Источники римского права. Обычай и закон. Понятие обычая и обычное право

9. Правовой обычай как источник римского права.. Шпаргалка по римскому праву. Читать онлайн

Источники римского права. Обычай и закон. Понятие обычая и обычное право

Обычное право — древнейшая форма образования римского права. Обычное право — совокупность общеобязательных правил поведения, сложившихся в Древнем Риме в результате их неоднократного использования, санкционированных и защищаемых государством, но не зафиксированных в каком-либо формальном акте.

Если такие сложившиеся в практике правила поведения людей не получали признания и защиты от государственной власти, они оставались простыми обычаями (бытовыми); если обычаи признавались и защищались государством, они становились правовыми обычаями, составляли обычное право, а иногда даже воспринимались государственной властью, придающей им форму закона.

Обычное право — неписаное право (jus non scriptum), восходящее к обычаям первобытного общества.

Нормы обычного права:

— mores maiorum — обычаи предков;

— usus — обычная практика;

— commentarii pontificum — обычаи, сложившиеся в практике жрецов;

— commentarii magistratuum — обычаи, сложившиеся в практике магистратов;

— consuetudo — обычай в императорский период. Значение обычаев:

— заменяли указания других, более определенных источников права, прежде всего законов;

— свидетельствовали о способе применения законов и других источников права в юридической практике.

Обычаи признавались источником права, если отсутствовали конкретные требования, выраженные в других формах: «В тех делах, в которых мы не пользуемся писаными законами, нужно соблюдать то, что указано нравами и обычаями». В этой ситуации требование обычая, безусловно, обязательно. «Укоренившийся обычай заслуженно применяется как закон, и это есть право, о котором говорится, что оно установлено нравами» (Дигесты).

В императорский период обычай не должен был противоречить закону; обычай не мог отменять указание закона. «Долго принявшийся обычай следует соблюдать как право и закон в тех случаях, когда не имеется писаного закона» (Дигесты).

Для признания обычая правовым, т. е. дающим основание для защиты судом, он должен был:

— выражать продолжительную правовую практику в пределах жизни более одного поколения;

— выражать однообразную практику, причем безразлично, действия или бездействия;

— воплощать неотложную и разумную потребность именно в правовом регулировании ситуации, т. е.

далеко не все обыкновения даже коммерческого оборота могли составить правовое требование обычая (например, не создавали такового обыкновение «давать на чай», разные принятые формы отчетности, обычаи делать подарки и т. п.).

Специфика правового применения обычая — ссылающийся на обычай должен был сам доказывать факт его наличия, обычай не презюмировался (предполагался) в суде, а доказывался.

Особенность римского правового обычая — неразрывность понимания обычая с нравами. Предписания обычая — «молчаливое согласие народа, подтвержденное древними нравами».

В силу этого обычай носил черты религиозного правила, опирающегося на авторитет жреческого толкования; в языческую пору глашатаем обычая нередко становилось обращение к оракулу, что само по себе подчиняло вытекающие из него правовые требования религиозной традиции.

В христианскую эпоху аналогичный характер стали носить ссылки на Священное писание и евангелический канон.

10. Закон как источник римского права. Виды законов. Сенатусконсульт

Законы (leges) — главное воплощение римского писаного права.

Для признания правового предписания в качестве закона необходимо было, чтобы он исходил от имеющего соответствующие полномочия органа, т. е.

так или иначе воплощал весь римский народ, и чтобы он был надлежащим образом обнародован: тайный правовой акт не мог иметь верховной юридической силы.

Для его принятия закон должен был быть доведен до сведения граждан — выставлен магистратом заблаговременно на специальном месте форума.

«Законы — имеющие предписывающий характер общие постановления, предложенные магистратом, принятые народным собранием и утвержденные Сенатом».

Закон для придания ему должной значимости мог исходить только от законно избранного магистрата и только в пределах его компетенции. Римские законы и получали, как правило, наименование по его инициатору: закон Корнелия, закон Аквилия и т. д.

Иногда наименование было двойным по двум именам, например закон Валерия-Горация.

Закон должен был содержать обязательные элементы:

1) praescriptio — вводная часть, или указатель обстоятельств издания;

2) rogatio — текст закона, который мог подразделяться на главы и т. п.;

3) sanctio — последствия нарушения закона и ответственность нарушителей.

Древнейший закон — Leges XII tabularum 451 г. до н. э. (Законы XII Таблиц). Их появление объясняют борьбой плебеев с патрициями за ограничение произвола.

Законы XII таблиц установили одинаковые нормы для коренных жителей и плебеев, но не провели их равенства. Законов XII Таблиц отражает жизнь Рима — земледельческого общинного натурального хозяйства.

Нет норм о меновой торговле, об обязательствах, за исключением займа.

Виды законов:

— lex perfecta, нарушение которых влечет недействительность сделки;

— lex minus quam perfecta — влечет невыгодные последствия без признания сделки недействительной;

— lex imperfecta — без санкции.

В Риме республиканского периода законами являлись постановления народного собрания — plebiscita. Причем народное собрание не имело законодательной инициативы.

Чиновник, имеющий право созыва народного собрания, выдвигал на нем свой законопроект, который либо принимался в предложенном виде, как правило, с именем автора (uti rogas), либо отвергался полностью (antiquo).

Частичные изменения в законе, не внесенные самим магистратом, римская практика не допускала.

Подвиды римских законов:

— lex как постановление народного собрания, имеющее высшую юридическую силу;

— plebiscitum — указ и распоряжение плебейской части римской общины, которые стали иметь силу закона по закону Гортензивса 258 г. до н. э. В период с I до середины III в. основной формой законодательства стали постановления Сената — сенатусконсульты (senatusconsulta).

Однако реально сфера сенатусконсульта все же несколько отличалась от полного закона: известные по содержанию сенатусконсульты в основном касались правовых форм деятельности магистратов и применимости их полномочий к разным территориям и типам правоприменения. Постепенно они были вытеснены постановлениями императора — конституциями.

Конституции приобретают наименование leges, в отличие от прежде созданного права — jus vetus.

11. Эдикт магистрата как источник римского права. Преторские эдикты

Эдикт (edictum) (от dico — «говорю») — устное объявление магистрата по тому или иному вопросу.

С течением времени эдикт получил специальное значение программного объявления, какое по установившейся практике делали (уже в письменной форме) республиканские магистры при вступлении в должность.

Формально эдикт был обязателен только для того магистра, которым он был издан, и, следовательно, только на тот год, в течение которого магистрат находился у власти (отсюда принадлежащее Цицерону название эдикта lex annua, закон на год).

Однако фактически те пункты эдикта, которые оказывались удачным выражением интересов господствующего класса, повторялись и в эдикте вновь избранного магистрата и приобретали устойчивое значение (часть эдикта данного магистрата, переходившая в эдикты его преемников, называется edictum tralaticium).

Виды магистратских эдиктов:

— эдикты эдилов регулировали в основном вопросы торговли, прав и обязанностей участников гражданских сделок, исковых требований, вытекавших из рыночного оборота;

— провинциальные эдикты заключали в себе: утверждение местных узаконений и правовых обычаев, нововведения собственно начальников провинций — главным образом в административной, и финансовой сфере, заимствования из преторских эдиктов, пригодные для того или другого города или провинции по усмотрению начальника;

— преторские эдикты.

При назначении на должность претор издавал указ, в котором декларировал те правоположения и принципы, которых он будет держаться в течение года (срок преторских полномочий).

Претор не посягал на авторитет цивильного права, а помогал их осуществлению, подкрепляя общественные отношения, урегулированные цивильным правом, также и своими исками.

Виды эдиктов:

1) новые (в них указывались новшества правоприменения и юридической практики) и перенесенные (претор заявлял, что будет придерживаться практики своего предшественника) эдикты;

2) постоянные, где указывались правоположения, обязательные для юридической практики на протяжении всего срока полномочий, и непредвиденные, касавшиеся казусных обстоятельств, либо правоприменения в отношении отдельных личностей. Законом Корнелия 67 г. до н. э. преторам было строго предписано держаться деклараций постоянного эдикта.

Ни претор, ни другие магистраты, издававшие эдикты, не были компетентны отменять или изменять законы, издавать новые законы и т. п.

Однако в качестве руководителя судебной деятельности претор мог придать норме цивилизованного права практическое значение или, наоборот, лишить силы то или иное положение цивильного права.

Например, претор мог при известных условиях защитить несобственника как собственника, но он не мог несобственника превратить в собственника.

Во II в. н. э. император Адриан возложил на юриста Юлиана кодификацию отдельных постановлений, содержавшихся в преторских эдиктах. Окончательная редакция «постоянного эдикта» Юлиана (edictum perpetuum) была одобрена императором и объявлена постановлением сената неизменной, однако император оставил за собой право делать дополнения к эдикту.

С этого времени правотворческая деятельность претора (и других магистратов) прекратилась.

12. Деятельность юристов как источник римского права

Формирование юриспруденции как самостоятельного и важного источника права началось примерно в III в. до н. э.

В период республики деятельность юристов сводилась к:

— консультации граждан, обратившихся за юридической помощью (presponsa);

— даче образцов и редактированию договоров и судебных исков (cavere);

— руководству юридическими действиями сторон без их защиты в суде (agere).

Результат деятельности юристов

Источник: https://bzbook.ru/Shpargalka-po-rimskomu-pravu.10.html

Обычай и законы как источник римского права

Источники римского права. Обычай и закон. Понятие обычая и обычное право

Обычное право – древнейшая форма образования римского права. Обычное право – совокупность общеобязательных правил поведения, сложившихся в Древнем Риме в результате их неоднократного использования, санкционированных и защищаемых государством, но не зафиксированных в каком-либо формальном акте.

Если такие сложившиеся в практике правила поведения людей не получали признания и защиты от государственной власти, они оставались простыми обычаями (бытовыми); если обычаи признавались и защищались государством, они становились правовыми обычаями, составляли обычное право, а иногда даже воспринимались государственной властью, придающей им форму закона.

Обычное право – неписаное право (jus non scriptum), восходящее к обычаям первобытного общества. Нормы обычного права:

– mores maiorum – обычаи предков;

– usus – обычная практика;

– commentarii pontificum – обычаи, сложившиеся в практике жрецов;

– commentarii magistratuum – обычаи, сложившиеся в практике магистратов;

– consuetudo – обычай в императорский период. Значение обычаев:

– заменяли указания других, более определенных источников права, прежде всего законов;

– свидетельствовали о способе применения законов и других источников права в юридической практике.

Обычаи признавались источником права, если отсутствовали конкретные требования, выраженные в других формах: «В тех делах, в которых |мы не пользуемся писаными законами, нужно соблюдать то, что указано нравами и обычаями». В этой ситуации требование обычая, безусловно, обязательно. «Укоренившийся обычай заслуженно применяется как закон, и это есть право, о котором говорится, что оно установлено нравами» (Дигесты).

В императорский период обычай не должен был противоречить закону; обычай не мог отменять указание закона. «Долго принявшийся обычай следует соблюдать как право и закон в тех случаях, когда не имеется писаного закона» (Дигесты). Для признания обычая правовым, т. е.

дающим основание для защиты судом, он должен был:– выражать продолжительную правовую практику в пределах жизни более одного поколения; – выражать однообразную практику, причем безразлично, действия или бездействия; – воплощать неотложную и разумную потребность именно в правовом регулировании ситуации, т. е.

далеко не все обыкновения даже коммерческого оборота могли составить правовое требование обычая (например, не создавали такового обыкновение «давать на чай», разные принятые формы отчетности, обычаи делать подарки и т. п.).

Специфика правового применения обычая – ссылающийся на обычай должен был сам доказывать факт его наличия, обычай не презюмировался (предполагался) в суде, а доказывался.

Особенность римского правового обычая – неразрывность понимания обычая с нравами. Предписания обычая – «молчаливое согласие народа, подтвержденное древними нравами».

В силу этого обычай носил черты религиозного правила, опирающегося на авторитет жреческого толкования; в языческую пору глашатаем обычая нередко становилось обращение к оракулу, что само по себе подчиняло вытекающие из него правовые требования религиозной традиции.

В христианскую эпоху аналогичный характер стали носить ссылки на Священное писание и евангелический канон.

Законы (leges) – главное воплощение римского писаного права. Для признания правового предписания в качестве закона необходимо было, чтобы он исходил от имеющего соответствующие полномочия органа, т. е.

так или иначе воплощал весь римский народ, и чтобы он был надлежащим образом обнародован: тайный правовой акт не мог иметь верховной юридической силы. Для его принятия закон должен был быть доведен до сведения граждан – выставлен магистратом заблаговременно на специальном месте форума.

«Законы – имеющие предписывающий характер общие постановления, предложенные магистратом, принятые народным собранием и утвержденные Сенатом». Закон для придания ему должной значимости мог исходить только от законно избранного магистрата и только в пределах его компетенции.

Римские законы и получали, как правило, наименование по его инициатору: закон Корнелия, закон Аквилия и т. д. Иногда наименование было двойным по двум именам, например закон Валерия-Горация.

Закон должен был содержать обязательные элементы: 1) praescriptio – вводная часть, или указатель обстоятельств издания; 2) rogatio – текст закона, который мог подразделяться на главы и т. п.; 3) sanctio – последствия нарушения закона и ответственность нарушителей. Древнейший закон – Leges XII tabularum 451 г. до н. э. (Законы XII Таблиц).

Их появление объясняют борьбой плебеев с патрициями за ограничение произвола. Законы XII таблиц установили одинаковые нормы для коренных жителей и плебеев, но не провели их равенства. Законов XII Таблиц отражает жизнь Рима – земледельческого общинного натурального хозяйства. Нет норм о меновой торговле, об обязательствах, за исключением займа.

Виды законов: – lex perfecta, нарушение которых влечет недействительность сделки;– lex minus quam perfecta – влечет невыгодные последствия без признания сделки недействительной;– lex imperfecta – без санкции. В Риме республиканского периода законами являлись постановления народного собрания – plebiscita.

Причем народное собрание не имело законодательной инициативы. Чиновник, имеющий право созыва народного собрания, выдвигал на нем свой законопроект, который либо принимался в предложенном виде, как правило, с именем автора (uti rogas), либо отвергался полностью (antiquo).

Частичные изменения в законе, не внесенные самим магистратом, римская практика не допускала.

Подвиды римских законов: – lex как постановление народного собрания, имеющее высшую юридическую силу; – plebiscitum – указ и распоряжение плебейской части римской общины, которые стали иметь силу закона по закону Гортензивса 258 г. до н. э.

В период с I до середины III в. основной формой законодательства стали постановления Сената – се-натусконсульты (senatusconsulta).

Однако реально сфера сенатусконсульта все же несколько отличалась от полного закона: известные по содержанию сенатусконсульты в основном касались правовых форм деятельности магистратов и применимости их полномочий к разным территориям и типам правоприменения.

Постепенно они были вытеснены постановлениями императора – конституциями. Конституции приобретают наименование leges, в отличие от прежде созданного права – jus vetus.

5. Эдикты магистратов как источник римского праваЭдикт (edictum) (от dico – «говорю») – устное объявление магистрата по тому или иному вопросу.

С течением времени эдикт получил специальное значение программного объявления, какое по установившейся практике делали (уже в письменной форме) республиканские магистры при вступлении в должность.

Формально эдикт был обязателен только для того магистра, которым он был издан, и, следовательно, только на тот год, в течение которого магистрат находился у власти (отсюда принадлежащее Цицерону название эдикта lex annua, закон на год).

Однако фактически те пункты эдикта, которые оказывались удачным выражением интересов господствующего класса, повторялись и в эдикте вновь избранного магистрата и приобретали устойчивое значение (часть эдикта данного магистрата, переходившая в эдикты его преемников, называется edictum tralaticium).

Виды магистратских эдиктов: – эдикты эдилов регулировали в основном вопросы торговли, прав и обязанностей участников гражданских сделок, исковых требований, вытекавших из рыночного оборота;– провинциальные эдикты заключали в себе: утверждение местных узаконений и правовых обычаев, нововведения собственно начальников провинций – главным образом в административной, и финансовой сфере, заимствования из преторских эдиктов, пригодные для того или другого города или провинции по усмотрению начальника;

– преторские эдикты. При назначении на должность претор издавал указ, в котором декларировал те правоположения и принципы, которых он будет держаться в течение года (срок преторских полномочий).

Претор не посягал на авторитет цивильного права, а помогал их осуществлению, подкрепляя общественные отношения, урегулированные цивильным правом, также и своими исками.

Виды эдиктов: 1) новые (в них указывались новшества правоприменения и юридической практики) и перенесенные (претор заявлял, что будет придерживаться практики своего предшественника) эдикты;

2) постоянные, где указывались правоположения, обязательные для юридической практики на протяжении всего срока полномочий, и непредвиденные, касавшиеся казусных обстоятельств, либо правоприменения в отношении отдельных личностей. Законом Корнелия 67 г. до н. э.

преторам было строго предписано держаться деклараций постоянного эдикта. Ни претор, ни другие магистраты, издававшие эдикты, не были компетентны отменять или изменять законы, издавать новые законы и т. п.

Однако в качестве руководителя судебной деятельности претор мог придать норме цивилизованного права практическое значение или, наоборот, лишить силы то или иное положение цивильного права.

Например, претор мог при известных условиях защитить несобственника как собственника, но он не мог несобственника превратить в собственника. Во II в. н. э. император Адриан возложил на юриста Юлиана кодификацию отдельных постановлений, содержавшихся в преторских эдиктах.

Окончательная редакция «постоянного эдикта» Юлиана (edictum perpetuum) была одобрена императором и объявлена постановлением сената неизменной, однако император оставил за собой право делать дополнения к эдикту. С этого времени правотворческая деятельность претора (и других магистратов) прекратилась.



Источник: https://infopedia.su/6x9f5f.html

Обычай и закон как источник римского права

Источники римского права. Обычай и закон. Понятие обычая и обычное право

⇐ Предыдущая12345678910Следующая ⇒

Самым древним неписаным источником права Рима было обычное право как совокупность правовых обычаев. В современной теории права под правовым обычаем понимается правило поведения, сложившееся вследствие его фактического применения в течение длительного времени и признаваемое государством и качестве общеобязательного правила.

Отмеченные признаки характеризовали правовой обычай в Риме. Римский юрист Юлиан говорит о давности (длительности) применения обычая и молчаливом согласии общества (считаем признание его государством в качестве общеобязательного правила) на его применение.

Нормы обычного права включали обычаи предков (mo res maiorum); обычную практику (usus); обычаи жрецов (com mentarii pontificum); обычаи, сложившиеся в практике магистратов (commentarii magistratuum). В императорский период обычное право именуется термином «consuetude».

Обычное право в течение длительного времени играло существенную роль в регулировании разнообразных общественных отношений. Даже в эпоху принципата за правовыми обычаями признавалась такая же сила, как и за законами.

Наряду с обычным правом уже в древний период в Риме в качестве источника права применялись законы (leges). Первыми законами в Риме были законодательные акты, принимаемые народными собраниями и утверждаемые Сенатом.

В 451–450 гг. до н. э. была сделана запись обычаев, получившая название Законов XII таблиц (leges duodecim tabularum). В 326 г. до н. э. был принят Петелиев закон, отменивший долговое рабство и убийство должника за неуплату долга. Примерно в III в. до н. э.

появился закон Аквилия (об ответственности за уничтожение и повреждение чужих вещей). Позднее был принят ряд других законов. В период принципата, когда роль народных собраний понизилась, они уже не принимали законы. Последним был аграрный закон I в. н. э.

При одновременном сосуществовании в Риме в течение длительного времени правовых обычаев и законов возникает вопрос: как соотносились друг с другом эти источники права?

У римлян не вызывало сомнения, что закон мог отменить правовой обычай. Римские юристы также считали, что правовой обычай может отменить закон (в этом случае говорили, что закон вышел из употребления).

Эдикты магистров и ответы юристов как источник права в Др.Риме.

Римские судебные магистраты обладали правом издавать постановле ния для римских граждан и других жителей Римского государства.

Термин «эдикт» происходит от dico («говорю») и в соответствии с этим первоначально обозначал устное объявление магистрата следующих видов:

— постоянный эдикт издавался новым магистратом и объявлял о том, какие правила будут лежать в основе его деятельности, в каких случаях будут даваться иски, в каких — нет (своеобразный план работы на определенный период);

— разовый эдикт издавался по поводу решения какого-либо конкретного дела и по другим незапланированным поводам.

В дальнейшем эдикты стали приниматься в письменной форме. Они действовали только в период управления издавшего их магистрата, и следующий магистрат мог отменить или продлить их. В начале II в. н. э. эдикты были объявлены вечными и неизменными.

Римский юрист Гай писал, что эдикты принимались:

1) преторами. Преторы были как городскими, ведавшими гражданской юрисдикцией в отношениях между римскими гражданами, так и перегринскими, ведавшими гражданской юрисдикцией по спорам между перегринами, а также между римскими гражданами и перегринами;

2) правителями провинций;

3) курульными эдилами, ведавшими гражданской юрисдикцией по торговым делам (в провинциях — соответственно квесторами).

Начиная с III в. до н. э. в связи с усложнением общественных отношений (развитие торговых отношений с другими странами, развитие сельского хозяйства) нормы ius civile устарели и перестали удовлетворять запросам жизни.

Преторские эдикты помогали цивильному праву в удовлетворении новых потребностей общества, так как преторы выпускали постановления не в общем, а по конкретным искам.

Претор руководил гражданским процессом и мог выбирать для защиты только те иски, которые не были предусмотрены цивильным правом.

Претор не мог отменить или изменить нормы цивильного права («претор не может творить право»). Он мог проработать норму цивильного права на практике и лишить силы то или иное положение данной нормы.

Например, мог защитить несобственника имущества как собственника, но не мог изменить статус несобственника и превратить его в соб ственника. Претор не мог дать право наследования.

Таким образом, претор мог давать защиту только новым формам правоотношений, что еще раз подчеркивает незыблемость исконного права (ius civile).

По словам римских юристов, преторское право постепенно развивалось и стало действовать по нескольким направлениям, откликаясь на новые запросы жизни и удовлетворяя их:

— претор помогал применению гражданского права (iuris civilis adiuvandi gratia);

— заполнял пробелы гражданского права с помощью своих эдиктов (iuris civilis supplendi gratia);

— изменял и исправлял нормы гражданского права (iuris civilis corrigendi gratia). Претор не мог отменить действие цивильного

Деятельность юристов. Большое распространение получила такая специфическая римская форма правообразования, как деятельность юристов (юриспруденция).

Юристы действовали по следующим направлениям:

1) составление формул различных частноправовых актов, совершаемых отдельными лицами (завещаний, актов продажи и т. п.) (cavere). Чтобы оценить значение этой функции, нужно принять во внимание строгий формализм римского права, при котором пропуск хотя бы одного слова обессиливал совершенный акт, делал его юридически ничтожным;

2) консультации и советы относительно предъявления иска и порядка ведения возбужденного дела (agere). Римляне не допускали прямого представления в суде ввиду ритуальности суда (истец должен был вести дело самостоятельно), и поэтому помощь юристов выражалась только в подготовке дела;

3) ответы на исходившие от частных лиц юридические вопросы (respondere). Данная форма использовалась только в случаях пробела в действующем праве, тогда юристы предлагали свои собственные решения.

Хотя такие ответы юристов и оказывали влияние на практику, однако обязательной юридической силы не имели.

В классический период развития римского частного права это направление набрало силу и стало чаще применяться.

Источник: https://lektsii.org/15-80670.html

Uchebnik-free
Добавить комментарий