

Предыдущая12345678910111213141516Следующая .

Источник: https://mylektsii.ru/11-7562.html

Образ науки в концепции логического позитивизма. Принцип верификации

Образ науки в концепции логического позитивизма. Принцип верификации.

Философско-методологическая концепция Венского кружка получила наименование логического позитивизма, или неопозитивизма (третий позитивизм), ибо его члены вдохновлялись как идеями О. Конта и Э.

Маха, так и достижениями символической логики Б. Рассела и А. Уайтхеда.

В логике неопозитивисты увидели тот инструмент, который должен был стать основным средством философско-методологического анализа науки.

Исходные идеи своей концепции неопозитивисты непосредственно заимствовали из «Логико-философского трактата» Л. Витгенштейна, который в первый период своего творчества онтологизировал структуру языка логической системы, созданной Расселом и Уайтхедом.

Язык логики состоит из простых, или «атомарных», предложений, которые с помощью логических связок могут соединяться в сложные, «молекулярные», предложения. Витгенштейн полагал, что и реальность состоит из атомарных фактов, которые могут объединяться в молекулярные факты.

Подобно атомарным предложениям, атомарные факты независимы один от другого.

Идеи Витгенштейна были подхвачены и переработаны членами Венского кружка, которые на место его онтологии поставили следующие гносеологические принципы.

1. Всякое знание есть знание о том, что дано человеку в чувственном восприятии.

Атомарные факты Витгенштейна логические позитивисты заменили чувственными переживаниями субъекта и комбинациями этих переживаний. Как и атомарные факты, отдельные чувственные впечатления не связаны между собой.

У Витгенштейна мир есть калейдоскоп фактов, у логических позитивистов мир оказывается калейдоскопом чувственных впечатлений. Вне чувственных впечатлений нет никакой реальности, во всяком случае, мы ничего не можем сказать о ней.

Таким образом, всякое знание может относиться только к чувственным впечатлениям.

2. То, что дано нам в чувственном восприятии, мы можем знать с абсолютной достоверностью.

Структура предложений у Витгенштейна совпадала со структурой факта, поэтому истинное предложение было абсолютно истинно, так как оно не только верно описывало некоторое положение вещей, но в своей структуре «показывало» структуру этого положения вещей.

Поэтому истинное предложение не могло быть ни изменено, ни отброшено с течением времени. Логические позитивисты заменили атомарные предложения Витгенштейна «протокольными» предложениями, выражающими чувственные переживания субъекта.

Истинность таких предложений также несомненна для субъекта.

3. Все функции знания сводятся к описанию.

Если мир представляет собой комбинацию чувственных впечатлений, и знание может относиться только к чувственным впечатлениям, то оно сводится лишь к фиксации этих впечатлений. Объяснение и предсказание исчезают. Объяснить чувственные переживания можно было бы только апеллируя к их источнику — внешнему миру.

Логические позитивисты отказываются говорить о внешнем мире, следовательно, отказываются от объяснения. Предсказание должно опираться на существенные связи явлений, на знание причин, управляющих их возникновением и исчезновением. Логические позитивисты отвергают существование таких связей и причин.

Таким образом, остается только описание явлений, поиски ответов на вопрос «как?», а не «почему?».

Из этих основных принципов неопозитивистской гносеологии вытекают некоторые другие особенности этого философского направления.

Сюда относится, прежде всего, отрицание традиционной философии, или «метафизики», что многими критиками неопозитивизма признается чуть ли не основной его отличительной особенностью.

Логический позитивист либо отрицает существование мира вне чувственных переживаний, либо считает, что о нем ничего нельзя сказать.

Другой характерной особенностью неопозитивизма является его антиисторизм и почти полное пренебрежение процессами развития. Если мир представляет собой совокупность чувственных переживаний и лишенных связи фактов, то в нем не может быть развития, ибо развитие предполагает взаимосвязь и взаимодействие фактов, а это как раз отвергается.

Модель науки логического позитивизма возникла в результате истолкования с точки зрения этих принципов структуры символической логики. В основе науки, по мнению неопозитивистов, лежат протокольные предложения, выражающие чувственные переживания субъекта.

Истинность этих предложений абсолютно достоверна и несомненна. Совокупность истинных протокольных предложений образует твердый эмпирический базис науки.

Для методологический концепции логического позитивизма характерно резкое разграничение эмпирического и теоретического уровней знания.

С точки зрения логического позитивизма, деятельность ученого в основном должна сводиться к двум процедурам: 1) установление протокольных предложений; 2) изобретение способов объединения и обобщения этих предложений.

Методологическая концепция логического позитивизма начала разрушаться почти сразу же после своего возникновения. Причем это разрушение происходило не вследствие внешней критики, а было обусловлено внутренней порочностью концепции.

Попытки устранить эти пороки, преодолеть трудности, порожденные ошибочными гносеологическими предпосылками, поглощали все внимание логических позитивистов. Они, в сущности, так и не дошли до реальной науки и ее методологических проблем.

Правда, методологические конструкции неопозитивизма никогда и не рассматривались как отображение реальных научных теорий и познавательных процедур.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/10_72871_obraz-nauki-v-kontseptsii-logicheskogo-pozitivizma-printsip-verifikatsii.html

17. Образ науки в концепции логического позитивизма. Принцип верификации

Образ науки в концепции логического позитивизма. Принцип верификации.

В учениях Ф. Бэкона и Р.Декарта метод познания, в сущности,предрешал открытия в науке.

Однако можно заметить, чтов этой концепции совершенно игнорируетсяроль случайности, которая проявляется,по крайней мере, на стадии открытия, и,в частности, игнорируются утверждениягипотетического характера. Очевидно,что в науке немалую роль играют утверждениягипотетического характера, которыемогут оказаться как истинными, так иложными.

Но тогда, если признать рольслучайности и неопределенности в науке,встаёт вопрос: где и как разум можетосуществлять свой контроль над процессомроста знаний?

Логический позитивизм(неопозитивизм) – для познания миранужны наблюдаемые док-ва.

В начале ХХ века сторонникинеопозитивизма предложили такуюконцепцию, которая давала удовлетворительныйответ на поставленный выше вопрос. Сутьэтой концепции можно выразить в следующихположениях:

1) учёный выдвигает гипотезу,и из неё дедуктивным путём выводитследствия, а затем сопоставляет их сэмпирическими данными;

2) та гипотеза, котораяпротиворечит эмпирическим данным,отбрасывается, а та, которая подтверждается,приобретает статус научного знания;

3) смысл всем утверждениямнаучного характера придаёт их эмпирическоесодержание;

4) для того чтобы бытьнаучными, утверждения обязательнодолжны соотноситься с опытом иподтверждаться им (принципверификации).

Одним из создателей этойконцепции был немецкий мыслитель Р.Карнап.

Р. Карнап утверждал, что внауке нет окончательных истин, посколькувсе гипотетические утверждения могутиметь лишь ту или иную степень истинности.«Никогда нельзя достигнуть полнойверификации закона, – писал он, –фактически мы вообще не должны говоритьо «верификации» – если под этим словоммы понимаем окончательное установлениеистинности».

Таким образом, в воззренияхнеопозитивизма именно стадия подтверждения,а не открытия, может и должна находитьсяпод рациональным контролем.

Пытались построитьуниверсальный язык науки (протокольныйязык наблюдений)

Пытались очистить языкнауки от философии

Считали развитие наукикумулятивным процессом.

18. Рост научного знания в концепции к. Поппера

Согласно взглядам К. Поппера,одного из самых ярких представителейпостпозитивизма,рост научного знания не представляетсобой «кумулятивный» процесс, т.е.процесс, характеризующийся накоплениемрезультатов, связываемых в единуютеоретическую систему; гораздо в большейстепени он напоминает процесс«естественного» отбора в теорииЧ. Дарвина.

«Когда я говорю о ростенаучного знания, – пишет К. Поппер,– я имею в виду не накопление наблюдений,а повторяющееся ниспровержение научныхтеорий и их замену лучшими и болееудовлетворительными теориями» .

Таким образом, рост научногознания состоит в выдвижении смелыхгипотез и формировании наилучших (изчисла возможных) теорий, которые затемподвергаются различным попыткам ихниспровержения.

Теория же, которая неопровержиманикаким мыслимым событием, по убеждениюК. Поппера, не является научной (этотак называемый принцип фальсификации).Иными словами, неопровержимостьпредставляет собой не достоинствотеории (как часто думают), а её порок.

Сам мыслитель считает, что «хорошая»научная теория должна содержать в себезапреты на появление определенныхсобытий; и чем более теория запрещает,тем она лучше, поскольку такая теорияболее проверяема, в большей степениопровергаема и подвержена, так сказать,большему риску.

В концепции К. Поппера,таким образом, научное знание оказываетсяполностью гипотетичным, оно в любой момент, после сериикаких-нибудь новых, до сих пор ещё непроводившихся экспериментов, можетбыть опровергнуто. И, стало быть, ни однанаучная теория не может претендоватьна окончательную истинность (если она,действительно, считается научной!).

Вполне возможно, что всетеории, выдвигаемые с целью познатьреальность, оказываются в конечномсчете ложными, т.е. не соответствующимиреальности, эта радикальная позицияполучила название фаллибилизм,позиция, утверждающая, что все теорииошибочны, так сказать, изначально, взародыше, и К. Поппер – один изсторонников этой позиции.

Стоит также отметить, чтоконцепция К. Поппера сохраняетвсё-таки позицию рационализма; ростнаучного знания находится в подчиненииразума. Правда, теперь контроль состороны разума осуществляется не стольков уме отдельно взятого учёного,применяющего только «обоснованные»методы познания, сколько через посредстводеятельности всей корпорации учёных,подвергающих «критике» всё и вся.

Принцип фальсификации –возможность опровергнуть любую теориюопытным путем.

Источник: https://studfile.net/preview/2216281/page:11/

Неопозитивизм и принцип верификации

Образ науки в концепции логического позитивизма. Принцип верификации.

Поиски истинного знания были главной темой позитивистской философии на протяжении более чем столетия. Их целью было создание строгого научного мышления для познания мира.

Сегодня можно утверждать – третье поколение позитивистов, которых объединяют в рамках разных течений неопозитивизма, продвинулось дальше всех других. Это была самая зрелая форма позитивистского мышления с наиболее четкой методологической основой и своими принципами анализа.

Вы можете овладеть 20 разными техниками мышления, принимать эффективные решения и находить нестандартные решения, освоив нашу онлайн-программу «Когнитивистика».

Самым известным принципом, обоснованным неопозитивистами, был принцип верификации. Суть этого принципа, эволюция научного мышления логических позитивистов и причины кризиса верификации мы раскроем в этой статье.

Причины возникновения неопозитивизма и его развитие

Каждая новая форма позитивизма – это продолжение формирования научной философии, со своей методологией, предметом и заданиями. Это эволюция знания о научном мышлении, где аргументы совершенствовались с каждым новым поколением философов, которые под влиянием общественного мнения и научных открытий меняли свою перспективу исследования.

Так, например, если позитивизм Конта был направлен на систематизацию точного знания с целью сформировать истинную науку, то неопозитивизм во многом ограничил предметное поле исследования до анализа языка и роли высказываний.

Первым, кто обратил внимание на важность языка, был немецкий философ Готфрид Лейбниц (1646-1716). Но только через два столетия его заметки о создании формального логического знания были переосмыслены учеными. Изучение языка и его общественной роли началось только в 1920-е годы.

Неопозитивизм просуществовал более половины столетия, с 1920-х по 1970-е годы. На протяжении этого времени доминирующими были два течения с абсолютно разными предметами исследования: сначала был логический позитивизм, а потом – лингвистическая философия.

Эти два течения неопозитивизма имели кардинально противоположные предметы исследования:

  1. Интерес логического позитивизма был сфокусирован на языке науки, его очищении от абстрактных понятий и формировании идеального и однозначного языка научного мышления.
  2. Предмет лингвистической философии был смещен на изучение естественной речи, ее форм и целей во время общения.

Установление такого категорического предмета и заданий логическим позитивизмом в 1922 году было результатом отвержения основ второго позитивизма, эмпириокритицизма. Согласно мнению неопозитивистов, их предшественники чрезмерно увлеклись психологизмом и интроспекцией, которые, по мнению логического позитивизма, не были достаточно научными.

Смысл философии неопозитивистов – в объяснении сути и важности языка в познании мира и формировании научного мышления. Они полностью отошли от предмета изучения эмпириокритиков – интерес к изучению роли ощущений и чувств был полностью дискредитирован.

Принципы философии неопозитивизма

Главным достижением неопозитивизма были его принципы анализа:

  1. Демаркация знания (с англ. «demarcation» – разделение, установление границ). цель этого подхода в том чтобы четко отделить научное знание от ненаучного, а именно религиозного, повседневного и метафизического.
  2. Концепция конвенционализма (с англ. «conventional» – договорной, общепринятый). Необходимость в этом подходе возникла после осознания условности не только гуманитарного знания, но и точного. Согласно конвенционализму, научная объективность – это результат договоренности ученых. Наиболее удачный пример этой концепции можно найти в книге историка и философа Томаса Куна «Структура научной революции» (1968), которая не потеряла своей актуальности и в наши дни.
  3. Принцип верификации (с англ. «verification» – контроль, проверка). Пожалуй, самый популярный и дискуссионный принцип раннего неопозитивизма, от которого отказались потом и его сторонники. Его описал Людвиг Витгенштейн в труде «Логико-философский трактат» (1921) и популяризировал Мориц Шлик из Венского кружка.

Кроме этих принципов, неопозитивисты также пересмотрели свое отношение к важности нескольких научных аспектов. Так, например, можно утверждать, что под влиянием развития социогуманитарных наук, неопозитивизм утратил категоричность, свойственную первым двум позитивизмам.

Прежде всего, произошла частичная реабилитация важности для исследования теоретического уровня и постановки гипотезы, что полностью отбрасывалось ранее.

Теперь же было установлено, что теоретический уровень необходим, но он должен зависеть от эмпирического. Эту позицию обосновал М.

Шлик (1882-1936), который утверждал, что законы условны, и это не больше чем гипотезы, нуждающиеся в проверке личным опытом.

Другим фактором пересмотра позитивистской философии было появление дедуктивных методов в исследовании и начало использования научной теории для объяснения исследуемых явлений.

Революционным с точки зрения позитивистской философии стало утверждение логического позитивизма, что важность научного мышления состоит не в поиске истинного знания, а в анализе и очистке научных суждений от двузначности. К такому заключению неопозитивизм пришёл после принятия теории относительности А. Эйнштейна об условности физических процессов и их зависимости от обстоятельств и окружающей среды.

Принцип верификации и причины его краха

На протяжении всего периода существования разных течений позитивистской философии, их главной целью было получение достоверного знания. И у каждого течения имелась своя точка зрения на источники и инструменты получения этого знания.

Так, например, Огюст Конт концентрировал внимание на необходимости систематизации описательного, наглядного знания объектов и явлений.

Следующее поколение позитивистов, эмпириокритики, настаивали, что не все знание, полученное в результате систематизации и наблюдения, является истинным.

Поэтому они сузили предметное поле позитивизма к источнику приобретения знаний – к чувствительному уровню и его критическому анализу.

Но ранний неопозитивизм пошел еще дальше – как казалось его представителям, они усовершенствовали инструмент проверки полученных знаний тем, что придумали принцип верификации, проверки.

Согласно логическому позитивизму, все суждения разделялись на три вида:

  • ненаучное знание (философские суждения, которые используются в жизни и религии, но бессмысленны в науке);
  • антинаучное знание (суждения, созданные согласно правил Аристотелевой логики, но в которых нет было смысла: «приток реки поет ямбом»);
  • научное знание (сопоставлялось с атомарными реальными фактами).

Таким образом, определив, к какому виду суждение принадлежит, определив его научность, следующей фазой была проверка истинности или ложности этого суждения посредством сопоставления его с атомарными (протокольными) фактами.

Эти протокольные факты (или предложения) можно получить после разделения сложных научных предложений. Это происходило в процессе редукции, логического упрощения сложных суждений в простые. И только после подтверждения простых атомарных предложений можно было обобщить эмпирический опыт и создавать научные теории.

Согласно Л. Витгенштейну, каждое атомарное предложение имеет конкретные условия и обстоятельства, которые помогают установить их истинность. Их можно проверить жизненным опытом на уровне ощущений и восприятий. Например, «сегодня в 12 часов дня у нас светит солнце». Если нет условий для проверки, значит, суждение является ложным.

Так, незамысловатый, на первый взгляд, принцип имел две четкие задачи:

  1. Устанавливать истинность и ложность научного знания.
  2. Очищать научный язык от двусмысленных понятий, суждений и абстракций.

Верификация оказалась достаточно спорным инструментом проверки научного знания. Поэтому критика подхода возникла не только среди противников позитивистской философии, а вскоре была отвергнута даже одним из главных своих вдохновителей и создателей – Людвигом Витгенштейном.

Причины краха неопозитивизма, возникновение постпозитивизма

На самом деле, отказ от принципа верификации было достаточно обоснован. Прежде всего, стало понятно – идеального недвузначного научного языка создать не получится, так как научное мышление не может обойтись без значительного количества метафор и абстракций.

Также отпала сама необходимость работы над «чистым» научным языком – второе поколение неопозитивистов перешло от принципов логического позитивизма к принципам лингвистической философии.

Как в первом, так и во втором случае, создателем научного течения был Л. Витгенштейн.

Согласно новой неопозитивистской школе, предметом и целью исследования теперь было не исследование научного языка и его очищение, а анализ и изучение повседневного языка.

Была выдвинута более реальная гипотеза о формах использования языка, так называемых «языковых играх». Согласно лингвистическому анализу, форма и использование языка зависели от субъекта и целей коммуникации.

Но почему неопозитивизм утратил свои позиции даже после пересмотра собственного предмета исследования? Коротко все можно свести к трем причинам.

Во-первых, слабым местом позитивистской философии была склонность к редукции познания, то есть все чаще все сложное очень упрощалось из-за злоупотребления логико-методологическими приемами и полным отказом от объяснения и интерпретации.

Во-вторых, главных методов математической логики и логической семантики оказалось недостаточно, и они были весьма ограничены, чтобы их использовали в естественных и гуманитарных науках.

В-третьих, из-за развития гуманитарных наук, а также полувековых попыток создать идеальных язык, новое поколение исследователей, постпозитивисты, пересмотрели позиции неопозитивизма и отвергли фундаментальные его принципы.

Более того, они реабилитировали значение метафизики в научном знании, а само научное мышление лишили уникальности, сравняв его с философским, творческим и даже мифическим.

В тоже время была признана зависимость научного познания не только от особенностей субъекта познания, но и от его культурного и исторического контекста.

Источник: https://4brain.ru/blog/neopositivism-and-the-principle-of-verification/

Uchebnik-free
Добавить комментарий