Научные открытия второй половины 20века и их влияние на формирование постнеклассического типа научной рациональности. Особенности постнеклассического типа научной рациональности.

Типы научной рациональности

Научные открытия второй половины 20века и их влияние на формирование постнеклассического типа научной рациональности. Особенности постнеклассического типа научной рациональности.

Любое творчество начинается с постановки проблемы, задачи, подлежащей разрешению. Индустриальная цивилизация — цивилизация рациональная, где ключевую роль играет наука, стимулирующая развитие новых идей и новых технологий.

Осознание многообразия форм существования научной рациональности, сопровождавшее философское осмысление научных революций XX века, в современной философии науки основывается на понятиях идеалов и типов рациональности.

Понятие «рациональное» многогранно. Рациональность научная, философская, религиозная — не альтернативы, а скорее грани единого и многоликого человеческого разума.

Выявляя специфику этих особенностей рациональности, следует обратить внимание на приоритеты, акценты, ценности, которые определяют тот или иной тип рациональности. В нашей стране проведены серьезные исследования по проблеме исторических типов научной рациональности (М.К.

Мамардашвили, B.C. Швырев, Э.Ю. Соловьев, В.А. Лекторский, П.П. Гайденко, А.П. Огурцов, B.C. Степин).

Чаще всего выделяют два типа научной рациональности — классическую и неклассическую. Сегодня выделяют и третий её тип, который Степин определяет как постнекласстескую научную рациональность.

Исследуя типы научной рациональности и давая им определение, академик Степин обращает внимание на следующие критерии:

  • характер идеалов и норм познания в данный период времени, фиксирующих способ познавательного отношения субъекта к миру;
  • тип системной организации осваиваемых объектов и малых систем, больших саморазвивающихся систем и саморазвивающихся человекоразмерных систем;
  • способ философско-методологической рефлексии, характеризующей тип рациональности.

Можно сказать что, характеристика исторических типов научной рациональности, данная Степиным, наиболее интересна, так как все три типа одновременно, хотя и не в равной степени, присутствуют сегодня в реальной науке.

Классический тип научной рациональности

Классический тип научной рациональности. Рождение феномена научной рациональности связано с коренным реформированием европейской философии в Новое время, выразившимся в её сциентизации и методологизации. Основателем этой реформы принято считать Р. Декарта, побудившего человеческий разум освободиться от оков мистики и откровения, от рассудочной ограниченности схоластики.

Цель основателей рациональности состояла в утверждении науки (прежде всего математики и математизированного естествознания) как безоговорочного единственного лидера.

Наука Нового времени лишила легитимности любые апелляции к теологическим связям при объяснении явлений природы. Декарт и его последователи считали, что Бог является «первой», истинной, но не единственной субстанцией. Благодаря ему приходят к единству две другие субстанции — материальная и мыслящая.

В материальной субстанции человек способен разобраться, познавая созданное свыше. Рационализм в широком смысле — это уверенность в способности разума, особенно разума просвещенного, руководимого правильным методом (с позиций эмпиризма рассуждал Ф. Бэкон, а с позиций рационализма — Р.

Декарт), разгадать загадки природы, познать окружающий мир и самого человека и непременно с помощью разума постигать Бога. Философы Нового времени с помощью здравого смысла пытались решать практические жизненные задачи и в конечном счете переустроить общество на разумных началах.

В отличие от Абсолюта человеческий разум — сомневающийся, ищущий, способный к заблуждениям и иллюзиям.

Классическая парадигма была первоначально связана с поисками «правильной» методологии научного исследования, которая должна привести к построению точной картины природы. Изменчивость и вариантность — признак заблуждения, возникающего в силу субъективных привнесений («идолов» или «призраков», как их называл Бэкон).

Субъект познания при таком рассмотрении как бы выносился за скобки. Согласно этому представлению, принципы рационального высказывания должны были быть подчинены критической рефлексии, точному расчету и идеологической непредвзятости.

Считалось, что они должны сохранять свое значение в любую эпоху, в любом культурно-историческом регионе.

В конце XIX в. начинается глобальная научная революция, связанная со становлением неклассического естествознания.

Изменение исходных требований к конечной интерпретации научной теории и понимание того, какой именно должна и может быть теория, претендующая на описание явления, — все эти постепенные изменения привели к новому пониманию того, что следует считать образцом научности и рациональности. В рамках классического естествознания возникли элементы нового неклассического мышления.

Неклассический тип научной рациональности

Особенность этапов развития типов научной рациональности состоит в следующем: «между ними, как этапами развития науки, существуют своеобразные «перекрытия», причем появление каждого нового типа рациональности не отбрасывало предыдущего, а ограничивало сферу его действия, определяя его применимость только к определенным типам проблем и задач».

Неклассическая парадигма исходила из представления, что нет какого-то «абсолютного» научного метода типа декартовского или ньютоновского и что знания об объектах должны учитывать характер методов и средств исследования. Так, В. Гейзенберг подчеркивал, что ответ природы на вопрос исследователя зависит не только от её устройства, но и от способа постановки вопроса.

В эпоху неклассической науки ведущее значение приобрели проблемы «активности» научных теорий, их включенности в структуру научного метода. Научный метод можно определить как теорию в действии по приобретению новых знаний. Включенность теории в структуру научного метода приводит к тому, что метод становится все более эффективным в изучении разнообразных фрагментов действительности.

Научный метод имеет два начала — экспериментальное (опытное) и теоретическое.

Его преобразование связано с развитием новых научных теорий, с судьбами теоретических идей и представлений, с процессами революционных преобразований в физике (открытие делимости атома, становление релятивистской и квантовой теорий), космологии (концепция нестационарной Вселенной), химии (квантовая химия), биологии (становление генетики), с возникновением кибернетики и теории систем, с которыми менялись научные картины мира.

Для методов неклассической науки характерны прежде всего вероятностные, статистические подходы, которые преобразуют само видение мира, содержат больше внутренних возможностей для репрезентации свойств и закономерностей бытия, нежели теоретические системы, построенные на базе принципиально жесткого детерминизма.

Как отмечает академик Степин, на этом этапе картины реальности, вырабатываемые в отдельных науках, еще сохраняли свою самостоятельность, но каждая из них участвовала в формировании представлений, которые затем включались в общенаучную картину мира. Последняя в свою очередь не рассматривалась как точный и окончательный портрет истинного знания о мире.

В конце 1960-х — начале 1970-х гг. началось переосмысление роли науки в системе культуры, сопровождавшееся её острой критикой. Так как связи между внутринаучными и социальными ценностями и целями по-прежнему не являлись предметом научной рефлексии.

Дебаты с критиками науки побудили ученых к рефлексии о науке, её структуре, целях, социальном характере и взаимных связях научного знания с культурой, с её базисными универсалиями. В 1970 г. выходит в свет второе, дополненное издание книги Т. Куна «Структура научных революций», которая вызвала широкие дискуссии.

С этого времени можно говорить об утверждении в историко-научных исследованиях новой микроаналитической стратегии, когда ученый и его деятельность рассматривались в социокультурном контексте.

Постнеклассический тип научной рациональности

Современная наука, концентрирующая внимание на таких типах объектов, как сложные саморазвивающиеся системы, в которые включен человек, требует новой методологии, учитывающей аксиологические и социальные факторы.

Научная рациональность является одной из доминирующих ценностей культуры, однако тип научной рациональности должен будет меняться. Сегодня научные сообщества пересматривают свое отношение к природе как к бесконечному резервуару, выступающему чем-то внешним для человека.

Складывается новое понимание субъекта, согласно которому человек является частью биосферы как целостного организма.

Традиционно наука и техника считались морально нейтральными, а ученый в глазах общества не нес ответственности за результаты применения своих разработок. Вместе с тем их результаты и достижения могут быть использованы как во благо человеку, так и во зло ему.

В настоящее время во многих странах активно обсуждаются этические кодексы ученого, инженера. Жизненно важной стала проблема морального разума. Б. Паскаль назвал разум «логикой сердца».

В центре внимания морального разума должно стоять предотвращение ущерба или вредных последствий для жизни на Земле.

В свое время Эйнштейн отмечал, что проблема нашего времени — не атомная бомба, проблема нашего времени — человеческое сердце.

В связи с этим трансформируется идея «ценностно нейтрального исследования». Объективно истинное объяснение и понимание применительно к «человекомерным» объектам (медико-биологическим объектам, объектам экологии, объектам биотехнологии, системам человек-машина) не только допускают, но и предполагают включение аксиологических факторов в состав объясняющих положений.

Если классическая наука была ориентирована на постижение все более сужающегося изолированного фрагмента действительности, выступающего в качестве предмета той или иной научной дисциплины, то специфику науки современной эпохи определяют комплексные исследовательские программы, в которых принимают участие специалисты различных областей знания.

Объектами современных междисциплинарных исследований все чаще становятся уникальные исследования, характеризующиеся открытостью и саморазвитием. Такого типа объекты постепенно начинают определять и характер предметных областей основных фундаментальных наук, детерминируя облик современной постнеклассической науки.

Ориентация современной науки на исследование сложных исторически развивающихся систем существенно перестраивает идеалы и нормы исследовательской деятельности. В недрах науки формируются новые стратегии исследования, в частности синергетическая.

С идеалом строения теории как аксиоматически дедуктивной системы все больше конкурируют теоретические описания, основанные на использовании метода аппроксимации; теоретические схемы, использующие компьютерные программы, и т.д.

Естествознание все шире привлекает принципы исторической реконструкции, которая выступает особым типом теоретического знания, ранее применявшегося преимущественно в гуманитарных науках (истории, археологии, герменевтике).

Человечество вступило в непростую эпоху глубоких перемен. Перемен во всем: в стиле жизни и в стиле мышления, в системе воззрений и системе ценностей. Эти изменения не могли не затронуть науку и ту сферу интеллектуальной деятельности, которая занята осмыслением науки — философию.

Многие выдающиеся естествоиспытатели отмечают важную роль философии науки для прогресса естествознания. Эта роль не всегда была однозначной. Например, вторжение идеологии в научный рационализм принесло науке немало вреда.

Тем не менее, развитие философии науки с полной определенностью показало, что её контакт и диалог с наукой возможны и необходимы.

В ходе диалога возникают острые дискуссии по вопросам, которые до конца не исследованы, например, некоторые из них:

  • Можно ли утверждать, что наука ответственна за кризис культу-ры? Или она препятствовала этому кризису?
  • Каковы должны быть взаимоотношения науки и интеллектуальных образований, претендующих на место науки в современной культуре (альтернативного знания, паранауки, теософии и т.д.)?
  • Как относится научный рационализм к постмодернистскому представлению о принципиальном плюрализме концепций и мнений?
  • Что такое интернет?
  • Можно ли сказать, что возникающий тип научной рациональности не полностью, но в своих существенных чертах, подобен тому, который уже существовал в античности?
  • Какие смысложизненные ориентиры должны измениться в самой культуре современной цивилизации, чтобы создать предпосылки для решения глобальных проблем и реализации нового типа цивилизационного развития?

Отвечая на эти вопросы, мы пытаемся понять, как в XXI веке будет изменяться научная рациональность.

Итак, в постнеклассической науке идеи историзма и эволюции сливаются в общую картину глобального эволюционизма; объектом науки становятся «человекоразмерные системы», а в состав объясняющих положений включаются социальные цели и ценности.

Источник: https://just-kids.ru/filosofija/?id=17

Научные открытия второй половины 20 века и их влияние на формирование постнеклассического типа научной рациональности. Особенности постнеклассического типа научной рациональности

Научные открытия второй половины 20века и их влияние на формирование постнеклассического типа научной рациональности. Особенности постнеклассического типа научной рациональности.

Постнеклассическая наука формируется в 50-х годах XX в. Этому способствуют революция в хранении и получении знаний (компьютеризация науки), невозможность решить ряд научных задач без комплексного использования знаний различных научных дисциплин, без учета места и роли человека в исследуемых системах.

Так, в 1947 г. Уолтер Браттейн, Джон Бардин и Уильям Шокли открыли свойства полупроводника — управление большими токами при помощи малых. Так появился транзистор — прибор, который состоял из пары p-n переходов. Его изобретение привело к появлению микросхем и микропроцессоров — основы для современных компьютеров и радиоэлектронной аппаратуры и т.д.

В 1953 г. Фрэнсис Крик и Джеймс Уотсон предложили трехмерную структуру молекулы ДНК. Вопрос о том, что и как записано в ДНК, ускорил расшифровку генетического кода. Осознание того, что гены — это ДНК, универсальный носитель генетической информации, привело к появлению генной инженерии.

Проблема клонирования животных была решена группой Яна Вильмута (Wilmut) в 1997, когда родилась овца по имени Долли — первое животное, полученное из ядра взрослой соматической клетки. В дальнейшем были проведены успешные эксперименты по клонированию различных млекопитающих с использованием ядер, взятых из взрослых соматических клеток животных (мышь, коза, свинья, корова).

Внесение эволюционных идей в область химических исследований привело к формированию нового научного направления — эволюционной химии. Так, на основе ее открытий, в частности разработки концепции саморазвития открытых каталитических систем, стало возможным объяснение самопроизвольного (без вмешательства человека) восхождения от низших химических систем к высшим.

Научные открытия:

40-е гг. – телевидение, транзисторы, компьютеры, радар, ракеты, атомная бомба, синтетические волокна, пенициллин;

50-е гг. – водородная бомба, искусственные спутники Земли, реактивный пассажирский самолет, электроэнергетическая установка на базе ядерного реактора, станки с числовым программным управлением (ЧПУ);

60-е гг. – лазеры, интегральные схемы, спутники связи, скоростные экспрессы.

70-е гг. – микропроцессоры, волоконно-оптическая передача информации, промышленные роботы, биотехнология;

80-е гг. – сверхбольшие и объемные интегральные схемы, сверхпрочная керамика, компьютеры пятого поколения, генная инженерия, термоядерный синтез.

Естествознание конца XX века характеризуется рядом специфических черт, которые позволяют говорить об уже начавшемся повороте к новому этапу его развития.

Этот этап, получивший название постнеклассического (или неонеклассического), был вызван не столько проблемами физики «переднего края» (микромир, космос), сколько острой необходимостью понять сложные экономические, социально-политические, общественные процессы, инициированные научно-техническим прогрессом.

Ввиду того, что последствия этого прогресса оказались далеко не однозначными, более того, начали угрожать человечеству (ядерная, экологическая катастрофа, деградация культуры и человеческой психики), потребовалась научно-обоснованная реакция общества на эти негативные последствия.

Для выполнения этого социального «заказа», наука должна была перейти к изучению больших и очень сложных систем, какими являются человек, биосфера, общество и т.п.

Для анализа таких систем ученым пришлось отказаться от аналитического подхода к изучаемым объектам, основанного на все большем и большем «погружении» в глубь его структуры.

Основными методами исследования становятся синтетические методы, концентрирующие внимание на специфических особенностях поведения сложных саморазвивающихся систем, пронизанных многочисленными нелинейными обратными связями между подсистемами.

Одним из первых применил такой синтетический метод основоположник кибернетики Н. Винер.

Развития системного подхода и его применение к сложноструктурированным объектам привело, в конце концов, к созданию нового направления в естествознании – синергетике – теории о самоорганизации и развитии сложных систем любой природы, в основу которой были положены работы Германа Хакена, Ильи Пригожина и других.

Теория о самоорганизации сложных систем выросла на почве термодинамики, которая начала складываться с середины XIX века. Этот раздел физики изучает свойства макроскопических систем в состоянии термодинамического равновесия и процессы перехода из одного состояния в другое.

Примечательно, что в центре внимания термодинамики стоят системы, развитие которых характеризуются необратимостью. Иными словами, время здесь имеет строго определенную направленность.

Например, законы классической механики остаются справедливыми и для тех процессов, время которых обращено вспять.

В термодинамике же эта операция со временем неосуществима, поскольку она нарушает один из фундаментальных её законов, согласно которому термодинамические системы всегда изменяются в сторону увеличения энтропии (меры беспорядка). Очевидно, что подобные системы имеют необратимый характер.

Такая же черта, как необратимость свойственна и эволюционным процессам в биосистемах, и, в частности, она присутствует в теории Дарвина о происхождении новых видов растений и животных. Однако если в термодинамических системах процесс идёт в сторону дезорганизации, то в биосистемах эволюционные процессы, напротив, сопровождаются усложнением их организации.

Одна из причин такого положения дел заключается в том, что термодинамические системы являются изолированными, замкнутыми системами, которые не обмениваются с внешней средой ни энергией, ни веществом, ни информацией (разумеется, такие системы являются научной абстракцией), в то время как биосистемы всегда являются открытыми, ибо они постоянно взаимодействуют с внешней средой.

В центре внимания синергетики стоят открытые системы, способные обмениваться с внешней средой энергией, веществом и информацией. И граница, отделяющая биосистемы от систем неживой природы, размывается.

Оказывается, открытые системы способны к самоорганизации, и биологические организмы тому пример. Однако и в неживой природе существует множество систем, способных к самоорганизации.

Примером такой системы является лазер, с помощью которого получают мощное оптическое излучение.

Хаотичные колебательные движения составляющих его частиц, благодаря поступлению энергии извне, приводятся в согласованное движение, из-за чего мощность лазерного излучения во много раз увеличивается.

Самоорганизующиеся системы, помимо того, что они должны быть открытыми, характеризуются следующими особенностями:

1) Эти системы время от времени приходят в неравновесное, неустойчивое, нестабильное состояние – это так называемые “точки бифуркации”.

2) Эти системы в состоянии неустойчивости очень чувствительны к случайным отклонениям в ту или иную сторону; малое возмущение (флуктуация) способно вызвать изменение всей макроструктуры в целом. Таким образом, можно сказать, что появление нового в мире всегда связано с действием случайных факторов.

3) Эти системы в состоянии неустойчивости могут сами себе задавать законы дальнейшего развития, т.е. они располагают множеством путей развития. Иными словами, самоорганизующиеся системы в принципе непредсказуемы.

4) Эти системы должны быть достаточно сложными для того, чтобы проявились принципы самоорганизации. Иными словами, сложность таких систем должна превышать определенный порог.

Разумеется, для того, чтобы в самоорганизующейся системе образовался новый, более сложный порядок (и, соответственно, энтропия системы уменьшилась), необходим постоянный приток энергии извне.

Таким образом, синергетический подход позволяет создать общую теорию эволюции как в живой, так и в неживой природе.

А поскольку самоорганизация свойственна как материальным, так и духовным системам, то существование общего подхода дало возможность сблизить естественные и гуманитарные дисциплины.

Огромную роль для этого сближения сыграл принцип коэволюции, который гласит, что эволюционные процессы, прослеживаемые на природном и духовном уровнях, тесно взаимосвязаны между собой.

Этот принцип, в частности, лег в основу социобиологии – науки, образованной на стыке гуманитарных и естественно–научных дисциплин. (Её основоположником считается американский учёный Э. Уилсон, который в 1975 г. выпустил в свет книгу «Социобиология: новый синтез».

) С точки зрения социобиологии человек состоит из биологической и социальной компоненты; первая компонента изучается в естествознании, вторая – в гуманитарном познании.

И задача, которую видит перед собой социобиология, заключается в том, чтобы дать наиболее полное описание природно-биологических основ жизнедеятельности человека и в том, чтобы объяснить эволюцию культуры изменениями на биологическом уровне.

А взаимосвязь природного и социального в человеке обозначается здесь как взаимосвязь генно-культурной коэволюции. (Один из главных тезисов социобиологии звучит так: каждая форма социального поведения имеет генетическую основу, которая «принуждает» индивидов действовать так, чтобы обеспечить максимальный успех для себя и сообщества.)

Объектами познания классической науки были простые системы, состоящие из ограниченного набора элементов. Объектами познания неклассической науки были сложные системы (например, термодинамические системы).

В постнеклассической же науке внимание учёных всё больше и больше стали привлекать исторически развивающиеся системы, которые с течением времени способны формировать всё более новые уровни своей организации.

Причём возникновение каждого нового уровня сопровождается воздействием на ранее сформировавшиеся уровни, что приводит к изменению композиции их элементов.

Добавим также, что в современной науке теперь стали изучаться «человекоразмерные» системы, к которым, в частности, относятся медико-биологические системы, экологические системы или, например, система «человек – машина».

К особенностям нынешнего этапа в развитии науки можно отнести и наметившуюся тенденцию к сближению природного, объективного мира и мира человека. Причём это сближение осуществляется как со стороны естественно–научных дисциплин, так и со стороны гуманитарных дисциплин.

И свидетельством тому является, например, широко распространившийся в естествознании ХХ века так называемый «антропный принцип», согласно которому Вселенная, описываемая теорией, должна теперь включать в себя, хотя бы как возможность, появление человека – своего наблюдателя.



Источник: https://infopedia.su/8x953.html

18) Научные открытия второй половины 20 века и их влияние на формирование постнеклассического типа научной рациональности. Особенность постнеклассического типа научной рациональности

Научные открытия второй половины 20века и их влияние на формирование постнеклассического типа научной рациональности. Особенности постнеклассического типа научной рациональности.

Постнеклассическаянаука. Во второй половине ХХ в. формиру­етсяновый образ науки — постнеклассическаянаука. Во многом картина процессаформирования этой науки еще мозаична,но оп­ределенные тенденции все женаметились.

Наряду с дисциплинар­нымиисследованиями на первый план выдвигаютсямеждисципли­нарные формы исследовательскойдеятельности, ориентированные на решениекрупнейших проблем. В этом В.И. Вернадскийвидел отличительную особенность наукиХХ в.

Если задача классической инеклассической науки состояла впостижении определенного фрагментадействительности и выявлении спецификипредмета исследования, то содержаниепостнеклассической науки определяетсякомплексными исследовательскимипрограммами. В связи с этим возникаютновые формы синтеза наук, новые классынаук.

Уистоков тенденции, ведущей к образованиюновых классов наук, стояли В.В. Докучаеви его выдающийся ученик В.И. Вернадский,заложивший основы биосферного классанаук, биосферного естествознания вцелом.

Эта тенденция привела к формированиюбиогеоценологии, основы которой былиопределены В.Н. Сукачевым. Биосфернуюи биогеоценотическую эстафету развитиянаук подхватил Н.В.

Тимофеев-Ресовский,сформулировавший проблему «биосфераи человечество».

Вформировании научного мировоззрениябыл сделан существенный прорыв, накоторый не решались классическая инеклассическая наука, — человек былвведен в научную картину мира. Вселеннаяв ее эволюционном развитии получилаантропологическую направленность.Антропный принцип выражает идею о том,что структура Вселенной и ее фундаментальныехарактеристики имеют антропологическоевыражение.

Важнейшейособенностью постнеклассической наукиявляется формирование этики ответственностинаучного сообщества за применениенаучных достижений. Наука не толькоищет истину, но и определяет условия ееприменения.

Если классическая инеклассическая науки ставили своейцелью только поиск истины, а проблемыиспользования и применения научныхоткрытий возлагали на общество, топостнеклассическая наука, включающаяв свой предмет и антропогеннуюдеятельность, не может оставаться встороне от решения этических проблем,связанных с влиянием научных открытийна различные сферы человеческойжизнедеятельности.

Итак,новоевропейская наука, основываясьизначально на экспериментальном методе,обретает самостоятельный статус ипроходит в своем развитии несколькоэтапов.

19) Логика научного открытия в учениях ф. Бэкона и р. Декарта

Бэконвидел цель научного поиска в обогащениичеловеческой жизни новыми открытиямии благами. Однако знание может статьсилой только в том случае, если ономатериально воплотится в техническиеизобретения. Поэтому Бэкон особоезначение придавал техническимизобретениям, которые должны бытьпродуктом научной мысли, а не ремесленноготворчества или магии.

Экспериментвыступает как посредник между человекоми природой и создает возможностьполучения объективного знания. Бэконсформулировал определенные правиласвоего метода и тем самым дал «органон»,или логику опыта. Логические правилапредставляют собой механизм передачиистинности от опытных данных самогонизкого уровня до высших аксиом.

Говоряоб эпистемологической программеэмпиризма, следует отметить, что истокиее связаны с идеей Френсиса Бэкона осоставлении таблиц и классификаций.

Бэкон видит смысл таблиц открытия втом, что собранное в них объективноезнание при определенных условияхявляется процедурой, в рамках которойвозникновение нового знания не зависитот субъекта познания.

Таким образомБэкон сводит роль субъекта познания кпростому индуктивному выводу.

Самопонимание такой процедуры, какклассификация на основании таблиц,указывает на то, что для Бэкона получениеновогознания связано напрямую снепрерывным автономным автоматическимпереходом от частного знания («аксиом»)к более общему.

Ф.Бэкон выделил четыре вида заблуждений,которые искажали процесс познания.

  1. «призраки рода» – заблуждения, которые обусловлены несовершенством человеческой природы. (человеческий ум склонен приписывать вещам больший, чем есть в действительности, порядок, – из-за чего и появилась идея о том, что «в небе любое движение должно всегда происходить по окружностям и никогда – по спиралям».)

  2. «призраки пещеры» – заблуждения, которые обусловлены субъективным, внутренним миром человека.

  3. «призраки рынка» – заблуждения, которые обусловлены некритичным отношением к употребляемым словам. Неправильные слова искажают знания и нарушают естественную связь разума и вещей.

  4. «призраки театра» – заблуждения, которые обусловлены слепой верой в авторитеты и ложные учения.

Принципыметода Декарта формулируются им вомногом близко положениям Бэкона. Однакоэто представление о развитии наукидополнено двумя определениями дедукции—начинать с простого и очевидного изатем дедуктивно получать более сложное(сложные высказывания, новое знание).Декарт точнее видит сущность научногоисследования, самой логики, а именновключение индукции в дедукцию.

Декартследует Галилею как в его стремленииматематизировать эксперимент, так и вего всеобщем проекте математизациифизического знания.

Математическоепознание заключает и себе дна способаисследования: синтетический ианалитический. Декарт скорее предпочитаетаналитический способ познания, посколькупредоставляет возможность «воображаемого»экспериментирования. Именно аналитическийметод позволяет прийти к очевидностисамого познающего ума.

  1. Образ науки в концепции логического позитивизма. Принцип верификации.

Философско-методологическаяконцепция Венского кружка получиланаименование логического позитивизма,или неопозитивизма (третий позитивизм),ибо его члены вдохновлялись как идеямиО. Конта и Э. Маха, так и достижениямисимволической логики Б. Рассела и А.Уайтхеда. В логике неопозитивистыувидели тот инструмент, который долженбыл стать основным средствомфилософско-методологического анализанауки.

Исходныеидеи своей концепции неопозитивистынепосредственно заимствовали из»Логико-философского трактата» Л.Витгенштейна, который в первый периодсвоего творчества онтологизировалструктуру языка логической системы,созданной Расселом и Уайтхедом.

Языклогики состоит из простых, или «атомарных»,предложений, которые с помощью логическихсвязок могут соединяться в сложные,»молекулярные», предложения.Витгенштейн полагал, что и реальностьсостоит из атомарных фактов, которыемогут объединяться в молекулярныефакты.

Подобно атомарным предложениям,атомарные факты независимы один отдругого.

ИдеиВитгенштейна были подхвачены ипереработаны членами Венского кружка,которые на место его онтологии поставилиследующие гносеологические принципы.

1.Всякое знание есть знание о том, чтодано человеку в чувственном восприятии.

Атомарныефакты Витгенштейна логические позитивистызаменили чувственными переживаниямисубъекта и комбинациями этих переживаний.Как и атомарные факты, отдельныечувственные впечатления не связанымежду собой.

У Витгенштейна мир естькалейдоскоп фактов, у логическихпозитивистов мир оказывается калейдоскопомчувственных впечатлений. Вне чувственныхвпечатлений нет никакой реальности, вовсяком случае, мы ничего не можем сказатьо ней.

Таким образом, всякое знание можетотноситься только к чувственнымвпечатлениям.

2.То, что дано нам в чувственном восприятии,мы можем знать с абсолютной достоверностью.

Структурапредложений у Витгенштейна совпадаласо структурой факта, поэтому истинноепредложение было абсолютно истинно,так как оно не только верно описывалонекоторое положение вещей, но в своейструктуре «показывало» структуруэтого положения вещей.

Поэтому истинноепредложение не могло быть ни изменено,ни отброшено с течением времени.Логические позитивисты заменилиатомарные предложения Витгенштейна»протокольными» предложениями,выражающими чувственные переживаниясубъекта.

Истинность таких предложенийтакже несомненна для субъекта.

3.Все функции знания сводятся к описанию.

Еслимир представляет собой комбинациючувственных впечатлений, и знание можетотноситься только к чувственнымвпечатлениям, то оно сводится лишь кфиксации этих впечатлений. Объяснениеи предсказание исчезают. Объяснитьчувственные переживания можно было бытолько апеллируя к их источнику — внешнемумиру.

Логические позитивисты отказываютсяговорить о внешнем мире, следовательно,отказываются от объяснения. Предсказаниедолжно опираться на существенные связиявлений, на знание причин, управляющихих возникновением и исчезновением.Логические позитивисты отвергаютсуществование таких связей и причин.

Таким образом, остается только описаниеявлений, поиски ответов на вопрос «как?»,а не «почему?».

Изэтих основных принципов неопозитивистскойгносеологии вытекают некоторые другиеособенности этого философскогонаправления.

Сюда относится, преждевсего, отрицание традиционной философии,или «метафизики», что многимикритиками неопозитивизма признаетсячуть ли не основной его отличительнойособенностью.

Логический позитивистлибо отрицает существование мира внечувственных переживаний, либо считает,что о нем ничего нельзя сказать.

Другойхарактерной особенностью неопозитивизмаявляется его антиисторизм и почти полноепренебрежение процессами развития.Если мир представляет собой совокупностьчувственных переживаний и лишенныхсвязи фактов, то в нем не может бытьразвития, ибо развитие предполагаетвзаимосвязь и взаимодействие фактов,а это как раз отвергается.

Модельнауки логического позитивизма возниклав результате истолкования с точки зренияэтих принципов структуры символическойлогики. В основе науки, по мнениюнеопозитивистов, лежат протокольныепредложения, выражающие чувственныепереживания субъекта.

Истинность этихпредложений абсолютно достоверна инесомненна. Совокупность истинныхпротокольных предложений образуеттвердый эмпирический базис науки.

Дляметодологический концепции логическогопозитивизма характерно резкоеразграничение эмпирического итеоретического уровней знания.

Сточки зрения логического позитивизма,деятельность ученого в основном должнасводиться к двум процедурам: 1) установлениепротокольных предложений; 2) изобретениеспособов объединения и обобщения этихпредложений.

Методологическаяконцепция логического позитивизманачала разрушаться почти сразу же послесвоего возникновения. Причем эторазрушение происходило не вследствиевнешней критики, а было обусловленовнутренней порочностью концепции.

Попытки устранить эти пороки, преодолетьтрудности, порожденные ошибочнымигносеологическими предпосылками,поглощали все внимание логическихпозитивистов. Они, в сущности, так и недошли до реальной науки и ее методологическихпроблем.

Правда, методологическиеконструкции неопозитивизма никогда ине рассматривались как отображениереальных научных теорий и познавательныхпроцедур.

Принципверификации.

Принципверификации предусматривал признаниеобладающими научной значимостью толькоте знания, содержание которых можнообосновать протокольными предложениями.Поэтому факты науки в доктринахпозитивизма абсолютизируются, обладаютприматом перед другими элементаминаучного знания, ибо, по их мнению ониопределяют содержательный смысл иистинность теоретических предложений.

     Иными словами, согласноконцепции логического позитивизма»существует чистый опыт, свободныйот деформирующих влияний со стороныпознавательной деятельности субъектаи адекватный этому опыту язык; предложения,выражаемые этим языком, проверяютсяопытом непосредственно и не зависит оттеории, так как словарь, используемыйдля их формирования, не зависит оттеоретического словаря».

Источник: https://studfile.net/preview/2203453/page:16/

Проблема научной рациональности. Исторические типы научной рациональности: классическая, неклассическая и постнеклассическая наука

Научные открытия второй половины 20века и их влияние на формирование постнеклассического типа научной рациональности. Особенности постнеклассического типа научной рациональности.

Наука как целостный феномен возникает в Новое время вследствие отпочкования от философии и проходит в своем развитии три основных этапа.

На каждом из них разрабатываются соответствующие идеалы, нормы и методы научного исследования, формулируется определенный стиль мышления, своеобразный понятийный аппарат и т.п.

Критерием (основанием) данной периодизации является соотношение (противоречие) объекта и субъекта познания:

— Классическая наука (XVII – XIX вв.), исследуя свои объекты, стремилась при их описании и теоретическом объяснении устранить по возможности все, что относится к субъекту, средствам, приемам и операциям его деятельности.

Такое устранение рассматривалось как необходимое условие получения объективно-истинных знаний о мире.

Здесь господствует объектный стиль мышления, стремление познать предмет сам по себе, безотносительно к условиям его изучения субъектом;

— Неклассическая наука (первая половина XX в.

), исходный пункт которой связан с разработкой релятивистской и квантовой теории, отвергает объективизм классической науки, отбрасывает представление реальности как чего-то не зависящего от средств ее познания, субъективного фактора.

Она осмысливает связи между знаниями объекта и характером средств и операций деятельности субъекта. Экспликация этих связей рассматривается в качестве условий объективно-истинного описания и объяснения мира;

— Существенный признак постнеклассической науки (вторая половина XX – начало XXI в.) – постоянная включенность субъективной деятельности в «тело знания». Она учитывает соотнесенность характера получаемых знаний об объекте не только с особенностью средств и операций деятельности познающего субъекта, но и с ее ценностно-целевыми структурами.

Классическая стадия имеет своей парадигмой механику, ее картина мира строится на принципе жесткого (лапласовского) детерминизма, ей соответствует образ мироздания как часового механизма. С неклассической наукой связана парадигма относительности, дискретности, квантования, вероятности, дополнительности.

Постнеклассической стадии соответствует парадигма становления и самоорганизации.

Основные черты нового (постнеклассического) образа науки выражаются синергетикой, изучающей общие принципы процессов самоорганизации, протекающих в системах самой различной природы (физических, биологических, технических, социальных и др.).

Ориентация на «синергетическое движение» — это ориентация на историческое время, системность (целостность) и развитие как важнейшие характеристики бытия.

При этом смену классического образа науки неклассическим, а последнего – постнеклассическим нельзя понимать упрощенно в том смысле, что каждый новый этап приводит к полному исчезновению представлений и методологических установок предшествующего этапа. Напротив, между ними существует преемственность.

Налицо «закон субординации»: каждая из предыдущих стадий входит в преобразованном, модернизированном виде в последующую. Неклассическая наука вовсе не уничтожила классическую, а только ограничила сферу ее действия.

Например, при решении ряда задач небесной механики не требовалось привлекать принципы квантовой механики, а достаточно было ограничиться классическими нормативами исследования.

Классический тип научной рациональности (XVII—XVIII вв.) исходил из того, что при теоретическом объяснении и описании объекта надо абстрагироваться от всего, что относится к субъекту (исследователю), применяемым им средствами и совершаемым операциям.

Такая элиминация рассматривалась как необходимое условие получения объективно-истинного знания о мире. И хотя в конце XVIII — первой половине XIX в.

механическая картина мира утрачивает статус общенаучной и намечается переход к новому состоянию естествознания, очерченный выше общий стиль мышления ученого и тип научной рациональности сохраняются.

Положение принципиально меняется в связи со становлением так называемого неклассического естествознания (конец XIX — середина XX в.).

Формируется неклассический тип научной рациональности, который уже учитывает зависимость результатов исследования от характера тех средств, к которым прибегает ученый (в особенности в случаях эксперимента), и от специфики тех операций, которым подвергается изучаемый объект.

Что же касается самого субъекта и тех внутринаучных и социальных ценностей и целей, которые его характеризуют, то все это по-прежнему выносится за скобку, не находит отражения в описании и объяснении изученного.

И наконец, в последней трети двадцатого века происходит рождение новой, постнеклассической науки, для которой характерны такие взаимосвязанные черты, как исследование сверхсложных, саморазвивающихся систем и междисциплинарность этих исследований.

Такому состоянию и тенденциям развития современной науки соответствует постнеклассический тип научной рациональности, рассматривающий деятельность ученого в более широком поле: теперь уже учитывается соотнесенность получаемых знаний об объекте не только с исследовательскими средствами и операциями, но и с ценностно-целевой (как внутринаучной, так и вненаучной, социальной) ориентацией ученого.

Чрезвычайно важно подчеркнуть особую значимость этого типа научной рациональности в развитии современного общества.

Выход из сегодняшней экологической и социокультурной ситуации, очевидно, «состоит не в отказе от научно-технического развития, а в придании ему гуманистического измерения, что, в свою очередь, ставит проблему нового типа научной рациональности, включающей в себя в явном виде гуманистические ориентиры и ценности».

Каждый новый тип научной рациональности характеризуется особыми, свойственными ему основаниями науки, которые позволяют выделить в мире и исследовать соответствующие типы системных объектов (простые, сложные, саморазвивающиеся системы).

При этом возникновение нового типа рациональности и нового образа науки не следует понимать упрощенно в том смысле, что каждый новый этап приводит к полному исчезновению представлений и методологических установок предшествующего этапа, напротив, между ними существует преемственность.

Точно так же становление постнеклассической науки не приводит к уничтожению всех представлений и познавательных установок неклассического и классического исследования.

Когда современная наука на переднем крае своего поиска поставила в центр исследований уникальные, исторически развивающиеся системы, в которые в качестве особого компонента включен сам человек, то требование экспликации ценностей в этой ситуации не только не противоречит традиционной установке на получение объективно-истинных знаний о мире, но и выступает предпосылкой реализации этой установки. Есть все основания полагать, что по мере развития современной науки эти процессы будут усиливаться. Техногенная цивилизация ныне вступает в полосу особого типа прогресса, когда гуманистические ориентиры становятся исходными в определении стратегий научного поиска.

Источник: https://ifilosofia.ru/filosofiya-nauki-podborka-lektsij/390-problema-nauchnoj-racionalnosti-istoricheskie-tipy.html

Uchebnik-free
Добавить комментарий