8. Кортикальный уровень организации движений.

Кортикальные уровни

8. Кортикальный уровень организации движений.

Уровень С — пространственного поля (пирамидно-стриальный). Функционирует с учетом всей информации о внешнем пространстве, получаемой через дистантные рецепторы (включая зрительный и слуховой), и имеет выраженный целевой характер, обращенный во внешний мир. Движения имеют вектор и ясные начальные и конечные координаты.

К этому уровню относятся все переместительные движения —ходьба, лазанье, прыжки, акробатические движения, упражнения на гимнастических снарядах, баллистические движения при метании, игра на бильярде, стрельба из винтовки и т. д.

Патология этого уровня сопровождается нарушениями пространственной координации (дистаксиейили атаксией), равновесия, локомоции и точности (меткости).

Уровень Д — теменно-премоторный или уровень предметных действий, которые не являются врожденными, а формируются и совершенствуются в процессе накопления опыта.

Это монопольно человеческий, корковый уровень, особенностью исполнения движений на котором является то, что последние сообразуются с логикой структуры объекта, то есть являются действиями (одна и та же цель может быть достигнута разными способами).

Примерами действий на этом уровне являются все бытовые движения, работа гравера, хирурга, манипуляции жонглера, фехтовальщика, управление автомобилем и т. п.

Уровень Еуровень реализации интеллектуальных двигательных актов — речевых движений, письма, символических движений, кодированной речи (жестов глухонемых, азбуки Морзе), хореографических движений и т. п.

Необходимо иметь в виду, что участие в исполнении движений более высоких уровней не исключает, а, напротив, подразумевает все эффекты активности уровней более низких.

Поэтому в ряде случаев при возникновении патологического очага в соответствующих участках мозга потеря управления движениями на более высоком уровне будет приводить к неадекватному выпячиванию в симптоматике работы нижележащих, но сохранных функциональных структур.

В середине XX в. было высказано теоретическое положение о смене уровней управления по мере автоматизации движений. По Н. А.

Бернштейну, по мере автоматизации двигательного акта происходит «передача многочисленных технических… коррекций в нижележащие координационные системы», так что организация движений «уходит из поля сознания».

Однако «существенные переменные движения» продолжают контролироваться высшими уровнями.

НЕЙРОПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ МЕХАНИЗМЫ УПРАВЛЕНИЯ ПОВЕДЕНИЕМ

МОРФОФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ МОЗГОВЫЕ СИСТЕМЫ ПРОИЗВОЛЬНЫХ И НЕПРОИЗВОЛЬНЫХ ДВИЖЕНИЙ

Представления о существовании моторной коры как специализированной зоны мозга сложились во второй половине XIX в. в результате исследований Э. Гитиига и Г.

Фрича (1870), обнаруживших, что раздражение током отдельных участков головного мозга может вызывать изолированные движения различных конечностей.

Еще раньше на возможную связь между локальными поражениями мозга и нарушениями движений обратил внимание X. Джексон.

По А. Р. Лурия, реальным анатомическим и функциональным образованием, включенным в реализацию двигательного акта, помимо собственно моторных зон, является почти вся кора больших полушарий.

Передние отделы мозга связаны с построением разворачивающихся во времени кинетических программ двигательного акта, а задние отделы — с их кинестетическим и пространственно-обусловленным обеспечением.

Если же конкретизировать эфферентные механизмы исполнения движений, то традиционно к ним относят две взаимосвязанные, но относительно автономные системы — экстрапирамидную и пирамидную, корковые отделы которых составляют единую сенсомоторную зону коры.

Обе системы реально представляют общий эфферентный механизм, различные уровни которого отражают различные этапы эволюции становления произвольных двигательных функций.

Экстрапирамидная системаявляется филогенетически более ранней и обеспечивает сравнительно простые автоматизированные движения.

Она управляет в основном непроизвольным компонентом движений, к которому относятся поддержание позы, регуляция физиологического тремора, физиологические синергии, общая согласованность двигательных актов, их интеграция и пластичность. Объем подобных движений по сравнению с произвольными составляет порядка 90%.

Структурный состав экстрапирамидной системы среди исследователей окончательно не согласован. Традиционно в ней различают корковый и подкорковый отделы. К первому относят 6-е, 8-е поля премоторной коры и 1-е и 2-е поля сенсомоторной области.

Подкорковый отдел сложен и включает в себя стриопаллидарную систему, некоторые ядра таламуса, красное ядро и черную субстанция ножек мозга, мозжечок и ретикулярную формацию продолговатого мозга.

Выход экстрапирамидной системы в спинной мозг осуществляется через красное ядро (в нем происходит подключение регулирующих влияний от мозжечка, промежуточного мозга и подкорковых ядер).

Заканчивается эта проводящая система на передних рогах спинного мозга (рис. 75).

Помимо миостатической функции, стриопаллидарная система обеспечивает готовность мышц к выполнению произвольных движений.

В нормальных условиях функционирования головного мозга работа стриопаллидарной системы внешне незаметна, так как она является органической составляющей любого двигательного акта.

Именно стриопаллидарная система делает двигательный акт плавным, гибким, точно соразмерным во времени, пространстве, обеспечивает оптимальную позу тела и наиболее выгодное положение отдельных мышечных групп для выполнения движения.

Моделью работы рано созревающего и еще не контролируемого корой пал-лидарного комплекса являются беспорядочные, нецеленаправленные движения бодрствующего ребенка первых месяцев жизни.

С развитием коры все активные движения в основном начинают регулироваться ею — возрастают их координированность, точность, логическая упорядоченность, появляется согласованность кинетических фрагментов с конечным результатом.

Поражения подкорковой части экстрапирамидной системы приводят к патологии двух родов — к динамическим нарушениям (собственно движений) и статическим нарушениям (позы). В клинике различают заболевания, обусловленные поражением преимущественно филогенетически старой или новой части экстрапирамидной системы.

Новая часть экстрапирамидной системы (неостриатум) оказывает в основном тормозящее влияние на старую (паллидарную), поэтому при выпадении или снижении функции неостриатума старая часть экстрапирамидной системы как бы растормаживается и у больного на фоне сниженного тонуса мускулатуры (атонии) и общей неподвижности (адинамии) появляются насильственные движения в руке, ноге или головой (гиперкинезы). Возможно появление насильственного смеха или плача. Эти, иногда сложные, гиперкинезы никогда не складываются в целенаправленные координированные действия, хотя внешне могут напоминать умышленное гримасничанье, кривляние и нарочитые ужимки.

К числу гиперкинетических расстройств относят и тики— стереотипно повторяющиеся клонические судороги одной мышцы или группы мышц, обычно мышц шеи и лица. Больной подергивает шеей, как бы поправляя воротник, запрокидывает голову, как бы поправляя волосы, поднимает вверх плечо, совершает мигательные движения, морщит лоб, поднимает и опускает брови и т. п.

Рис. 75. Схема взаимодействия

компонентов экстрапирамидной

системы:

1 — фрагмент хвостатого ядра; 2 — таламус;

3 — скорлупа; 4 — бледный шар (/, 3, 4 —

стриопаллидарная система); 5— красное

ядро ножек мозга; 6— черная субстанция;

7— мозжечок; 8— полосатое тело

Другой симптом, наблюдаемый при наследственных заболеваниях с поражением экстрапирамидной системы, а также при поражении базальных ганглиев разной этиологии (травма, инфекции, интоксикации), это атетозмедленный дистоническии гиперкинез, «ползущее» распространение которого в разных отделах конечностей придает непроизвольным движениям червеобразный или змееобразный характер. При вовлечении мышц туловища и лица он начинает напоминать корчи.

При поражении старого отдела экстрапирамидной системы возникает противоположная картина.

У больных появляется скованность (ригидность), бедность и замедленность движений (брадикинезия) и речи (брадилалия) при одновременном повышении тонуса мускулатуры — синдрома паркинсонизма, сопровождающегося жестикуляторной и мимической ограниченностью в виде маскообразного лица. На этом фоне наблюдается тремор пальцев рук, нередко захватывающий нижнюю челюсть и язык. Несмотря на удовлетворительную силу мышц, больные испытывают затруднение при переходе из покоя в движение и наоборот. При поражениях экстрапирамидной системы также возникают нарушения мышечного тонуса, составляющего основу позы, — происходит застывание в определенной позе (поза манекена). Больному трудно сделать первое движение, затем он может «разойтись» и двигаться быстрее, но мелкими шажками. При желании остановиться не всегда способен это реализовать и некоторое время движется вперед или в стороны.

Патология бледного шара и черной субстанции ножек мозга приводит к нарушению пластического тонуса мышц (при исполнении движений возникает феномен «зубчатого колеса»при медленном разгибании предплечья или голени в сгибателях ощущается не равномерное сопротивление, а прерывистое), а патология мозжечка как одной из структур экстрапирамидной системы — к расстройствам координации двигательных актов (атаксии).

Последние могут сопровождаться дистонией (повышением или понижением тонуса мышц), дисметрией (излишними или недостаточными движениями), тремором (дрожанием конечностей), астазией и абазией (неспособностью сидеть и ходить). При поражениях мозжечка могут встречаться и расстройства организации речевой моторики в форме дизартрии.

Нарушения других отделов экстрапирамидной системы изучены слабее.

Пирамидная система(кортико-спинальный путь) начинается от моторных (крупных пирамидных) клеток Беца, находящихся в основном в 5-м слое моторной коры 4-го поля передней центральной извилины. Это первичное поле, различные участки которого связаны с иннервацией соответствующих групп мышц.

Проекция его кинетической регуляции аналогична топологии 3-го первичного поля кинестетического анализатора (рис. 76).

В последние годы по материалам функционального мозгового картирования были получены данные о том, что границы зон представительства различных частей тела в моторной коре могут изменяться, как это, например, происходит при обучении новым движениям и даже при их мысленном представлении (М.Е. Иоффе).

Рис. 76. Проекция двигательного обслуживания различных органов в передней центральной извилине

Кроме того, моторные клетки Беца обнаруживаются в 6-х и в 8-х полях прецентральной зоны коры и даже в некоторых постцентральных отделах, что расширяет традиционные представления о корковом начале пирамидного пути. Помимо обычных (стимулирующих) в пирамидной системе обнаружены и корковые зоны, раздражение которых приводит к прекращению уже начавшихся движений.

Источник: https://sdamzavas.net/3-17028.html

Субкортикальный уровень нервной системы. Кортикальный уровень нервной системы

8. Кортикальный уровень организации движений.

Многое, если не большинство из того, что мы называем подсознательной деятельностью организма, контролируют центры, расположенные в нижних этажах головного мозга — в области продолговатого мозга, моста, среднего мозга, гипоталамуса, таламуса, мозжечка и базальных ганглиев. Например, подсознательный контроль артериального давления и дыхания достигается в основном на уровне продолговатого мозга и моста.

Регуляция равновесия является комбинированной функцией более старых отделов мозжечка и ретикулярной формации продолговатого мозга, моста и среднего мозга.

Пищевые рефлексы, например выделение слюны и облизывание губ в ответ на вкус пищи, контролируют центры продолговатого мозга, моста, среднего мозга, миндалин и гипоталамуса.

И многие эмоционально окрашенные сложные реакции, такие как гнев, волнение, половое поведение, реакция на боль и на удовольствие, после разрушения большей части коры большого мозга все еще могут осуществляться.

Кортикальный уровень нервной системы

После предшествующей оценки многих функций нервной системы, которые осуществляются на уровне спинного мозга и низших уровней головного мозга, может возникнуть вопрос: что остается на долю коры больших полушарий? Известно, что кора большого мозга является чрезвычайно большим хранилищем памяти и никогда не функционирует в одиночку, а всегда в связи с нижерасположенными центрами нервной системы.

Без коры большого мозга функции нижних этажей головного мозга часто неточны. Громадные хранилища корковой информации обычно придают этим функциям определенность и точность действия.

Наконец, кора большого мозга необходима для большей части наших мыслительных процессов, но она не может функционировать сама по себе.

Фактически именно центры нижних этажей головного мозга (а не кора) инициируют бодрствование в мозговой коре, открывая таким образом ее банк памяти для мыслительного механизма головного мозга.

Следовательно, каждая часть нервной системы выполняет специфические функции, но именно кора открывает мир накопленной информации для использования ее разумом.

Каждый студент-медик знает, что в центральной нервной системе информация передается главным образом в форме потенциалов действия, или нервных импульсов, через непрерывный ряд нейронов, расположенных один за другим.

Однако каждый импульс может быть: (1) заблокирован при проведении от одного нейрона к следующему; (2) превращен из одного импульса в серию импульсов; (3) интегрирован с импульсами от других нейронов, способствуя появлению сложной картины импульсации в последующих нейронах.

Все эти процессы называют синаптическими функциями нейронов.

Существуют два основных типа синапсов: (1) химический синапс, (2) электрический синапс.

Почти все синапсы, используемые для передачи сигналов в центральной нервной системе человека, химические.

В этих синапсах первый нейрон секретирует в своем нервном окончании химическое вещество, называемое нейромедиатором (или просто медиатором), а он, в свою очередь, действует на рецепторный белок в мембране следующего нейрона, способствуя его возбуждению, торможению или изменяя его состояние каким-либо другим путем.

К настоящему времени открыты более 40 важных медиаторов. Наиболее известные из них — ацетилхолин, норадреналин, адреналин, гистамин, гамма-аминомасляная кислота (ГАМК), глицин, серотонин и глутамат.

Электрические синапсы, напротив, характеризуются прямым открытием наполненных жидкостью каналов, которые проводят электричество от одной клетки к следующей.

Большинство электрических синапсов состоят из небольших белковых трубчатых структур, называемых щелевыми контактами, которые позволяют ионам свободно перемещаться из одной клетки в другую. В центральной нервной системе щелевых контактов очень мало.

Однако именно через щелевые и подобные им контакты проводятся потенциалы действия от одного гладкомышечного волокна к другому в висцеральных гладких мышцах и от одного миоцита к следующему в сердечной мышце.

— Также рекомендуем «Физиология нервных синапсов. Анатомия синапса»

Оглавление темы «Нервная система и его физиология»:
1. Растворимость азота в жидкостях организма. Декомпрессионная или кессонная болезнь
2. Выделение азота из тела. Сатурационное погружение
3. Ныряние с аквалангом. Спасение из подводной лодки
4. Гипербарический кислород. Организация нервной системы
5. Моторная часть нервной системы. Интегративная функция нервной системы
6. Хранение информации — память. Функционирование центральной нервной системы
7. Субкортикальный уровень нервной системы. Кортикальный уровень нервной системы
8. Физиология нервных синапсов. Анатомия синапса
9. Медиатор пресинаптической мембраны. Постсинаптическая мембрана
10. Вторичные посредники синапса. Рецепторы постсинаптической мембраны

Источник: https://meduniver.com/Medical/Physiology/913.html

Теория уровней построения движений Н. А. Бернштейна

8. Кортикальный уровень организации движений.
Теория уровней построения движений

Специально исследуя этот вопрос на очень обширном материале Н.А. Бернштейн обнаружил следующее.

В зависимости от того, какую информацию несут сигналы обратной связи: сообщают ли они о степени напряжения мышц, об относительном положении частей тела, о скорости или ускорении движения, рабочей точки, о ее пространственном положении, о предметном результате движения, афферентные сигналы приходят в разные чувствительные центры головного мозга и соответственно переключаются на моторные пути на разных уровнях. Причем под уровнями следует понимать буквально морфологические «слои» в ЦНС. Так были выделены уровни спинного и продолговатого мозга, уровень подкорковых центров, уровни коры.

Остановимся лишь на краткой характеристике каждого из уровней, выделенных Н.А. Бернштейном, и проиллюстрируем их на примерах.

Надо сказать, что каждый уровень имеет специфические, свойственные только ему моторные проявления; каждому уровню соответствует свой класс движений.

Уровень А — самый низкий и филогенетически самый древний. У человека он не имеет самостоятельного значения, зато заведует очень важным аспектом любого движения — тонусом мышц. Он участвует в организации любого движения совместно с другими уровнями.

Правда, есть немногочисленные движения, которые регулируются уровнем А самостоятельно: это непроизвольная дрожь, стук зубами от холода и страха, быстрые вибрато (7-8 гц) в фортепианной игре, дрожания пальца скрипача, удержание позы в полетной фазе прыжка и др.

На этот уровень поступают сигналы от мышечных проприорецепторов, которые сообщают о степени напряжения мышц, а также от органов равновесия.

Уровень B. Бернштейн называет его уровнем синергий. На этом уровне перерабатываются в основном сигналы от мышечно-суставных рецепторов, которые сообщают о взаимном положении и движении частей тела. Этот уровень, таким образом, оторван от внешнего пространства, но зато очень хорошо «осведомлен» о том, что делается «в пространстве тела».

Уровень B принимает большое участие в организации движений более высоких уровней, и там он берет на себя задачу внутренней координации сложных двигательных ансамблей. К собственным движениям этого уровня относятся такие, которые не требуют учета внешнего пространства: вольная гимнастика; потягивания, мимика и др.

Уровень C. Бернштейн называет его уровнем пространственного поля. На него поступают сигналы от зрения, слуха, осязания, т.е. вся информация о внешнем пространстве. Поэтому на нем строятся движения, приспособленные к пространственным свойствам объектов — к их форме, положению, длине, весу и пр.

Среди них все переместительные движения: ходьба, лазанье, бег, прыжки, различные акробатические движения; упражнения на гимнастических снарядах; движения рук пианиста или машинистки; баллистические движения — метание гранаты, броски мяча, игра в теннис и городки; движения прицеливания — игра на бильярде, наводка подзорной трубы, стрельба из винтовки; броски вратаря на мяч и др.

Уровень D назван уровнем предметных действий. Это корковый уровень, который заведует организацией действий с предметами. Он практически монопольно принадлежит человеку.

К нему относятся все орудийные действия, манипуляции с предметами и др.

Примерами могут служить движения жонглера, фехтовальщика; все бытовые движения: шнуровка ботинок, завязывание галстука, чистка картошки; работа гравера, хирурга, часовщика; управление автомобилем и т.п.

Характерная особенность движений этого уровня состоит в том, что они сообразуются с логикой предмета. Это уже не столько движения, сколько действия; в них совсем не фиксирован двигательный состав, или «узор» движения, а задан лишь конечный предметный результат.

Для этого уровня безразличен способ выполнения действия, набор двигательных операций. Так, именно средствами данного уровня Н. Паганини мог играть на одной струне, когда у него лопались остальные.

Более распространенный бытовой пример — разные способы открывания бутылки: вы можете прибегнуть к помощи штопора, ножа, выбить пробку ударом по дну, протолкнуть ее внутрь и т.п. Во всех случаях конкретные движения будут разные, но конечный результат действия — одинаковый.

И в этом смысле к работе уровня D очень подходит пословица: «Не мытьем, так катаньем».

Наконец, последний, самый высокий — уровень Е. Это уровень интеллектуальных двигательных актов, в первую очередь речевых движений, движений письма, а также движения символической, или кодированной, речи — жестов глухонемых, азбуки Морзе и др. Движения этого уровня определяются не предметным, а отвлеченным, вербальным смыслом.

Теперь сделаю два важных замечания относительно функционирования уровней.

Первое: в организации сложных движений участвуют, как правило, сразу несколько уровней — тот, на котором строится данное движение (он называется ведущим), и все нижележащие уровни.

К примеру, письмо — это сложное движение, в котором участвуют все пять уровней. Проследим их, двигаясь снизу вверх.

Уровень А обеспечивает прежде всего тонус руки и пальцев.

Уровень B придает движениям письма плавную округлость, обеспечивая скоропись.

Если переложить пишущую ручку в левую руку, то округлость и плавность движений исчезает: дело в том, что уровень B отличается фиксацией «штампов», которые выработались в результате тренировки и которые не переносятся на другие двигательные органы (интересно, что при потере плавности индивидуальные особенности почерка сохраняются и в левой руке, потому что они зависят от других, более высоких уровней). Так что этим способом можно вычленить вклад уровня B.

Далее, уровень C организует воспроизведение геометрической формы букв, ровное расположение строк на бумаге.

Уровень D обеспечивает правильное владение ручкой, наконец, уровень Е — смысловую сторону письма.

Развивая это положение о совместном функционировании уровней, Н.А. Бернштейн приходит к следующему важному правилу: в сознании человека представлены только те компоненты движения, которые строятся на ведущем уровне; работа нижележащих, или «фоновых», уровней, как правило, не осознается.

Когда субъект излагает на бумаге свои мысли, то он осознает смысл письма: ведущим уровнем, на котором строятся его графические движения, в этом случае является уровень Е. Что касается особенностей почерка, формы отдельных букв, прямолинейности строк и т.п., то все это в его сознании практически не присутствует

Второе замечание: формально одно и то же движение может строиться на разных ведущих уровнях.

Проиллюстрирую это следующим примером, заимствуя его у Н.А. Бернштейна. Возьмем круговое движение руки; оно может быть получено на уровне А: например, при фортепианном вибрато кисть руки и суставы пальцев описывают маленькие круговые траектории. Круговое движение можно построить и на уровне B, например включив его в качестве элемента в вольную гимнастику.

На уровне С будет строиться круговое движение при обведении контура заданного круга. На уровне предметного действия D круговое движение может возникнуть при завязывании узла.

Наконец, на уровне Е такое же движение организуется, например, при изображении лектором окружности на доске.

Лектор не заботится, как заботился бы учитель рисования, о том, чтобы окружность была метрически правильной, для него достаточно воспроизведения смысловой схемы.

А теперь возникает вопрос: чем же определяется факт построения движения на том или другом уровне? Ответом будет очень важный вывод Н.А. Бернштейна, который дан выше: ведущий уровень построения движения определяется смыслом, или задачей, движения.

Яркая иллюстрация этого положения содержится в исследовании А.Н. Леонтьева и А.В. Запорожца. Работая в годы Великой Отечественной войны над восстановлением движений руки раненых бойцов, авторы обнаружили следующий замечательный факт.

После периода лечебных упражнений с раненым проводилась проба для выяснения того, насколько функция руки восстановилась. Для этого ему давалась задача «поднять руку как можно выше».

Выполняя ее, он поднимал руку только до определенного предела — диапазон движений был сильно ограничен. Но задача менялась: больного просили «поднять руку до указанной отметки на стене» и оказывалось, что он в состоянии поднять руку на 10-15 см выше.

Наконец, снова менялась задача: предлагалось «снять шляпу с крючка» — и рука поднималась еще выше!

В чем здесь дело? Дело в том, что во всех перечисленных случаях движение строилось на разных уровнях: первое движение («как можно выше») — в координатах тела, т.е.

на уровне B; второе («до этой отметки») — на уровне C, т.е. в координатах внешнего пространства; наконец, третье («снимите шляпу») — на уровне D.

Проявлялась смена уровней в том, что движение приобретало новые характеристики, в частности осуществлялось со все большей амплитудой.

Источник: Гиппенрейтер Ю.Б. Введение в общую психологию

Источник: https://kaza.com.ua/a250202-teoriya-urovnej-postroeniya.html

§ 7. Уровни построения движений, по н.А.Бернштейну

8. Кортикальный уровень организации движений.

Чем сложнее (точнее,осмысленнее, предметнее) двигательнаязадача, тем более высоким является«уровень построения движения» и темболее высокие уровни нервной системыпринимают участие в решении этой задачии реализации соответствующих движений.

Н.А.Бернштейнвыделил и подробно описал пять основныхуровней построения движений, обозначивих латинскими буквами Л, Я, С, D,Е.

292

Самыйдревний в филогенетическом отношении— уровеньА, которыйназывается уровнем «палеокинетическихрегуляций», или руброспинальным, поназванию анатомических «субстратов»,которые отвечают за построение движенийна этом уровне: «красное ядро» выступает«высшей» регулирующей инстанцией этогоуровня построения движений, к которомуимеют отношение и другие подкорковыеструктуры.

Система данных структуробеспечивает поступление и анализпроприоцептивной информации от мышц,удержание определенной позы, некоторыебыстрые ритмические вибрационныедвижения (например, вибрато у скрипачей),а также ряд непроизвольных движений(дрожь от холода, вздрагивание, стучаниезубами от страха).

Уровень Аучеловека практически никогда не бываетведущим уровнем построения движений.

Второй— уровеньВ —называется также уровнем «синергии иштампов», или таламо-паллидарным уровнем,поскольку его анатомическим субстратомявляются «зрительные бугры» и «бледныешары». Он отвечает за так называемыесинергии, т.е.

высокослаженные движениявсего тела, за ритмические и циклическиедвижения типа «ходьбы» у младенцев,«штампы» — например, стереотипныедвижения типа наклонов, приседаний.Этот уровень обеспечивает анализинформации о расположении отдельныхконечностей и мышц безотносительно кконкретным условиям осуществлениясоответствующих движений.

Поэтому онотвечает, например, за бег вообще (скажем,за бег на месте) как переменную работуразличных групп мышц. Однако реальныйбег совершается по какой-нибудь конкретнойповерхности со своими неровностями ипрепятствиями, и чтобы он стал возможным,необходимо подключение других, болеевысоких уровней построения движений.

Этот уровень отвечает также заавтоматизацию различных двигательныхнавыков, выразительную мимику иэмоционально окрашенные пантомимическиедвижения.

УровеньС,называемый уровнем пространственногополя, или пирамидно-стриальным, посколькуего анатомическим субстратом выступаютуже некоторые корковые структуры,образующие так называемые пирамидныеи экстрапирамидные системы, обеспечиваеториентацию субъекта в пространстве.

Движения, выполняемые на данном уровне,носят отчетливо целевой характер: ониведут откуда-то, куда-то и зачем-то.Соответственно они имеют начало, серединуи конец. Таковы, к примеру, плавание,прыжки в длину, высоту, вольныеакробатические упражнения, движениярук машинистки или пианиста по клавиатуре,движения наматывания, т.е.

такие, гдетребуется учет «пространственногополя».

Ещеболее высоким уровнем является уровеньD,называемыйтакже теменно-премоторным, посколькуего анатомическим субстратом являютсяисключительно кортикальные структурыв те-менно-премоторных областях. Онназывается также уровнем пред-

293

метных действий,поскольку обеспечивает взаимодействиес объектами в соответствии с их предметнымизначениями. Примеры движений на этомуровне: питье из чашки, снятие шляпы,завязывание галстука, изображениедомика или человека.

Если вспомнитьструктуру деятельности, по А.Н.Леонтьеву,то речь идет о выполнении именно действий,а не операций, т.е.

цель действия,строящегося на этом уровне, может бытьдостигнута разными способами (заосуществление операций отвечают другиеуровни).

Наконец,уровеньЕ (Н.А. Бернштейн говорил, что этот уровеньнаименее изучен в физиологии активности,— возможно, это даже не один, а несколькоуровней) отвечает за «ведущие в смысловомотношении координации речи и письма»,которые объединены уже не предметом, аотвлеченным заданием или замыслом.

Таковы, например, речевые и другиедвижения читающего лекцию преподавателя,танец балерины и т.п. Здесь речь уже идето передаче научных знаний или замыслахудожника, что предполагает исключительнопроизвольный уровень регуляцииразворачивающихся действий. Анатомическийсубстрат движений данного уровня ещене вполне изучен, хотя Н. А.

Бернштейнподчеркивал несомненное участие впроизвольной регуляции движений лобныхдолей коры головного мозга, ссылаясьна работы А. Р.Лурия.

Как правило, впостроении действий человека принимаютучастие структуры всех уровней, хотяиногда более простые движения регулируютсялишь низшими уровнями. В принципе однои то же движение может строиться наразличных уровнях, если включается врешение разных задач.

Строго говоря,это движение не будет «одним и тем же»(как было показано выше, даже амплитудадвижений рук раненых бойцов увеличивается,если больной выполняет более значимуюдля него работу).

Поэтому можно изменитьхарактер протекания движений, изменивего смысл для человека.

Из вышеизложенногоявствует, что концепция неклассическойфизиологии Н.А. Бернштейна помогаетподойти к диалектическому решениюпсихофизиологической проблемы.Анатомо-физио-логические структурыздесь всего лишь инструменты дляреализации задач деятельности субъекта.

То, какие именно структуры участвуют вобеспечении построения движенийчеловека, зависит от того, какое местозанимает это движение в структуредеятельности субъекта, какой смысл оноимеет для него.

Образно говоря, мозг инервная система в целом — инструмент,с помощью которого человек «проигрываетмелодии своей жизни».

Мы не должны,однако, забывать, что устройство этогоинструмента также заслуживает своегоизучения в психологии, поскольку ниодин из психических процессов,обеспечивающих ориентировку субъектав мире и регуляцию его деятельности,невозможен без нормально работающегомозга. Естественно, патология мозговойдеятельности приводит к ограничениям(иногда весьма

294

существенным) вформировании адекватной деятельностисубъекта, подобно тому как поломанныйили расстроенный инструмент не позволяетмузыканту извлечь достойную музыку(хотя, впрочем, Н.Паганини мог играть ина одной струне).

Обратимся поэтому кнекоторым аспектам работы головногомозга, изучаемым в психологии при решенииразных задач, и в частности в связи спрактическими запросами к нейропсихологии,одним из создателей которой был А.Р.Лурия.

Источник: https://studfile.net/preview/5576426/page:72/

Основные уровни организации движений по Н.А.Бернштейну и типы нарушений их работы

8. Кортикальный уровень организации движений.

Концепция Н. А. Бернштейна о построении движений имела огромное значение для создания теории произвольного двигательного акта.

Согласно данной концепции, любое движение — сложная многоуровневая система, где каждый уровень (или определенные анатомические структуры) характеризуется «ведущей афферентацией» и собственным набором регулируемых движений. Н. А. Бернштейном выделены пять уровней регуляции движений:

♦ рубро-спинальный;

♦ таламо-паллидарный;

♦ пирамидно-стриальный;

♦ теменно-премоторный;

♦ корковый «символический».

Все эти уровни объединяют непроизвольные и произвольные движения в единую систему.

Первый и второй уровни ответственны за регуляцию непроизвольных движений (к ним относятся движения гладкой мускулатуры, тремор, тонус, синергии, автоматизмы и др.).

Третий-пятый уровни связаны с регуляцией произвольных двигательных актов, в которых участвуют как движения всего туловища (ходьба, бег, прыжки и др.), так и отдельных частей тела: рук (действия с предметами, письмо, рисование, различные мануальные навыки), лица (мимика), речевого аппарата (устная речь) и т. д.

Таким образом, согласно Н. А. Бернштейну, произвольные движения — это целый набор различных двигательных актов, регулируемых разными уровнями (структурами) нервной системы и управляемых разного рода афферентными импульсами (и различной «ведущей афферентацией»).

Поражение любого из перечисленных уровней ведет к нарушениям движений данного уровня, а также тех двигательных актов, куда эти движения включаются как «фоновые». Тип афферентации, а также соответствующие анатомические структуры являются критериями для выделения класса движений (это относится как к произвольным, так и к непроизвольным движениям).

Иными словами, афферентация является важнейшим фактором, определяющим тип движения.

24. Нарушение произвольных движений и действий. Проблема апраксий. Нарушение движения при поражении разных уровней экстрапирамидной системы: коры, подкорковых образований.

Произвольные движения — это сложно афферентированные системы, включающие разные виды афферентации, среди которых базальной является кинестетическая афферентация.

Произвольные движения и действия (как совокупность произвольных движений, объединенных единой целью) относятся к числу наиболее сложных психических функций человека.

Их морфофизиологической основой являются сложные функциональные системы — иерархически организованные, включающие много уровней и подуровней, характеризующиеся сложным и многозвенным афферентным и эфферентным составом, условно-рефлекторные по своему происхождению, формирующиеся полностью прижизненно, как и другие высшие психические функции.

К эфферентным (исполнительным) механизмам произвольных движений и действий относятся, как

известно, две взаимосвязанные, но в определенной степени автономные эфферентные системы: пирамидная

и экстрапирамидная, корковые отделы которых составляют единую сенсомоторную зону коры.

Нарушения двигательных функций, возникающие при различных локальных поражениях мозга, можно подразделить на:

относительно элементарные, связанные с поражением исполнительных, эфферентных механизмов движений

более сложные, распространяющиеся на произвольные движения и действия, связанные преимущественно с поражением афферентных механизмов двигательных актов.

Относительно элементарные двигательные расстройства возникают при поражении подкорковых звеньев пирамидной и экстрапирамидной систем.

При поражении коркового звена пирамидной системы (4-го поля), расположенного в прецентральной области, наблюдаются двигательные расстройства в виде парезов или параличей определенной группы мышц: руки, ноги или туловища на стороне, противоположной поражению.

При поражении пирамидных путей в подкорковых областях мозга (например, в зоне внутренней капсулы) возникает полное выпадение движений (паралич) на противоположной стороне.

Пирамидная система участвует в организации преимущественно точных, дискретных, пространственно-ориентированных движений и в подавлении мышечного тонуса

Экстрапирамидная система управляет в основном непроизвольными компонентами произвольных движений; к ним кроме регуляции тонуса (того фона двигательной активности, на котором разыгрываются фазические кратковременные двигательные акты) относятся:

♦ поддержание позы;

♦ регуляция физиологического тремора;

♦ физиологические синергии;

♦ координация движений;

♦ общая согласованность двигательных актов;

♦ их интеграция;

♦ пластичность тела;

♦ пантомимика;

♦ мимика и т. д.

Поражение корковых и подкорковых звеньев экстрапирамидной системы приводит к появлению различных двигательных расстройств.

Эти расстройства можно подразделить на:

динамические (т. е. нарушения собственно движений)

статические (т. е. нарушения позы)

При поражении коркового уровня экстрапирамидной системы (6-е и 8-е поля премоторной коры), который связан с вентролатеральным ядром таламуса, бледным шаром и мозжечком, в контралатеральных конечностях возникают спастические двигательные нарушения.

Раздражение 6-го или 8-го полей вызывает повороты головы, глаз и туловища в противоположную сторону (адверзии), а также сложные движения контралатеральных руки или ноги.

Поражение подкорковой стриопаллидарной системы, вызванное различными заболеваниями (паркинсонизмом, болезнью Альцгеймера, Пика, опухолями, кровоизлияниями в область базальных ядер и др.), характеризуется общей неподвижностью, адинамией, трудностями передвижения.

Одновременно появляются насильственные движения контралатеральных руки, ноги, головы — гиперкинезы. У таких больных наблюдаются и нарушение тонуса (в виде спастичности, ригидности или гипотонии), составляющего основу позы, и нарушение двигательных актов (в виде усиления тремора — гиперкинезов).

Экстрапирамидная система управляет также разнообразными двигательными навыками, автоматизмами.

Нарушения произвольных движений и действий относятся к сложным двигательным расстройствам, которые в первую очередь связаны с поражением коркового уровня двигательных функциональных систем.

Этот тип нарушений двигательных функций получил в неврологии и нейропсихологии название апраксий.

Лурия выделил 4 формы апраксий:

Кинестетическая. Возникает при поражении нижних отделов постцентральной области коры больших полушарий (т. е. задних отделов коркового ядра двигательного анализатора: 1, 2, частично 40-го полей преимущественно левого полушария).

В этих случаях нет четких двигательных дефектов, сила мышц достаточная, парезов нет, однако страдает кинестетическая основа движений. Они становятся недифференцированными, плохо управляемыми (симптом «рука-лопата»).

У больных нарушаются движения при письме, возможность правильного воспроизведения различных поз руки (апраксия позы); они не могут показать без предмета, как совершается то или иное действие (например, как наливают чай в стакан, как закуривают сигарету и т. п.).

При поражении левого полушария кинестетическая апраксия обычно носит двухсторонний характер, при поражении правого полушария — чаще проявляется только в одной левой руке.

Пространственная. Возникает при поражении теменно-затылочных отделов коры на границе 19-го и 39-го полей, особенно при поражении левого полушария (у правшей) или при двухсторонних очагах. Основой данной формы апраксий является расстройство зрительно-пространственных синтезов, нарушение пространственных представлений («верх-низ», «правое-левое» и т. д.).

Конструктивная. Возникают трудности конструирования целого из отдельных элементов.

Кинетическая. Связана с поражением нижних отделов премоторной области коры больших полушарий (6-го, 8-го полей — передних отделов «коркового» ядра двигательного анализатора).

Проявляется в виде распада «кинетических мелодий», т. е. нарушения последовательности движений, временной организации двигательных актов.

Для этой формы апраксии характерны двигательные персеверации, проявляющиеся в бесконтрольном продолжении раз начавшегося движения.

Регуляторная или префронтальная. Возникает при поражении конвекситальной префронтальной коры кпереди от премоторных отделов; протекает на фоне почти полной сохранности тонуса и мышечной силы.

Она проявляется в виде нарушений программирования движений, отключения сознательного контроля за их выполнением, замены нужных движений моторными шаблонами и стереотипами.

При грубом распаде произвольной регуляции движений у больных наблюдаются симптомы эхопраксии в виде бесконтрольных подражательных повторений движений экспериментатора.

При массивных поражениях левой лобной доли (у правшей) наряду с эхопраксией возникает эхолалия — подражательные повторения услышанных слов или фраз. Для регуляторной апраксии характерны системные персеверации. Такие больные после письма под диктовку на предложение нарисовать треугольник обводят контур треугольника движениями, характерными для письма.



Источник: https://infopedia.su/8xaef.html

Uchebnik-free
Добавить комментарий