Билет № 23 Концепция методологического анархизма П. Фейерабенда

Концепция методологического анархизма П. Фейерабенда

Билет № 23 Концепция методологического анархизма П. Фейерабенда

⇐ Предыдущая20212223242526272829Следующая ⇒

Включает в себя указание на принципиальные проблемы научной деятельности и развитию науки.

В раннем периоде творчества, автор критикует 2 принципа дедуктивного кумулятивизма:

1) Принцип выводимости ранней теории из более поздней.

2) Принцип инвариантности значений, где значение выражений и ранней теории сохраняются с более поздней.

Осуществляя такую критику, автор сознательно заостряет формулировки в пользу тезиса о несоизмеримости теорий.

Им отбрасывается кА же идея преемственности кумулятивизима.

Он предлагает идею, когда исследования создают новые способы описания реальности, конкретизируют новые точки зрения и подвергают критике существующие концепции.

Принцип «anything goes» — всё пройдет.

Данный принцип означает не отсутствие научных методов, а оправдание любых способов построения исследований, если ведет к практическому успеху.

Методологические правила сужены, поскольку отвергая одну норму, учёный принимает другую. Не существует универсальных методов, обладающих всеобщей значимостью.

В рамках «методологического анархизма», автор утверждает, что ни одна модель науки не может исчерпать целостность развивающегося научного знания.

Любой научный метод или модель имеет ограниченность, за пределами которой они окажутся ненаучными.

Сами по себе модели науки вообще лежат «по ту сторону науки и ненауки».

В противовес принципу фальсификации Поппера, Фейерабенд противопоставляет принцип прочности (консервации), требующий от учёного разрабатывать теорию, не смотря на трудности, которые встречает учёный.

Автор утверждает необходимость «контриндукции», т.е. разработки гипотез с твердоустановленными факторами и хорошо обоснованными теориями.

Автор формулирует радиальную антисциентическую позицию, утверждающую, что результаты научной деятельности стали значительными только благодаря поддержке этой сферы культуры гос.власти и общества в целом.

Отделение науки от государства – единственный шанс достичь гуманизма в современной ситуации.

Добавочный материал — Источник 2:

Наука – та же религия, но по-своему обставленная, со своей догматикой и нетерпимостью к иному, своей претензией на власть со стороны касты ученых. Фейерабенд даже призывает отделить науку от государства, как это когда-то было сделано с религией.

В рамках философии «методологического анархизма» Фейерабенд возвращает в философию науки ту замечательную идею, что наука никогда не может быть познана до конца, и никогда ни одна модель науки не в состоянии исчерпать живую, развивающуюся науку.

А это значит, что любой научный метод, любая модель научного знания всегда обнаружит какую-то свою ограниченность, за пределами которой эти метод и модель окажутся противоречащими науке.

У каждого метода и модели есть как бы свой интервал моделируемости, о чем мы уже писали выше в главе, посвященной методу моделирования. Модель адекватна только в рамках этого интервала и перестает быть таковой вне его пределов.

Следовательно, все модели науки условно научны – они научны только при условии интервала моделируемости. Сами по себе модели науки вообще лежат по ту сторону науки и ненауки.

Следовательно, необходимо еще нечто, что позволит их сделать научными.

Таким нечто является «движение целого», которое может ощутить только живой ученый и который только в состоянии определить, адекватна та или иная модель этому целому в данный момент и в данных условиях, или нет.

Наука есть форма целокупной Жизни, и только эта целостная жизнь, разделяясь внутри себя на живого ученого и живое знание, способна произвести Науку.

Фейерабенд возвращает нам чувство мистической бесконечности научного знания и научной деятельности, что как поднимает науку до высот Жизни, так и сополагает ее с другими формами мистицизма, в том числе снижая ее до недостатков всякой человеческой мифологии.

Пытаясь последовательно провести свою позицию, Фейерабенд один за другим рассматривает все модели науки и пытается показать их интервал немоделируемости, т.е. найти некоторую систему условий, при которой модель перестает быть таковой. Это можно сделать, либо показав противоречия модели, либо применимость альтернативной модели.

В этом метод анархизма вполне напоминает тотальный методологический скептицизм. На каждый тезис он ищет свой антитезис. Установке ученого сохранять и развивать одну теорию Фейерабенд противопоставляет принцип пролиферации научных теорий, выражаемый в призыве умножать все более разные теории.

В истории науки находил свое оправдание и этот принцип. Например, во времена развития квантовой механики новые теории были настолько отличными от идей классической физики, что Нильс Бор в качестве одного из критериев новых теорий выдвигал их «достаточную безумность».

Кроме того, более разнообразный спектр теорий может позволить быстрее выбрать из них наиболее адекватную для описания фактов.

Принципу фальсифицируемости Поппера Фейерабенд противопоставляет «принцип прочности (консервации)», требующий от ученого разрабатывать теорию, не обращая внимание на трудности, которые она встречает.

Часто ученые проявляют большое упорство в отстаивании своих теорий, несмотря на давление критики, и порою в итоге такая установка позволяет сохранить еще «ранимые» ростки нового знания, обнаруживающего свою устойчивость к контрпримерам только на достаточно зрелой стадии своего развития.

Критикуя позицию Куна, Фейерабенд возражает против его абсолютного разделения нормальной науки и научной революции. С его точки зрения, элементы этих двух состояний научного знания постоянно присутствуют в его эволюции.

Возражая стереотипу разделения обыденного языка и языка науки, Фейерабенд предлагает взглянуть на обыденный язык как на некоторую своеобразную теорию, которая также может быть преодолена некоторой последующей теорией.

До некоторой степени этот процесс, по-видимому, совершается в эволюции самого обыденного языка, который все более ассимилирует различные теоретические конструкции. Не всегда верно и отношение несовместимости между научными теориями.

ВОПРОС

Сциентизм и антисциентизм.

Сциентизм – это социально-культурное ориентация, по которой наука признается образцом для всех видов познания и форм духовной жизни. Общее название идейной позиции, представляющей научное знание наивысшей культурной ценностью и основополагающим фактором взаимодействия человека с миром.

Нередко сциентисты считают «образцовыми науками» физику или математику и призывают строить остальные науки по их образу и подобию. Сциентизм ставит науку во главу идейной и культурной жизни общества.

Сциентизм сам по себе не является стройной системой взглядов, а скорее может рассматриваться как определённая ориентация различных систем.

Абсолютизм конкретных научных критериев исто\инного знания. По сути это абсолютно узкотрактуемой рациональности.

Классические науки и принцип классической рациональности:

— о возможности получения объективного знания.

— отражение объекта в его границах.

Классическая наука характеризуется использованием рационально конструктивных идеализирующих объектов, связь которых с действительностью очень опосредственная.

Математический идеал науки базируется на идее создания строго обоснования знания, при этом на основаниях, отличающихся жесткой фиксацией.

Физический идеал классической науки исходит не только из требований логической проверяемости, но и требованием проверяемости эмпирически и формируется на этой основе различные предсказания.

Поскольку с Нового времени наука претендует на лидирующую роль в культуре, то математические и физические идеалы начинают восприниматься как единственные возможные способы достижения истины.

В эпоху Просвещения, рацио становится абсолютным критерием для всех сфер – от природы до искусства.

Возникает деизм. (+ Труды Вальтера).

Сциентизм начал формироваться в конце XIX — начале XX вв., когда с развитием науки был поставлен вопрос о её роли и месте в культуре. Традиция современного сциентизма имеет прочные корни. Уже в утопии Ф. Бэкона «Новая Атлантида» можно найти сциентисткие представления. Также сциентисткие взгляды содержатся в таких философских и идеологических учениях как марксизм.

Аргументы Сциенти́стов и антисциентистов:

· сциентисты приветствуют достижения науки. Антисциентисты испытывают недоверие к научным инновациям.

· Сциентисты провозглашают знание как наивысшую культурную ценность.

· В качестве аргументов в свою пользу сциентисты привлекают знаменитый пример из прошлого, когда наука Нового времени пыталась обосновать новые, подлинно гуманные ценности и культуру.

Ими подчеркивается, что наука есть производительная сила общества, порождающая общественные ценности и имеющая огромные возможности для познания.

В качестве контраргумента антисциентисты отмечают, что наука может порождать опасности, способные уничтожить всё человечество, и вместе с тем её многочисленные достижения не сделали человечество счастливее. По их мнению, это означает, что наука не может сделать свои успехи благом для человечества.

· Сциентисты полагают, что только благодаря науке жизнь может стать организованной, управляемой и успешной, поэтому они во всём стремятся к «онаучиванию» всех сфер деятельности человека и всего общества в целом. У антисциентистов считается, что понятие «научное знание» имеет не то же самое значение, что понятие «истинное знание», и «знание» не означает «мудрость».

· Антисциентисты приводят в качестве аргументации различные сценарии катастроф, вызванных научными достижениями, неправильно применёнными человечеством.

Однако, эти катастрофы могут быть вызваны негативными намерениями, перевопричина которых — не наука, а другие аспекты человеческой природы и общества (к примеру, успехи в ядерной физике были направлены на изготовление ядерного оружия, помимо разработки мирного использования атомной энергии), либо ошибками или недостаточными знаниями (при техногенных катастрофах).

Сциентисты считают, что непреднамеренные катастрофы являются следствием постоянной неполноты научного знания (описанной ещё в известном афоризме «Я знаю, что ничего не знаю»), а изучение подобных ошибок позволяет не допускать ещё больших ошибок в будущем.

Характеристика научного знания:

В науке содержится основание для формирования сциентизма – это стремление к объективному знанию, общая значимость и воспроизводимость знания. (+Полезность).

В научной деятельности происходит отказ от внешних критериев, наука ориентируется на себя. Главной ценностью является истина, трактуемая с узких позиций предметной области знания.

Нормы и принципы научного исследования, которые изначально формируется для изучения части бытия, приобретают всеобщую значимость.

Претендуя на лидирующую роль в культуре, наука демонстрирует агрессивность (все способы духовного постижения бытия, необоснованные с точки зрения научной рациональности оцениваются как ложные).

Наука как лидер в культуре, принципиально противопоставляет обыденное сознание и индивидуальному разуму. Следовательно, происходит дегуманизация. Человек лишается таких свойств, как необходимость рефлексировать на собственной сущностью. ( И.Кант «Человек – это средство прогресса» — императив).

Антисциентизм

Антисциентизм – это социально-культурное ориентация, которая отрицает роль науки как образца духовной жизни.

В противоположность сциентизму антисциентизм полагает ограниченными возможности науки в решении проблем человеческого существования, в крайних проявлениях оценивает науку как враждебную человеческому существованию.

У антисциентистов наука считается чем-то утилитарным, подчеркивается её неспособность подняться до понимания истинных проблем мира и человека.

Социально-гуманитарное знание трактуется как форма сознания, к которой не может быть применим принцип объективности.

Сторонники отрицают абсолютную ценность научного познания и научной деятельности.

Данная ориентация акцентирует внимание на негативных последствиях НТП.

В крайних формах антисциентизма – оценивание науки как силу враждебно подлинной сущности человека, а в умеренной форме обращено внимание на ограниченные возможности науки в решении основных проблем человеческого бытия.

Зараждается в XVIII веке. Один из сторонников Жан Жак Руссо. Наука усугубляется различные формы неравенства.

Усиление антисциентических традиций – конец XIX века, когда в европейской культуре, в том числе и в философии, возникают иррациональные концепции. (Фридрих Ницше «Воля к власти»).

50-60е годы XX века:

Активизация антисциентических настроений критикует рациональный стиль мышления, возможности практического приложения науки и однозначная положительная оценка НТП.

К концу XX века происходит сближение сциентизма и антисциентизма, и в результате, происходит становление исследовательских целей, путей развития науки, критериев её эффективности и финансирования научной деятельности.

Добавочный материал про антитисциентизм:

Критика науки в целом является отличительной характеристикой радикального антисциентизма, который в своих крайних проявлениях представляет науку как враждебную по отношению к человеческой свободе силу, то есть рассматривает науку с экзистенциалистско-персоналистических позиций (например, Н. А. Бердяев, Л. А. Шестов).

Критики от радикального антисциентизма особо отмечают неминуемые негативные последствия от использования таких результатов научной деятельности как средства массового уничтожения, ставящие под риск существование самого человечества.

Религиозный антисциентизм делает упор на том, что мотивация научного познания должна определяться религиозным мировоззрением.

Антисциентизм трактует социально-гуманитарное знание исключительно как форму сознания, к которой неприменим принцип объективности научного исследования. Крайние формы: Ницше, Хайдеггер, Бердяев—стремление рассматривать действительность с позиции человека, трагически борющегося с остальным миром, куда входит и наука. Отстаивая принципы научного подхода к всякой мировоззренческой, философской и социально-гуманитарной проблематике, марксизм тяготел к сциентизму, но в то же время отрицал плоский сциентизм с его игнорированием сложных вопросов о месте и функции науки в системе культуры, об отношении разных форм общественного сознания.

ВОПРОС

⇐ Предыдущая20212223242526272829Следующая ⇒

Дата добавления: 2016-12-06; просмотров: 672 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов

Источник: https://lektsii.org/12-79279.html

Психологический взляд (PsyVision) — викторины, учебные материалы, каталог психологов

Билет № 23 Концепция методологического анархизма П. Фейерабенда

Пол (Пауль) Фейерабенд – американский философ австрийского происхождения, создатель направления в современной философии науки, получившего название «методологический анархизм». Ранний период его творчества характеризуется философской позицией, довольно близкой философии Поппера. Как и Поппер, он критикует дедуктивный кумулятивизм, переводимость языка одной теории в язык другой.

Фейерабенд выделяет два основных принципа дедуктивного кумулятивизма:

1) принцип дедуцируемости, утверждающий, что более ранняя теория может быть дедуктивно выведена из более поздней теории;

2) принцип инвариантности значения, согласно которому значения выражений более ранней теории сохраняются в языке более поздней теории.

Фейерабенд, склонен заострять разного рода формулировки, доводить их до крайности и парадоксальности. Постепенно его философия развивается, становится более самостоятельной и приобретает своеобразный характер, во многом знаменующий итог развития постпозитивизма.

Наиболее парадоксальным кажется здесь его знаменитый принцип «anything goes» («все пойдет»), «принцип вседозволенности», окончательно отвергающий идею критерия демаркации и утверждающий, что научное знание по большому счету ничем принципиально не отличается от ненаучного.

Наука – та же религия, но по-своему обставленная, со своей догматикой и нетерпимостью к иному, своей претензией на власть со стороны касты ученых. Фейерабенд даже призывает отделить науку от государства, как это когда-то было сделано с религией.

В рамках философии «методологического анархизма» Фейерабенд возвращает в философию науки ту замечательную идею, что наука никогда не может быть познана до конца, и никогда ни одна модель науки не в состоянии исчерпать живую, развивающуюся науку.

А это значит, что любой научный метод, любая модель научного знания всегда обнаружит какую-то свою ограниченность, за пределами которой эти метод и модель окажутся противоречащими науке.

У каждого метода и модели есть как бы свой интервал моделируемости, о чем мы уже писали выше в главе, посвященной методу моделирования. Модель адекватна только в рамках этого интервала и перестает быть таковой вне его пределов.

Следовательно, все модели науки условно научны – они научны только при условии интервала моделируемости. Сами по себе модели науки вообще лежат по ту сторону науки и ненауки.

Следовательно, необходимо еще нечто, что позволит их сделать научными.

Таким нечто является «движение целого», которое может ощутить только живой ученый и который только в состоянии определить, адекватна та или иная модель этому целому в данный момент и в данных условиях, или нет.

Наука есть форма целокупной Жизни, и только эта целостная жизнь, разделяясь внутри себя на живого ученого и живое знание, способна произвести Науку.

Фейерабенд возвращает нам чувство мистической бесконечности научного знания и научной деятельности, что как поднимает науку до высот Жизни, так и сополагает ее с другими формами мистицизма, в том числе снижая ее до недостатков всякой человеческой мифологии.

Пытаясь последовательно провести свою позицию, Фейерабенд один за другим рассматривает все модели науки и пытается показать их интервал немоделируемости, т.е. найти некоторую систему условий, при которой модель перестает быть таковой. Это можно сделать, либо показав противоречия модели, либо применимость альтернативной модели.

В этом метод анархизма вполне напоминает тотальный методологический скептицизм. На каждый тезис он ищет свой антитезис. Установке ученого сохранять и развивать одну теорию Фейерабенд противопоставляет принцип пролиферации научных теорий, выражаемый в призыве умножать все более разные теории.

В истории науки находил свое оправдание и этот принцип. Например, во времена развития квантовой механики новые теории были настолько отличными от идей классической физики, что Нильс Бор в качестве одного из критериев новых теорий выдвигал их «достаточную безумность».

Кроме того, более разнообразный спектр теорий может позволить быстрее выбрать из них наиболее адекватную для описания фактов.

Принципу фальсифицируемости Поппера Фейерабенд противопоставляет «принцип прочности (консервации)», требующий от ученого разрабатывать теорию, не обращая внимание на трудности, которые она встречает.

Часто ученые проявляют большое упорство в отстаивании своих теорий, несмотря на давление критики, и порою в итоге такая установка позволяет сохранить еще «ранимые» ростки нового знания, обнаруживающего свою устойчивость к контрпримерам только на достаточно зрелой стадии своего развития. Чтобы вырастить крепкое дерево, нужно вначале сохранить его слабое семечко.

Критикуя позицию Куна, Фейерабенд возражает против его абсолютного разделения нормальной науки и научной революции. С его точки зрения, элементы этих двух состояний научного знания постоянно присутствуют в его эволюции.

Возражая стереотипу разделения обыденного языка и языка науки, Фейерабенд предлагает взглянуть на обыденный язык как на некоторую своеобразную теорию, которая также может быть преодолена некоторой последующей теорией.

До некоторой степени этот процесс, по-видимому, совершается в эволюции самого обыденного языка, который все более ассимилирует различные теоретические конструкции. Не всегда верно и отношение несовместимости между научными теориями.

Источник: http://psyvision.ru/help/filosofiya/50-filnayki59/522-filnayki4

16. Методологический анархизм п. Фейерабенда

Билет № 23 Концепция методологического анархизма П. Фейерабенда

Идеянесоизмеримости парадигм и влияниявненаучных факторов на их принятиесообществом по-новому ставила проблемунаучного открытия.

Возникали вопросыо том, регулируются ли творческие акты,связанные с изменением фундаментальныхпонятий и представлений наук, какими-либонормами научной деятельности, если да,то как меняются эти нормы в историческомразвитии науки и существуют ли такиенормы вообще.

П.Фейерабенд (1924—1994) подчеркивал, чтоимеющийся в распоряжении ученогоэмпирический и теоретический материалвсегда несет на себе печать историисвоего возникновения.

Факты не отделеныот господствующей на том или ином этапенаучной идеологии, они всегда теоретическинагружены.

Принятие ученым той или инойсистемы теорий определяет его интерпретациюэмпирического материала, организуетвидение эмпирически фиксируемых явленийпод определенным углом зрения, навязываетопределенный язык их описания.

Фейерабендотрицает кумулятивистскую модельразвития науки, основанная на идеенакопления истинного знания.

Старыетеории нельзя логически вывести изновых, а прежние теоретические терминыи их смыслы не могут быть логическиполучены из терминов новой теории.

Смысли значение теоретических терминовопределяются всеми их связями в системетеории, а поэтому их нельзя отделить отпрежнего теоретического целого и вывестииз нового целого.

Вданном пункте Фейерабенд справедливоподмечает особенность содержаниятеоретических понятий и терминов. В нихвсегда имеется несколько пластовсмыслов, которые определены их связямис другими понятиями в системе теории.

К этому следует добавить, что ониопределены не только системой связейотдельной теории, но и системой связейвсего массива взаимодействующих междусобой теоретических знаний научнойдисциплины и их отношениями к эмпирическомубазису.

Но отсюда следует, что выяснить,как устанавливаются связи между терминамистарой и новой теории, можно толькотогда, когда проанализированы типысвязей, которые характеризуют системузнаний научной дисциплины, и как онименяются в процессе развития науки.

Ион свидетельствует, что между новыми истарыми теориями и их понятиями(терминами) существует преемственнаясвязь, хотя и не в форме точного логическоговыведения всех старых смыслов из новых.Так что в своих утверждениях противпреемственности знаний Фейерабенд былправ лишь частично.

Но из этой частичнойправоты не следует вывод о полномотсутствии преемственности. Из квантовоймеханики логически нельзя вывести всесмыслы понятий классической механики.Но связь между их понятиями все жеимеется. Она фиксируется принципомсоответствия. Нужно принять во вниманиеи то обстоятельство, что вне примененияязыка классической механики (с наложеннымина него ограничениями), в принципе,невозможна формулировка квантовоймеханики.

Впроцессе исторического развития научнойдисциплины старые теории не отбрасываются,а переформулируются. Причем ихпереформулировки могут осуществлятьсяи до появления новой теории, ломающейпрежнюю картину мира. Примером могутслужить исторические изменения языкаклассической механики.

Первозданныйязык ньютоновской механики сегодня неиспользуется. Используются языки,введенные Л. Эллером, Ж. Лагранжем и У.Гамильтоном при переформулировкахмеханики Ньютона.

Термины языка квантовоймеханики могут сопоставляться с терминамигамильтоновской формулировки классическоймеханики, но не с языком, на которомописывал механическое движение создательмеханики Ньютон.

Отбросивидеи преемственности, Фейерабендсосредоточил внимание на идее размножениятеорий, вводящих разные понятия и разныеспособы описания реальности. Онсформулировал эту идею как принциппролиферации (размножения). Согласноэтому принципу, исследователи должныпостоянно изобретать теории и концепции,предлагающие новую точку зрения нафакты.

При этом новые теории, по мнениюФейерабенда, несоизмеримы со старыми.Они конкурируют, и через их взаимнуюкритику осуществляется развитие науки.

Принцип несоизмеримости, утверждающий,что невозможно сравнение теорий,рассматривается в самом радикальномварианте как невозможность требоватьот теории, чтобы она удовлетворяла ранеепринятым методологическим стандартам.

Вэтом пункте Фейерабенд подметил важнуюособенность исторического развитиянауки: то, что в процессе такого развитияне только возникают новые понятия,теоретические идеи и факты, но и могутизменяться идеалы и нормы исследования.

Он правильно пишет, что великие открытиянауки оказались возможными лишь потому,что находились мыслители, которыеразрывали путы сложившихся методологическихправил и стандартов, непроизвольнонарушали их. Деятел ьность А. Эйнштейнаи Н. Бора является яркой тому иллюстрацией.

Здесь Фейерабендом была обозначенареальная и очень важная проблемафилософии науки, которую игнорировалпозитивизм, — проблема историческогоизменения научной рациональности,идеалов и норм научного исследования.

Однакорешение этой проблемы Фейерабендомбыло не менее одиозным, чем ее отбрасываниепозитивистами. Он заключил, что неследует стремиться к установлению какихбы то ни было методологических правили норм исследования. Но из того факта,что меняются типы рациональности, вовсене следует, что исчезают всякие нормыи регулятивы научной деятельности.

Вдальнейшем мы рассмотрим эту проблемуболее детально, а пока зафиксируем, чтоотказ великих ученых, например Эйнштейнаи Бора, от некоторых методологическихрегулятивов классической физикисопровождался формированием и последующимукоренением неклассического типарациональности с новыми идеалами инормами исследования.

Причем, вопрекимнению Фейерабенда, можно выявитьпреемственность между некоторымиаспектами классических и неклассическихрегулятивов. Фейерабенд правильноотмечает, что всякая методология имеетсвои пределы. Но отсюда он неправомернозаключает, что в научном исследованиидопустимо все, что «существует лишьодин принцип, который можно защищатьпри всех обстоятельствах… Это принцип— все дозволено»25.

Тогда исчезаетграница между наукой и шарлатанством,между доказанными и обоснованныминаучными знаниями и любыми абсурднымифантазиями.

Своюпозицию Фейерабенд именует эпистемологическиманархизмом. Эта позиция приводит котождествлению науки и любых формиррационального верования. Между наукой,религией и мифом, по мнению Фейерабенда,нет никакой разницы. В подтверждениесвоей позиции он ссылается на жесткуюзащиту учеными принятой парадигмы,сравнивая их с фанатичными адептамирелигии и мифа.

Но при этом почему-тоигнорирует то обстоятельство, что, вотличие от религии и мифа, наука самойсистемой своих идеалов и норм ориентируетисследователей не на вечную консервациювыработанных ранее идей, а на их развитие,что она допускает возможность пересмотрадаже самых фундаментальных понятий ипринципов под давлением новых фактови обнаруживающихся противоречий втеориях.

Фейерабендссылается на акции убеждения и пропагандуучеными своих открытии как на способ,обеспечивающий принятие этих открытийобществом. И в этом он тоже видит сходствонауки и мифа.

Ноздесь речь идет только об одном аспектефункционирования науки, о включении вкультуру ее достижений. Отдельныемеханизмы такого включения могут бытьобщими и для науки, и для искусства, идля политических взглядов, и длямнозологических, и для религиозныхидей.

Что же касается других аспектовбытия науки и ее развития, то они имеютсвою специфику.

Из того факта, что наука,религия, миф, искусство — это феноменыкультуры, не следует их тождества, какиз факта, что Земля и Юпитер — планетыСолнечной системы, не следует; что Земляи Юпитер — одно и то же небесное тело.

Источник: https://studfile.net/preview/5920848/page:16/

Тема 16. Концепция методологического анархизма П. Фейерабенда

Билет № 23 Концепция методологического анархизма П. Фейерабенда

П. Фейерабенд – американский философ австрийского происхождения, создатель направления в современной философии науки, получившего название «методологический анархизм». Ранний период его творчества характеризуется философской позицией, довольно близкой философии Поппера.

Как и Поппер, он критикует дедуктивный кумулятивизм, переводимость языка одной теории в язык другой.

Фейерабенд выделяет два основных принципа дедуктивного кумулятивизма: принцип дедуцируемости, утверждающий, что более ранняя теория может быть дедуктивно выведена из более поздней теории; принцип инвариантности значения, согласно которому значения выражений более ранней теории сохраняются в языке более поздней теории.

Критикуя первое положение дедуктивного кумулятивизма, Поппер отмечает, что из этого принципа должна следовать совместимость более ранней и более поздней теории, в то время как в реальной истории науки теории могут быть несовместимыми.

Например, в физике Аристотеля существовала так называемая теория импетуса – остаточной силы, продолжающей действовать на тело после броска. Именно эта сила обеспечивает движение тела после броска. В физике Галилея-Ньютона, пришедшей на смену физике Аристотеля, после броска на тело сила не действует, и тело продолжает свое движение по инерции.

Итак, в физике Аристотеля доказуемо утверждение: «На тело после броска действует сила». В физике Ньютона доказуемо противоположное утверждение: «На тело после броска не действует сила». Эти два положения взаимно отрицают друг друга, делая содержащие их теории несовместимыми. Но несовместимые теории не могут быть дедуктивно выведены друг из друга.

Заметим, правда, что если посмотреть на эту проблему глубже, то разница окажется не столь непереходимой, как это представляет Фейерабенд. Дело в том, что в физике Аристотеля сила пропорциональна скорости, а в физике Ньютона – ускорению. Поэтому здесь одним словом «сила» называются две разные вещи.

Если же обозначить их разными терминами, например, аристотелевскую силу – как «А-силу», ньютоновскую – как «Н-силу», то при таком уточнении эти два положения перестают быть несовместимыми.

Возражая второму принципу – принципу инвариантности значения, Фейрабенд утверждает, что значение термина по большому счету является функцией всей теории в целом, поэтому смена теории должна будет повести и к смене значений всех ее выражений.

Например, один и тот же процесс, например, несение чемодана, будет означать с точки зрения физики Аристотеля, преодоление стремления чемодана к своему естественному месту, находящемуся в центре Земли.

В физике Ньютона это преодоление силы гравитационного взаимодействия между чемоданом и Землей. Наконец, в общей теории относительности Эйнштейна несение чемодана представляет собой преодоление искривления пространства-времени вблизи поверхности Земли.

Фейерабенд склонен рассматривать все эти смыслы одного процесса как совершенно различные, не соотносимые друг с другом.

Фейерабенд склонен заострять разного рода формулировки, доводить их до крайности и парадоксальности. Постепенно его философия развивается, становится более самостоятельной и приобретает своеобразный характер, во многом знаменующий итог развития постпозитивизма.

Наиболее парадоксальным кажется здесь его знаменитый принцип «anything goes» («все пойдет»), «принцип вседозволенности», окончательно отвергающий идею критерия демаркации и утверждающий, что научное знание по большому счету ничем принципиально не отличается от ненаучного.

Наука – та же религия, но по-своему обставленная, со своей догматикой и нетерпимостью к иному, своей претензией на власть со стороны касты ученых. Фейерабенд даже призывает отделить науку от государства, как это когда-то было сделано с религией.

Порою такая позиция американского философа преподносится слишком упрощенно, к чему, возможно, неоднократно подавал повод и сам Фейерабенд.

Но существует и очень важный положительный смысл позиции методологического анархизма: в рамках философии «методологического анархизма» Фейерабенд возвращает в философию науки ту замечательную идею, что наука никогда не может быть познана до конца, и никогда ни одна модель науки не в состоянии исчерпать живую, развивающуюся науку. А это значит, что любой научный метод, любая модель научного знания всегда обнаружит какую-то свою ограниченность, за пределами которой эти метод и модель окажутся противоречащими науке. У каждого метода и модели есть как бы свой интервал моделируемости. Модель адекватна только в рамках этого интервала и перестает быть таковой вне его пределов. Следовательно, все модели науки условно научны – только при условии интервала моделируемости. Сами по себе модели науки вообще лежат по ту сторону науки и не-науки. Следовательно, необходимо еще нечто, что позволит их сделать научными. Таким нечто является «движение целого», которое может ощутить только живой ученый и который только в состоянии определить, адекватна та или иная модель этому целому в данный момент и в данных условиях, или нет.

Пытаясь последовательно провести свою позицию, Фейерабенд один за другим рассматривает все модели науки и пытается показать их интервал немоделируемости, т.е. найти такую систему условий, при которой модель перестает быть таковой.

Это можно сделать либо показав противоречия модели, либо применимость альтернативной модели. Установке ученого сохранять и развивать одну теорию Фейерабенд противопоставляет принцип пролиферации научных теорий, выражаемый в призыве умножать все более разные теории.

В истории науки находил свое оправдание и этот принцип. Например, во времена развития квантовой механики новые теории были настолько отличными от идей классической физики, что Нильс Бор в качестве одного из критериев новых теорий выдвигал их «достаточную безумность».

Кроме того, более разнообразный спектр теорий может позволить быстрее выбрать из них наиболее адекватную для описания фактов.

Принципу фальсифицируемости Поппера Фейерабенд противопоставляет «принцип прочности (консервации)», требующий от ученого разрабатывать теорию, не обращая внимание на трудности, которые она встречает.

Часто ученые проявляют большое упорство в отстаивании своих теорий, несмотря на давление критики, и порою в итоге такая установка позволяет сохранить еще «ранимые» ростки нового знания, обнаруживающего свою устойчивость к контрпримерам только на достаточно зрелой стадии своего развития. Чтобы вырастить крепкое дерево, нужно вначале сохранить его слабое семечко.

Критикуя позицию Куна, Фейерабенд возражает против его абсолютного разделения нормальной науки и научной революции. С его точки зрения, элементы этих двух состояний научного знания постоянно присутствуют в его эволюции.

Возражая стереотипу разделения обыденного языка и языка науки, Фейерабенд предлагает взглянуть на обыденный язык как на некоторую своеобразную теорию, которая также может быть преодолена некоторой последующей теорией. До некоторой степени этот процесс, по-видимому, совершается в эволюции самого обыденного языка, который все более ассимилирует различные теоретические конструкции.

Не всегда верно, с точки зрения автора, и отношение несовместимости между научными теориями.

Несовместимость – это вид отношения между теориями, в то же время теории могут быть настолько различными, что может теряться вообще какое-либо отношение между ними, как между различными парадигмами в философии науки Куна.

А несоизмеримые, несравнимые, теории совместимы – так еще с одной стороны Фейерабенд возражает Попперу, подвергая сомнению отношение фальсификации.

Индукции можно противопоставить принцип, называемый Фейерабендом «контриндукцией».

Он выражается в требовании разрабатывать гипотезы, несовместимые с твердо установленными фактами и хорошо обоснованными теориями.

Что же, нужно, по-видимому, признать, что и такого рода установка ученого может быть плодотворной, если старые теории и факты слишком догматизируются и тормозят возникновение нового знания.

В конечном итоге, утверждает Фейерабенд, все может внести свой вклад в развитие науки как одной из форм культуры.

Вопросы для контроля и самоподготовки:

1. Что означает методологический принцип «все дозволено»?

2. Действительно ли концепция Фейерабенда может характеризоваться как методологический анархизм?

3. Почему условие совместимости научных теорий неразумно, по мнению Фейерабенда?

4. Почему Фейерабенд считает необходимым отделение науки т государства?

Источник: https://cyberpedia.su/4x949b.html

Методологический анархизм Фейерабенда

Билет № 23 Концепция методологического анархизма П. Фейерабенда

Фейерабенд – Очерк анархистской теории познания: Выслушав одну из моих анархистских проповедей, Вигнер ответил: «Я уверен, однако, что вы не читаете всех рукописей, которые вам присылают, а большую часть их отправляете в корзину».

Безусловно, в большинстве случаев я поступаю именно так.

«Все сойдет»вовсе не означает, что я должен читать каждую статью, которая была написана… Это значит, что я осуществляю выбор индивидуально, отчасти потому, что не хочу затруднять себя чтением неинтересных статей.

Энциклопедия «Википедия»: Эпистемологический анархизм – релятивистская концепция, созданная Полом Фейерабендом (1924-1994) и раскрытая в его работах, особенно в книге «Против метода». Этот подход провозглашает отсутствиеуниверсальных критериев истинности знания, а навязывание таких критериев рассматривает как препятствие для свободного развития науки.

Каждый ученый волен развивать свою идею, какой бы абсурдной или устаревшей она ни казалась, а каждый из нас, в свою очередь, должен быть свободен в выборе, с какими из этих теорий соглашаться и каких взглядов придерживаться.

«Наука представляет собой по сути анархистское предприятие: теоретический анархизм более гуманен и прогрессивен, чем его альтернативы, опирающиеся на закон и порядок». – Фейерабенд.

Концепция вырастает из критики ортодоксального научного подхода, в основе которого лежат два принципа: а.

принцип дедуцируемости, согласно которому все успешные теории в одной и той же области обязательно должны быть совместимыми; б.

принцип инвариантности значений, благодаря которому при включении некой новой теории в тело старой теории происходит коррекция значения теории.

Не существует правил, по которым можно отделить истинное знание от ложного или выяснить, какая из теорий лучше или хуже.

Развивая эту мысль, Фейерабенд приходит к выводу, что нельзя утверждать, что научное знание более правильно и обоснованно, чем религиозное или мифологическое.

Они являются равными между собой способами познания действительности.

Грицанов – Энциклопедия «История философии»: Авторитаризм в любой его форме недопустим в научной идеологии. Противоречия в развитии науки, негативные последствия НТР. побудили Фейерабенда к призыву отделить науку от государства.

Липкин – Философия науки: Фейерабенддовел критические аргументы исторической постпозитивистской критики до некоего логического конца.

Позиция Фейерабенда, выражением которой стал принцип «anything goes», получила название «эпистемологического анархизма», отстаивавшего утверждение, что всякая методология имеет свои пределы.

История показывает, что часто старая теория не является частным случаем новой и не выводится («дедуцируется») из нее. «Дедуцируемости» не требует и последовательный принцип эмпиризма, суть которого состоит в утверждении, что «именно «опыт», «факты» или «экспериментальные результаты» служат мерилом успеха наших теорий».

Но если старая теорияне входит вновую, то они описываютфактыс помощью терминов, имеющих разные значения, ибо сама теория детерминирует значение всех дескриптивных терминовтеории, включая термины наблюдения, а также совокупность решаемых проблем и используемых методов.

Тогда на смену прежнему принципу «инвариантности значений» должен прийти «тезис о несоизмеримости теорий», утверждающий, что нет определенных однозначных логических и эмпирических критериев непредвзятой оценки конкурирующих теорий.

Другим важным принципом концепции развития наукиФейерабендаявляетсяпринцип плюрализма или «пролиферации» теорий и идей, основанный на том, что «опровержение (и подтверждение) теории необходимо связано с включением ее в семейство взаимно несовместимых альтернатив».

Свидетельство, способное опровергнуть некоторую теорию, часто может быть получено только с помощью альтернативы, несовместимой с данной теорией. Некоторые наиболее важные формальные свойства теории обнаруживаются благодаря контрасту, а не анализу.

«Познание не есть ряд непротиворечивых теорий, приближающихся к некоторой идеальной концепции.

Оно не является постепенным приближением к истине, а скорее представляет собой увеличивающийся океанвзаимно несовместимых альтернатив, в котором каждая отдельная теория является частью одной совокупности, побуждающими друг друга к более тщательной разработке;… все они вносят свой вклад в развитие нашего сознания».

Обсуждение альтернатив приобретает первостепенное значение для методологии. Пролиферация теорий благотворна для науки, в то время как их единообразие ослабляет ее критическую силу. Исходя из этого, он утверждает свой анархистский принцип – anything goes.

Из тезиса о несоизмеримости теорий Фейерабенд выводит возможность защиты любой концепции от внешней критики, а отсюда – равенство любых систем утверждений, в частности, рационально-научного, иррационально-магического и религиозного. Для Фейерабенда наука, мифология, магия, религия – лишь разные «исторические феномены».

Содержащийся в принципе пролиферации Фейерабендапризыв «держать глаза открытыми и не ограничивать себя заранее» и культивировать в культуре разнообразие вполне здрав. Но из него не следует, что надо некритически верить всему, что говорят, и что степень обоснованности, скажем, утверждений физики и астрологии равны.

Никифоров – Философия науки: история и методология: История науки представляет собой хаотичное переплетение самых разнообразных идей, ошибок, заблуждений, интерпретаций фактов, открытий, эмоций ученых, социальных влияний и т.п.

Господствующая в науке концепция выделяет в этом хаосе лишь те элементы, которые важны с ее точки зрения.

Все, что не укладывается в рамки господствующей схемы, отсекается и оттесняется вобласть «псевдонауки» (это – изображение «нормальной науки» Куна).

Современные методологические предписания кажутся хорошими в сравнении с предписаниями прошлого. Однако с точки зрения будущего они могут оказаться совершенно наивными. Следует держать наши глаза и уши открытыми.

В то же время Фейерабенд подчеркивает неизбежность ad hoc гипотез в науке.

Всякая новая теория возникает как ad hoc теория: ее содержание не превышает тех немногих фактов, для объяснения которых она выдвинута.

Лишь последующая постепенная и длительная работа приводит к расширению ее содержания, к распространению ее на новые факты и области.

Нет ни одногометодологического правила, ни одной методологической нормы, которые не нарушались бы в то или иное время тем или иным ученым. История показывает, что ученые часто действовали в противоречии с существующими методологическими правилами.

Энциклопедия «Кругосвет»: На основе этого Фейерабенд вводит «правило контриндукции», которое гласит, что необходимо вводить и разрабатывать гипотезы, несовместимые с хорошо обоснованными теориями, существовавшими ранее, с фактами и данными экспериментов.

Материалы предыдущих курсов: Н.представляет собой, по сути, анархистское предприятие. Единообразие ослабляет критическую силу Н.

Не существует идеи, которая не способна улучшить наше познание. Ни одна теория никогда не согласуется со всеми известными в своей области фактами.

Фактыформируютсяпрежней идеологией

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/9_63477_metodologicheskiy-anarhizm-feyerabenda.html

Uchebnik-free
Добавить комментарий