Наука как особая сфера культуры. Культурологический подход к исследованию науки.

Наука как особая сфера культуры

Наука как особая сфера культуры. Культурологический подход к исследованию науки.

Предыдущая21222324252627282930313233343536Следующая

В современной цивилизации наука играет особую роль. Технологический прогресс ХХ века, приведший в развитых странах Запада и Востока к новому качеству жизни, основан на применении научных достижений.

Наука революционизирует не только сферу производства, но и оказывает влияние на многие другие сферы человеческой деятельности, начиная регулировать их, перестраивая их средства и методы. В целом наука воспринимается как одна из высших ценностей цивилизации и культуры.

Для культуры техногенных обществ характерно представление о необратимом историческом времени, которое течет от прошлого через настоящее в будущее. В культуре техногенных обществ идея социального прогресса стимулирует ожидание перемен и движение к будущему, а будущее полагается как рост цивилизационных завоеваний, обеспечивающих все более счастливое мироустройство.

Изменяя путем приложения освоенных сил не только природную, но и социальную среду, человек реализует свое предназначение творца, преобразователя мира.

С этим связан особый статус научной рациональности в системе ценностей техногенной цивилизации, особая значимость научно-технического взгляда на мир, ибо познание мира является условием для его преобразования.

Оно создает уверенность в том, что человек способен, раскрыв законы природы и социальной жизни, регулировать природные и социальные процессы в соответствии со своими целями.

Поэтому в новоевропейской культуре и в последующем развитии техногенных обществ категория научности обретает своеобразный символический смысл. Она воспринимается как необходимое условие процветания и прогресса. Ценность научной рациональности и ее активное влияние на другие сферы культуры становится характерным признаком жизни техногенных обществ.

Познание не ограничено сферой науки, знание в той или иной своей форме существует и за пределами науки.

Каждой форме общественного сознания: науке, философии, мифологии, политике, религии и т.д. соответствуют специфические формы знания. Различают также формы знания, имеющие понятийную, символическую или художественно-образную основу. В самом общем смысле научное познание — это процесс получения объективного, истинного знания.

Научное познание имеет троякую задачу, связанную с описанием, объяснением и предсказанием процессов и явлений действительности. В развитии научного познания чередуются революционные периоды, так называемые научные революции, которые приводят к смене теорий и принципов, и периоды нормального развития науки, на протяжении которых знания углубляются и детализируются.

Научные знания характеризуются объективностью, универсальностью, претендуют на общезначимость.

Когда разграничивают научное, основанное на рациональности, и вненаучное знание, то важно понять, что вненаучное знание не является чьей-то выдумкой или фикцией. Оно производится в определенных интеллектуальных сообществах, в соответствии с другими (отличными от рационалистических) нормами, эталонами, имеет собственные источники и средства познания.

Очевидно, что многие формы вненаучного знания старше знания, признаваемого в качестве научного, например, астрология старше астрономии, алхимия старше химии.

В истории культуры многообразные формы знания, отличающиеся от классического научного образца и стандарта и отнесенные к ведомству вненаучного знания, объединяются общим понятием— эзотеризм.

Выделяют следующие формы вненаучного знания:

ненаучное, понимаемое как разрозненное, несистематическое знание, которое не формализуется и не описывается законами, находится в противоречии с существующей научной картиной мира;

донаучное, выступающее прототипом, предпосылочной базой научного;

паранаучное — как несовместимое с имеющимся гносеологическим стандартом. Широкий класс паранаучного (пара- от греч. — около, при) знания включает в себя учения или размышления о феноменах, объяснение которых не является убедительным с точки зрения критериев научности;

• лженаучное — как сознательно эксплуатирующее домыслы и предрассудки. Лженаука представляет собой ошибочное знание. В качестве симптомов лженауки выделяют малограмотный пафос, принципиальную нетерпимость к опровергающим доводам, а также претенциозность.

Лженаучное знание очень чувствительно к злобе дня, сенсации. Особенностью лженаучных знаний является то, что они не могут быть объединены парадигмой, не могут обладать систематичностью, универсальностью. Они пятнами и вкраплениями сосуществуют с научными знаниями.

Считается, что лженаучное обнаруживает себя и развивается через квазинаучное;

квазинаучное знание ищет себе сторонников и приверженцев, опираясь на методы насилия и принуждения.

Оно, как правило, расцветает в условиях жестко иерархированной науки, где жестко проявлен идеологический режим.

В истории нашей страны периоды «триумфа квазинауки» хорошо известны: лысенковщина, фиксизм как квазинаука в советской геологии 50-х гг., шельмование кибернетики и т.п.

антинаучное — как утопичное и сознательно искажающее представления о действительности. Приставка «анти» обращает внимание на то, что предмет и способы исследования противоположны науке.

Это как бы подход с «противоположным знаком». Особый интерес и тяга к антинауке возникает в периоды нестабильности.

Но хотя данный феномен достаточно опасен, принципиального избавления от антинауки произойти не может;

псевдонаучное знание представляет собой интеллектуальную активность, спекулирующую на совокупности популярных теорий, например, истории о древних астронавтах, о снежном человеке, о чудовище из озера Лох-Несс.

Еще на ранних этапах человеческой истории существовало обыденно-практическое знание, доставлявшее элементарные сведения о природе и окружающей действительности. Его основой был опыт повседневной жизни, имеющий разрозненный, несистематический характер, представляющий собой простой набор сведений.

Люди, как правило, располагают большим объемом обыденного знания, которое производится повседневно в условиях жизненных отношений и является исходным пластом всякого познания.

Иногда аксиомы здравомыслия противоречат научным положениям, препятствуют развитию науки, вживаются в человеческое сознание так крепко, что становятся предрассудками.

Иногда, напротив, наука длинным и трудным путем доказательств и опровержений приходит к формулировке тех положений, которые давно утвердили себя в среде обыденного знания.

Обыденное знание включает в себя и здравый смысл, и приметы, и назидания, и рецепты, и личный опыт, и традиции.

Обыденное знание, хотя и фиксирует истину, но делает это несистематично и бездоказательно.

Его особенностью является то, что оно используется человеком практически неосознанно и в своем применении не требует каких бы то ни было предварительных систем доказательств.

Другая его особенность — принципиально бесписьменный характер.

Те пословицы и поговорки, которыми располагает фольклор каждой этнической общности, лишь фиксируют его факт, но никак не прописывают теорию обыденного знания.

Заметим, что ученый всегда внедрен также и в сферу неспециализированного повседневного опыта, имеющего общечеловеческий характер. Ибо ученый, оставаясь ученым, не перестает быть просто человеком.

Иногда обыденное знание определяют посредством указания на общие представления здравого смысла или неспециализированный повседневный опыт, который обеспечивает предварительное ориентировочное восприятие и понимание мира.

Особую форму вненаучного и внерационального знания представляет собой так называемая народная наука, которая в настоящее время стала делом отдельных групп или отдельных субъектов: знахарей, целителей, экстрасенсов, а ранее — шаманов, жрецов, старейшин рода. При своем возникновении народная наука обнаруживала себя как феномен коллективного сознания и выступала как этнонаука. Как правило, народная наука существует и транслируется от наставника к ученику в бесписьменной форме. Иногда можно выделить конденсат народной науки в виде заветов, примет, наставлений, ритуалов и пр. И несмотря на то, что в народной науке видят ее огромную и тонкую, по сравнению со скорым рационалистическим взглядом, проницательность, ее часто обвиняют в необоснованных притязаниях на обладание истиной.

В картине мира, предлагаемой народной наукой, большое значение имеет круговорот могущественных стихий бытия.

Природа выступает как «дом человека», человек, в свою очередь, — как органичная его частичка, через которую постоянно проходят силовые линии мирового круговорота.

Считается, что народные науки обращены, с одной стороны, к самым элементарным, а с другой— к самым жизненно важным сферам человеческой деятельности, как-то: здоровье, земледелие, скотоводство, строительство.

Поскольку совокупность внерационального знания не поддается строгой и исчерпывающей классификации, можно встретиться с выделением следующих трех видов познавательных феноменов: паранормальное знание, псевдонауку и девиантную науку.

Причем их соотношение с научной деятельностью или степень их «научности» возрастают по восходящей. То есть фиксируется некая эволюция от паранормального знания к разряду более респектабельной псевдонауки и от нее к девиантному знанию.

Это косвенным образом свидетельствует о развитии вненаучного знания.

Для псевдонаучного знания характерна сенсационность тем, признание тайн и загадок, а также «умелая обработка фактов». Ко всем этим априорным условиям деятельности в данной сфере присоединяется свойство исследования через истолкование. Привлекается материал, который содержит высказывания, намеки или подтверждения высказанным взглядам и может быть истолкован в их пользу.

По форме псевдонаука — это прежде всего рассказ или история о тех или иных событиях. Такой типичный для псевдонаук способ подачи материала называют «объяснением через сценарий». Другой отличительный признак— безошибочность. Бессмысленно надеяться на корректировку псевдонаучных взглядов, ибо критические аргументы никак не влияют на суть истолкования рассказанной истории.

Уже давно вненаучное знание не рассматривают только как заблуждение. Можно сказать, что вывод, который разделяется современно мыслящими учеными, понимающими всю ограниченность рационализма, сводится к следующему.

Нельзя запрещать развитие вненаучных форм знания, как нельзя и культивировать сугубо и исключительно псевдонауку, нецелесообразно также отказывать в кредите доверия вызревшим в их недрах интересным идеям, какими бы сомнительными первоначально они ни казались.

Даже если неожиданные аналогии, тайны и истории окажутся всего лишь «инофондом» идей, в нем очень остро нуждается как интеллектуальная элита, так и многочисленная армия ученых.

Достаточно часто звучит заявление, что традиционная наука, сделав ставку на рационализм, завела человечество в тупик, выход из которого может подсказать вненаучное знание. К вненаучным же дисциплинам относят те, практика которых основывается на иррациональной деятельности — на мифах, религиозных и мистических обрядах и ритуалах.

Предыдущая21222324252627282930313233343536Следующая .

Источник: https://mylektsii.ru/7-56712.html

Наука как особая сфера культуры. Культурологический подход к исследованию науки

Наука как особая сфера культуры. Культурологический подход к исследованию науки.

Наука и культура

Одна из функций науки – культурно-воспитательная и мировозренческая.

На науку есть различные точки зрения.

Например, сциентисты провозглашают знание как наивысшую культурную ценность.

Они совершенно справедливо подчеркивают, что наука является производительной силой общества, производит общественные ценности и имеет безграничные познавательные возможности

Компьютеризация науки. Искусство. Ценности.

Наука как особая сфера культуры

Современная философия науки рассматривает научное познание как социокультурный феномен. Это значит, что наука зависит от многообразных сил и влияний, действующих в обществе, и сама в значительной степени определяет общественную жизнь.

Наука возникла как социокультурный феномен, отвечая на определенную потребность человечества в производстве и получении истинного, адекватного знания о мире. Она существует, оказывая заметное воздействие на развитие всех сфер общественной жизни.

С другой стороны, наука претендует на роль единственно устойчивого и «подлинного» фундамента культуры .

Как социокультурный феномен, наука всегда опирается на сложившиеся в обществе культурные традиции, на принятые ценности и нормы.

Каждое общество имеет науку, соответствующую уровню его цивилизационной развитости. Познавательная деятельность вплетена в бытие культуры.

Культурно-технологическая функция науки связана со включением человека – субъекта познавательной деятельности – в познавательный процесс.

Наука не может развиваться, не осваивая знаний, ставших общественным достоянием и хранящихся в социальной памяти. Культурная сущность науки влечет за собой ее этическую и ценностную наполненность.

Открываются новые возможности этоса науки — проблема интеллектуальной и социальной ответственности, морального и нравственного выбора, личностные аспекты принятия решений, проблемы нравственного климата в научном сообществе и коллективе.

Наука выступает как фактор социальной регуляции общественных процессов. Она воздействует на потребности общества, становится необходимым условием рационального управления, любая иннновация требует аргументированного научного обоснования.

Проявление социокультурной регуляции науки осуществляется через сложившуюся в данном обществе систему воспитания, обучения и подключения членов общества к исследовательской деятельности и этосу науки. Этос науки (по Р.

Мертону) – совокупность моральных императивов, принятых в научном сообществе и определяющих поведение ученого.

Научно-исследовательская деятельность признается необходимой и устойчивой социокультурной традицией, без которой нормальное существование и развитие общества невозможно, наука составляет одно из приоритетных направлений деятельности любого цивилизованного государства.

Являясь социокультурным феноменом, наука включает в себя многочисленные отношения, в том числе экономические, социально-психологические, идеологические, социально-организационные. Отвечая на экономические потребности общества, она реализует себя в функции непосредственной производительной силы и выступает в качестве важнейшего фактора хозяйственно-культурного развития людей.

Откликаясь на политические потребности общества, наука предстаёт как инструмент политики. Официальная наука вынуждена поддерживать основополагающие идеологические установки общества, предоставлять интеллектуальные аргументы, помогающие существующей власти сохранить своё привилегированное положение.

Постоянное давление общества ощущается не только потому, что наука сегодня вынуждена выполнять социальный заказ.

Учёный всегда несёт моральную ответственность за последствия применения технологических установок. В отношении точных наук большое значение имеет такая характеристика, как секретность.

Это связано с необходимостью выполнения специальных заказов, и в частности, в военной промышленности.

Наука – «коммунитарное (коллективное) предприятие»: ни один учёный не может не опираться на достижения своих коллег, на совокупную память человечества. Каждый научный результат есть плод коллективных усилий.

Кльтурологический подход к исследованию науки.

Швырёв: Наука выступает здесь как система управления деятельностью, она включена в деятельность в качестве ее идеального плана.

рамках данных подходов предметами исследования становятся связь научного сообщества с определенными стилями мышления, социальные роли и ценностные ориентации ученых, этос науки, амбивалентность научных норм.

Происхождение науки рассматривается как социально-культурного феномен в рамках социологии знания (М. Шелер, К. Мангейм) и социологии науки (Л. Флек, Ф. Знанецкий, Р. Мертон).

Социологический подход к науке раскрывает зависимость науки от потребностей развития техники, от существующих социально-политических структур, от складывающегося научного сообщества, его ценностей и норм, от религиозных ориентаций ведущих англ. учёных 17 в.

Мертон связывает возникновение науки с пуританизмом (что касается только анг. науки), делая осн. акцент на формировании норм науки как социального института. Для структурно-функционального анализа важно понять любой соц. институт с т. зр. функционирования системы ценностей и норм поведения. Мертон формулирует осн.

хар-ки этноса науки, или нормативных регулятивов научной деятельности – универсализм, коллективизм, бескорыстность и организованный скептицизм.

Познавательная деятельность рассматривается как деятельность, соответствующая этим всеобщим нормам, остающимся на протяжении всей истории науки неизменными, устойчивыми и обеспечивающими существование науки как таковой.

  Эта едина ценностно-нормативная структура науки, или ей этос, выражается в системе предписаний, запретов, предпочтений, санкций и разрешений. Наука как соц.

институт обладает специфической системой распределения вознаграждения за осуществление институционально предписанных ролей (Н: присвоение имени учёного открытию, почетные награды, академические звания и т.д.).  В науке как соц. феномене существует борьба за приоритет соей теории, что привело к появлению в науке понятий плагиат, шельмование противников, отказ от борьбы за признание. Отклоняющееся поведение свидетельствует об проявлении дисфункции ученого, что не способствует выживанию научной системы..

В рамках культурологического подхода к науке все существующие на Земле цивилизации были разделены (Тойнби) на традиционные и технократические. Различия традиционной и техногенной цивилизации носят радикальный характер, который в значительной мере распространяется и на науку.

Традиционные общества характеризуются замедленными темпами социальных изменений. Конечно, в них также возникают инновации как в сфере производства, так и в сфере регуляции социальных отношений, но прогресс идет очень медленно по сравнению со сроками жизни индивидов и даже поколений.

Соответственно в культуре этих обществ приоритет отдается традициям, образцам и нормам, аккумулирующим опыт предков, канонизированным стилям мышления. Инновационная (научная) деятельность отнюдь не воспринимается здесь как высшая ценность, напротив, она имеет ограничения и допустима лишь в рамках веками апробированных традиций.

Древняя Индия и Китай, Древний Египет, государства мусульманского Востока эпохи средневековья и т.д. — все это традиционные общества.

Этот тип социальной организации сохранился и до наших дней: многие государства третьего мира сохраняют черты традиционного общества, хотя их столкновение с современной западной (техногенной) цивилизацией рано или поздно приводит к радикальным трансформациям традиционной культуры и образа жизни.

В техногенных цивилизациях всё не так. Можно сказать так, что экстенсивное развитие истории здесь заменяется интенсивным; пространственное существование — временным.

Резервы роста черпаются уже не за счет расширения культурных зон, а за счет перестройки самих оснований прежних способов жизнедеятельности и формирования принципиально новых возможностей.

Самое главное и действительно эпохальное, всемирно-историческое изменение, связанное с переходом от традиционного общества к техногенной цивилизации, состоит в возникновении новой системы ценностей. Ценностью считается сама инновация, оригинальность, вообще новое.

С этим связан особый статус научной рациональности в системе ценностей техногенной цивилизации, особая значимость научно-технического взгляда на мир, ибо познание мира является условием для его преобразования.

Оно создает уверенность в том, что человек способен, раскрыв законы природы и социальной жизни, регулировать природные и социальные процессы в соответствии со своими целями. Поэтому в новоевропейской культуре и в последующем развитии техногенных обществ категория научности обретает своеобразный символический смысл. Она воспринимается как необходимое условие процветания и прогресса. Ценность научной рациональности и ее активное влияние на другие сферы культуры становится характерным признаком жизни техногенных обществ.

В целом же через призму культуры – наука выступает как способ получения и накопление знаний, средством удовлетворения потребностей человека (гл. образом учённого).

Источник: https://students-library.com/library/read/28650-nauka-kak-osobaa-sfera-kultury-kulturologiceskij-podhod-k-issledovaniu-nauki

Социологический и культурологический подходы к исследованию науки. Проблема интернализма и экстернализма в понимании механизмов научной деятельности

Наука как особая сфера культуры. Культурологический подход к исследованию науки.

Взаимосвязь философии и науки: основные концепции

Первые философские учения возникли более 2500 лет назад в Индии, Китае, Египте, достигнув своей классической формы в Древней Греции.

Философия – является учением о мире в целом, об общих принципах и закономерностях его бытия и познания.

Структурные элементы философии: онтология – учение о бытие, гносеология – учение о познании, диалектика – учение о развитии, социальная философия – учение об обществе и другие.

Основной вопрос ф. раскрывает соотношение между идеальным и материальным, сознанием и материей. Обоснование его дает ответы на два вопроса:

1) что является первичным – сознание или материя?

2) познаваем ли мир?

В зависимости от ответа философы делятся на материалистов и идеалистов.

Философия формировалась на основе противоречия между мифологическим мировоззрением и зачатками научного знания, требовавшими для своего объяснения не мифов, а обращения к причинным связям. Рост естественнонаучной информации о природе приводил к появлению научных идей, вытеснявших мифологическую картину мира.

История развития философии свидетельствует о неразрывной связи философии и науки. Итак, в двух моментах своего генезиса: на стадии зарождения, а затем на протяжении истории своего развития философское знание оказывалось содержательно переплетенным с естественнонаучным знанием.

Наука – наблюдение, классификация, описание, экспериментальные исследования, и теоретическое объяснение явлений, объяснение и предсказание процессов действительности.

Философия постоянно получает и обрабатывает информацию, имеющуюся в разных областях познания, в том числе, и в науках о природе.

На этой базе формируется и изменяется универсальная картина мира, разрабатываются философские представления о системности бытия, о методах познания и т.д.

В содержание философского знания входят отдельные фундаментальные понятия естественных наук («атом», «вещество» и т.п.), некоторые общие законы естествознания (пример – «закон сохранения и превращения энергии»).

Философия имеет немало моментов, говорящих о ее научности, например, познание.

Познание – это деятельность по получению, хранению, переработке и систематизации информации об объектах. Знание же – это результат познания. Та или иная система знания считается научной, если она отвечает определенным критериям.

Критерии научности: объективность, рациональность, эссенциалистская направленность (нацеленность на воспроизведение сущности), системность, проверяемость.

Все отмеченные критерии научности применимы к части философского знания, особенно к онтологии, гносеологии и методологии научного познания. Из приведенных соображений можно сделать вывод о том, что философия входит в состав научной сферы.

Ее предметная специфика как вида научного знания – в предельной обобщенности информации с точки зрения основного вопроса мировоззрения.

Отличие научного и философского мышления – то, что наука формирует объективированное представление, а не объективное. А философия это субъект-объектный анализ.

Наука формирует знания, состоящие из утверждений (т.е. ответы на вопросы), а философия в своей структуре содержит проблемы и вопросы, часть из которых вечные (без ответа).

Социологический и культурологический подходы к исследованию науки. Проблема интернализма и экстернализма в понимании механизмов научной деятельности

В настоящее время наука предстает, прежде всего, как социокультурный феномен и в этом качестве включает в себя многочисленные отношения, в том числе экономические, социальнопсихологические, идеологические, социально-организационные.

Но наука не теряет и свою автономию.

С этим аспектом бытия науки связан ряд проблем: является ли наука ценностно — нейтральной? Детерминирован ли познавательный процесс социокультурными факторами или только испытывает влияние с их стороны?

Социологический подход к науке раскрывает зависимость науки от потребностей развития техники, от существующих социально-политических структур, от складывающегося научного сообщества, его ценностей и норм, от религиозных ориентаций ведущих англ. учёных 17 в. Мертон связывает возникновение науки с пуританизмом (что касается только анг. науки), делая осн.

акцент на формировании норм науки как социального института. Для структурно-функционального анализа важно понять любой соц. институт с т. зр. функционирования системы ценностей и норм поведения. Мертон формулирует осн. хар-ки этноса науки, или нормативных регулятивов научной деятельности – универсализм, коллективизм, бескорыстность и организованный скептицизм.

Познавательная деятельность рассматривается как деятельность, соответствующая этим всеобщим нормам, остающимся на протяжении всей истории науки неизменными, устойчивыми и обеспечивающими существование науки как таковой. Эта едина ценностно-нормативная структура науки, или ей этос, выражается в системе предписаний, запретов, предпочтений, санкций и разрешений.

Наука как соц. институт обладает специфической системой распределения вознаграждения за осуществление институционально предписанных ролей (Н: присвоение имени учёного открытию, почетные награды, академические звания и т.д.). В науке как соц.

феномене существует борьба за приоритет соей теории, что привело к появлению в науке понятий плагиат, шельмование противников, отказ от борьбы за признание. Отклоняющееся поведение свидетельствует об проявлении дисфункции ученого, что не способствует выживанию научной системы..

В рамках культурологического подхода к науке все существующие на Земле цивилизации были разделены (Тойнби) на традиционные и технократические. Различия традиционной и техногенной цивилизации носят радикальный характер, который в значительной мере распространяется и на науку. Традиционные общества характеризуются замедленными темпами социальных изменений.

Конечно, в них также возникают инновации как в сфере производства, так и в сфере регуляции социальных отношений, но прогресс идет очень медленно по сравнению со сроками жизни индивидов и даже поколений. Соответственно в культуре этих обществ приоритет отдается традициям, образцам и нормам, аккумулирующим опыт предков, канонизированным стилям мышления.

Инновационная (научная) деятельность отнюдь не воспринимается здесь как высшая ценность, напротив, она имеет ограничения и допустима лишь в рамках веками апробированных традиций. Древняя Индия и Китай, Древний Египет, государства мусульманского Востока эпохи средневековья и т.д. — все это традиционные общества.

Этот тип социальной организации сохранился и до наших дней: многие государства третьего мира сохраняют черты традиционного общества, хотя их столкновение с современной западной (техногенной) цивилизацией рано или поздно приводит к радикальным трансформациям традиционной культуры и образа жизни. В техногенных цивилизациях всё не так.

Можно сказать так, что экстенсивное развитие истории здесь заменяется интенсивным; пространственное существование — временным. Резервы роста черпаются уже не за счет расширения культурных зон, а за счет перестройки самих оснований прежних способов жизнедеятельности и формирования принципиально новых возможностей.

Самое главное и действительно эпохальное, всемирно-историческое изменение, связанное с переходом от традиционного общества к техногенной цивилизации, состоит в возникновении новой системы ценностей. Ценностью считается сама инновация, оригинальность, вообще новое.

С этим связан особый статус научной рациональности в системе ценностей техногенной цивилизации, особая значимость научно-технического взгляда на мир, ибо познание мира является условием для его преобразования.

Оно создает уверенность в том, что человек способен, раскрыв законы природы и социальной жизни, регулировать природные и социальные процессы в соответствии со своими целями. Поэтому в новоевропейской культуре и в последующем развитии техногенных обществ категория научности обретает своеобразный символический смысл. Она воспринимается как необходимое условие процветания и прогресса. Ценность научной рациональности и ее активное влияние на другие сферы культуры становится характерным признаком жизни техногенных обществ.

В целом же через призму культуры – наука выступает как способ получения и накопление знаний, средством удовлетворения потребностей человека (гл. образом учённого).

Разные стороны взаимодействия науки с обществом и культурой выявляют концепции интернализма и экстернализма. Которые могут рассматриваться в рамках некумулятивистского подхода. Сторонники интернализма считают развитие научных идей автономным процессом, определяемым внутренними закономерностями, а внешнее окружение оказывает на него только косвенное воздействие.

Качественные сдвиги в познании они объясняют тем, что «филиация идей» носит не непрерывный, а циклический характер вследствие конкуренции познавательных программ. Большинство последователей наиболее крупного представителя интернализмаА.Койре отказались от самодостаточности такого объяснения и использовали его идеи для выхода в широкий социокультурный контекст. Сторонники экстернализма (Дж.

Бернал, Р.Мертон) считают, что основные источники развития науки лежат вне сферы познания. Скачок в познании объясняется сменой социокультурных установок, когда одна форма материальной деятельности и социальной организации сменяется другой.

Примером последовательной реализации экстерналистской установки может служить социологическая концепция Штарнбергской группы (ФРГ), разрабатывающая финалистское понимание науки: интериоризированныевненаучные цели и приоритеты общества подчиняют науку себе как конечной цели.

Альтернативная позиция, защищающая свободу науки от вненаучных ценностей, может в то же время сходиться с вышеназванной в вопросе о превосходстве науки над другими формами культуры, т.е. быть сциентистской. В современной философии и социологии науки развивается и оппозиционная сциентизму программа антисциентистского либерализма (П.Фейерабенд, Т. Скиннер).

Крайние версии интернализма и экстернализма выделяют только один из аспектов исследовательской деятельности. Но существуют и ослабленные версии и той, и другой позиции. Перспективны такие концепции развития науки, которые интегрировали их позитивные элементы.

Отечественные специалисты по философии науки (6;8) согласны в том, что кризис позитивизма и формирование постпозитивистских идей были связаны с ростом интереса к проблемам социологии науки и сопровождались выдвижением методологических программ, вынужденных считаться с «социокультурной размерностью» динамики научного знания. Социология науки изучает науку, прежде всего как социальный институт.

Функционирование научного сообщества, эффективное регулирование взаимоотношений между его членами, а также между наукой, обществом и государством осуществляются с помощью специфической системы внутренних ценностей, научно-технической политики общества и государства, а также соответствующей системы законодательных норм (патентное, хозяйственное, гражданское право и т. д.

) Основоположник социологического изучения науки Р.Мертон вёл понятие «научный этос» для обозначения набора внутренних ценностей научного сообщества, имеющих статус моральных норм. Он считал, что наука как особая социальная структура опирается на четыре ценностных императива: универсализм, коллективизм, бескорыстность, организованный скептицизм. Позднее Б.

Барбер добавил ещё два императива: рационализм и эмоциональную нейтральность. Изложенный подход описывает науку как объект, сконструированный с точки зрения должного его существования, а не с позиций сущего. Это понимал и сам Мертон, который, с другой стороны, отдавал себе отчёт в том.

Что вне ценностного измерения невозможно отличить науку как социальное образование от других социальных феноменов (политика, экономика, религия и др.). Ученики Мертона, проведя широкие социологические исследования, показали, что поведение людей в научном сообществе в принципе амбивалентно.

И в своей реальной повседневной деятельности учёные постоянно находятся в ситуации выбора между противоположными императивами.

Представления Мертона могут уточняться и в плане пересмотра и дополнения, названных им императивов, и в плане сопряжения институциональных норм с познавательными идеалами и нормами, и в плане учёта сложности структуры норм и в познавательном, и в институциональном компоненте. Но из того факта, что в некоторых ситуациях общие принципы научного этоса не соблюдаются, не следует. Что эти принципы не имеют регулятивной функции.

Философия науки — молодая дисциплина, многие вопросы, связанные с её самоопределением, выявлением места среди других дисциплин, изучающих науку, являются дискуссионными. Современная философия науки пытается понять место науки в современной цивилизации в её многообразных связях и отношениях. Тем самым она выполняет и общекультурную функцию, выводя учёных из рамок узкопрофессионального подхода к явлениям и процессам. Философия науки призывает обращать внимание на философский план любой проблемы, следовательно — на отношение мысли к действительности во всей её полноте и многоаспектности.

Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:

Источник: https://megalektsii.ru/s161060t5.html

Uchebnik-free
Добавить комментарий