64. Научные революции как точки бифуркации в развитии знания

Научные революции как «точки бифуркации» в развитии знания. Нелинейность роста научного знания

64. Научные революции как точки бифуркации в развитии знания

В развитии науки можно выделить такие периоды, когда преобразовывались все компоненты ее оснований. Смена научных картин мира сопровождалась коренным изменением нормативных структур исследования, а также философских оснований науки. Эти периоды правомерно рассматривать как глобальные революции, которые могут приводить к изменению типа научной рациональности.

В истории естествознания можно обнаружить четыре таких революции. 1. Первой из них была революция 17 в., ознаменовавшая собой становление классического естествознания.

возникновение неразрывно связано с формированием особой системы идеалов и норм исследования, в которых, с одной стороны, выражались установки классической науки, а с другой — осуществлялась их конкретизация с учетом доминанты механики в системе научного знания данной эпохи. Через все классическое естествознание начиная с XVII в.

проходит идея, согласно которой объективность и предметность научного знания достигается только тогда, когда из описания и объяснения исключается все, что относится к субъекту и процедурам его познавательной деятельности. Идеалом было построение абсолютно истинной картины природы.

Главное внимание уделялось поиску очевидных, наглядных, «вытекающих из опыта» онтологических принципов, на базе которых можно строить теории, объясняющие и предсказывающие опытные факты.В XVIIXVIII столетии эти идеалы и нормативы исследования сплавлялись с целым рядом конкретизирующих положений, которые выражали установки механического понимания природы.

В соответствии с этими установками строилась и развивалась механическая картина природы. Наконец, идеалы, нормы и онтологические принципы естествознания XVIIXVIII столетий опирались на специфическую систему философских оснований, в которых доминирующую роль играли идеи механицизма. В качестве эпистемологической составляющей этой системы выступали представления о познании как наблюдении и экспериментировании с объектами природы, которые раскрывают тайны своего бытия познающему разуму.

Связана с именами: Галилея, Кеплера, Ньютона.Галилей (1564—1642): изучал проблему движения, открыл принцип инерции, закон свободного падения тел.

Кеплер (1571—1630): установил 3 закона движения планет вокруг Солнца (не объясняя причины движения планет), разработал теорию солнечных и лунных затмений, способы их предсказания, уточнил расстояние между Землей и Солнцем.

Ньютон (1643—1727): сформулировал понятия и законы классической механики, математически сформулировал закон всемирного тяготения, теоретически обосновал законы Кеплера о движении планет вокруг Солнца, создал небесную механику (Закон всемирного тяготения был незыблем до кон 19 в.

), создал дифференциальное и интегральное исчисление как язык математического описания физической реальности, автор многих новых физических представлений (о сочетании корпускулярных и волновых представлений о природе света и т. д.

), разработал новую парадигму исследования природы (метод принципов)- мысль и опыт, теория и эксперимент развиваются в единстве, разработал классическую механику как систему знаний о механическом движении тел, механика стала эталоном научной теории, сформулировал основные идеи, понятия, принципы механической картины мира.

2. Радикальные перемены в этой целостной и относительно устойчивой системе оснований естествознания произошли в кон. 18 в. — 1 половина 19 в.Их можно расценить как вторую глобальную научную революцию, определившую переход к новому состоянию естествознания — дисциплинарно организованной науке.

Переход от классической науки, ориентированной на изучение механических и физических явлений, к дисциплинарно организованной науке

Появление дисциплинарных наук и их специфических объектов

Механистическая картина мира перестает быть общемировоззренческой

Возникает идея развития (биология, геология)

Постепенный отказ эксплицировать любые научные теории в механистических терминах

Начало возникновения парадигмы неклассической науки центральной становится проблема соотношения разнообразных методов науки, синтеза знаний и классификации наук. Первая и вторая глобальные революции в естествознании протекали как формирование и развитие классической науки и ее стиля мышления. 3.

Третья научная революция была связана с преобразованием этого стиля и становлением нового, неклассического естествознания. Она охватывает период с конца 19 до середины 20 столетия.

(Дарвин — материальные факторы и причины эволюции — наследственность и изменчивость, Фарадей — понятия электромагнитного поля)В эту эпоху происходит своеобразная цепная реакция революционных перемен в различных областях знания: в физике (открытие делимости атома, становление релятивистской и квантовой теории), в космологии (концепция нестационарной Вселенной), в химии (квантовая химия), в биологии (становление генетики).

Возникает кибернетика и теория систем, сыгравшие важнейшую роль в развитии современной научной картины мира. Отказ от прямолинейного онтологизма и понимания относительной истинности теорий и картины природы.

В противовес идеалу единственно истинной теории допускается истинность нескольких отличающихся друг от друга конкретных теоретических описаний одной и той же реальности, поскольку в каждом из них может содержаться момент объективно-истинного знания. Изменяются идеалы и нормы доказательности и обоснования знания.

Новая система познавательных идеалов и норм обеспечивала значительное расширение поля исследуемых объектов, открывая пути к освоению сложных саморегулирующихся систем.

В отличие от малых систем такие объекты характеризуются уровневой организацией, наличием относительно автономных и вариабельных подсистем, массовым стохастическим взаимодействием их элементов, существованием управляющего уровня и обратных связей, обеспечивающих целостность системы.

Идея исторической изменчивости научного знания, относительной истинности вырабатываемых в науке онтологических принципов соединялась с новыми представлениями об активности субъекта познания. Он рассматривался уже не как дистанцированный от изучаемого мира, а как находящийся внутри него, детерминированный им.

Возникает понимание того обстоятельства, что ответы природы на наши вопросы определяются не только устройством самой природы, но и способом нашей постановки вопросов, который зависит от исторического развития средств и методов познавательной деятельности. Изменение места и функций науки в общественной жизни. 4. четвертая глобальная н.

революцию, в ходе которой рождается новая постнеклассическая наука. Интенсивное применение научных знаний практически во всех сферах социальной жизни, изменение самого характера научной деятельности, связанное с революцией в средствах хранения и получения знаний (компьютеризация науки и т.д.) меняет характер научной деятельности. Наряду с дисциплинарными исследованиями на передний план все более выдвигаются.

Если классическая наука была ориентирована на постижение все более сужающегося, изолированного фрагмента действительности, выступавшего в качестве предмета той или иной научной дисциплины, то специфику современной науки конца XX века определяют комплексные исследовательские программы, в которых принимают участие специалисты различных областей знания. Реализация комплексных программ порождает особую ситуацию сращивания в единой системе деятельности теоретических и экспериментальных исследований, прикладных и фундаментальных знаний, интенсификации прямых и обратных связей между ними. Объектами современных междисциплинарных исследований все чаще становятся уникальные системы, характеризующиеся открытостью и саморазвитием. Такого типа объекты постепенно начинают определять и характер предметных областей основных фундаментальных наук, детерминируя облик современной, постнеклассической науки. В этой связи трансформируется идеал ценностно нейтрального исследования. Объективно истинное объяснение и описание применительно к «человекоразмерным» объектам не только допускает, но и предполагает включение аксиологических факторов в состав объясняющих положений. Возникает необходимость экспликации связей фундаментальных внутринаучных ценностей (поиск истины, рост знаний) с вненаучными ценностями общесоциального характера. приходится решать ряд проблем этического характера, определяя границы возможного вмешательства в объект. Научное познание начинает рассматриваться в контексте социальных условий его бытия и его социальных последствий, как особая часть жизни общества, детерминируемая на каждом этапе своего развития общим состоянием культуры данной исторической эпохи, ее ценностными ориентациями и мировоззренческими установками.

Исторически развивающиеся системы представляют собой более сложный тип объекта даже по сравнению с саморегулирующимися системами. Они формирует с течением времени все новые уровни своей организации, причем возникновение каждого нового уровня оказывает воздействие на ранее сформировавшиеся, меняя связи и композицию их элементов.

Формирование каждого такого уровня сопровождается прохождением системы через состояния неустойчивости (точки бифуркации), и в эти моменты небольшие случайные воздействия могут привести к появлению новых структур. Деятельность с такими системами требует принципиально новых стратегий.

Их преобразование уже не может осуществляться только за счет увеличения энергетического и силового воздействия на систему. Простое силовое давление часто приводит к тому, что система просто-напросто «сбивается» к прежним структурам, потенциально заложенным в определенных уровнях ее организации, но при этом может не возникнуть принципиально новых структур.

Чтобы вызвать их к жизни, необходим особый способ действия: в точках бифуркации иногда достаточно небольшого энергетического «воздействия-укола» в нужном пространственно-временном локусе, чтобы система перестроилась и возник новый уровень организации с новыми структурами. Саморазвивающиеся системы характеризуются синергетическими эффектами, принципиальной необратимостью процессов.

Взаимодействие с ними человека протекает таким образом, что само человеческое действие не является чем-то внешним, а как бы включается в систему, видоизменяя каждый раз поле ее возможных состояний. Включаясь во взаимодействие, человек уже имеет дело не с жесткими предметами и свойствами, а со своеобразными «созвездиями возможностей».

Перед ним в процессе деятельности каждый раз возникает проблема выбора некоторой линии развития из множества возможных путей эволюции системы. Причем сам этот выбор необратим и чаще всего не может быть однозначно просчитан.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/5_48854_nauchnie-revolyutsii-kak-tochki-bifurkatsii-v-razvitii-znaniya-nelineynost-rosta-nauchnogo-znaniya.html

Предмет философии

64. Научные революции как точки бифуркации в развитии знания
, а лишь указали границы ее применимости.

На каждом этапе своего развития наука использует фактический материал, методы исследования, теории, гипотезы, законы, научные понятия предшествующих эпох и по своему содержанию является их продолжением.

Поэтому в каждый определенный исторический период развитие науки зависит не только от достигнутого уровня развития производства и социальных условий, но и от накопленного ранее запаса научных истин, выработанной системы понятий и представлений, обобщившей предшествующий опыт и знания.

Важный аспект преемственного развития науки состоит в том, что всегда необходимо распространять истинные идеи за рамки того, на чем они опробованы. Подчеркивая это обстоятельство, крупный американский физик-теоретик Р.

Фейнман писал: «Мы просто обязаны, мы вынуждены распространять все то, что мы уже знаем, на как можно более широкие области, за пределы уже постигнутого… Это единственный путь прогресса.

Хотя этот путь неясен, только на нем наука оказывается плодотворной».

Таким образом, каждый шаг науки подготавливается предшествующим этапом и каждый ее последующий этап закономерно связан с предыдущим. Заимствуя достижения предшествующей эпохи, наука непрерывно движется дальше.

Однако это не есть механическое, некритическое заимствование; преемственность не есть простое перенесение старых идей в новую эпоху, пассивное заимствование полностью всего содержания используемых теорий, гипотез, методов исследования.

Она обязательно включает в себя момент критического анализа и творческого преобразования. Преемственность представляет собой органическое единство дух моментов: наследования и критической переработки.

Только осмысливая и критически перерабатывая знания предшественников, ученый может развивать науку, сохраняя и приумножая истинные знания и преодолевая заблуждения.

Процесс преемственности в науке (но не только в ней) может быть выражен в терминах «традиция» (старое) и «новация» (новое). Это две противоположных диалектически связанные стороны единого процесса развития науки: новации вырастают из традиций, находятся в них в зародыше; все положительное и ценное, что было в традициях, в «снятом виде» остается в новациях.

Новация (в самом широком смысле) — это все то, что возникло впервые, чего не было раньше.

Характерный пример новаций — научные открытия, фундаментальные, «сумасшедшие» идеи и концепции — квантовая механика, теория относительности, синергетика и т.п.

Формулируя новые научные идеи, «мы должны проверять старые идеи, старые теории, хотя они и принадлежат прошлому, ибо это — единственное средство понять значительность новых идей и пределы их справедливости».

Традиции в науке — знания, накопленные предшествующими поколениями ученых, передающиеся последующим поколениям и сохраняющиеся в конкретных научных сообществах, научных школах, направлениях, отдельных науках и научных дисциплинах.

Множественность традиций дает возможность выбора новым поколениям исследователей тех или иных из них. А они могут быть как позитивными (что и как воспринимается), так и негативными (что и как отвергается).

Жизнеспособность научных традиций коренится в их дальнейшем развитии последующими поколениями ученых в новых условиях.

63. ЕДИНСТВО КОЛИЧЕСТВЕННЫХ И КАЧЕСТВЕННЫХ ИЗМЕНЕНИЙ В РАЗВИТИИ НАУКИ

Преемственность научного познания не есть однообразный, монотонный процесс. Обычно она выступает как единство постепенных, спокойных количественных и коренных, качественных (скачки, научные революции) изменений. Эти две стороны науки тесно связаны и в ходе ее развития сменяют друг друга как своеобразные этапы данного процесса.

В развитии науки «эпохи относительной стабильности отделены друг от друга краткими периодами кризисов, во время которых под давлением фактов, ранее малоизвестных или вовсе неизвестных, ученые вдруг ставят под сомнение все принципы, казавшиеся до этого вполне незыблемыми, и через несколько лет находят совершенно новые пути.

Такие неожиданные повороты всегда характеризуют решающие этапы в прогрессивном развитии наших знаний». Этап количественных изменений науки — это постепенное накопление новых фактов, наблюдений, экспериментальных данных в рамках существующих научных концепций.

В связи с этим идет процесс расширения, уточнения уже сформулированных теорий, понятий и принципов.

На определенном этапе этого процесса и в конкретной его «точке» происходит прерыв непрерывности, скачок, коренная ломка фундаментальных законов и принципов вследствие того, что они не объясняют новых фактов и новых открытий. Это и есть коренные качественные изменения в развитии науки, т.е. научные революции.

Во время относительно устойчивого развития науки происходит постепенный рост знания, но основные теоретические представления остаются почти без изменений. В период научной революции подвергаются ломке именно эти представления.

Революция в той или иной науке представляет собой период коренной ломки основных, фундаментальных концепций, считавшихся ранее незыблемыми, период наиболее интенсивного развития, проникновения в область неизвестного, скачкообразного углубления и расширения сферы познанного.

Примерами таких революций являются создание гелиоцентрической системы мира (Коперник), формирование классической механики и экспериментального естествознания (Галилей, Кеплер и особенно Ньютон), революция в естествознании конца XIX — начала XX в.

— возникновение теории относительности и квантовой механики (А. Эйнштейн, М. Планк, Н. Бор, В. Гейзенберг и др.).

Крупные изменения происходят в современной науке, особенно связанные с формированием и бурным развитием синергетики (теории самоорганизации целостных развивающихся систем), электроники, генной инженерии и т.п.

Научная революция подводит итог предшествующему периоду познания, поднимает его на новую, высшую ступень. Очищая науку от заблуждений, она открывает новые объекты и методы исследования, ускоряя тем самым темпы развития науки.

В дискуссиях по проблемам научных революций начала XXI в. определяется устойчивая тенденция междисциплинарного, комплексного исследования научных революций как объекта не только философско-методологического, но и историко-научного, науковедческого и культурологического анализа.

64. Научные революции как точки бифуркации в развитии знания

В кризисном состоянии прежний закономерный эволюционный путь развития системы разветвляется на несколько дискретных переходов в качественно новые состояния. Такое ветвление получило название точки бифуркации. В этой точке возникают многочисленные флуктуации, и одна из них случайным образом толкает систему к «выбору» одного из возможных продолжений пути.

Но возврата назад не существует, и после перехода стартует новый эволюционный этап развития вплоть до следующей точки бифуркации. Существование точек бифуркации имеет следствия, важные для понимания особенностей развития в нашем Мире. Прежде всего, возникает новое понимание соотношения случайного и закономерного в развитии.

Случайным оказывается только то, что происходит в критической ситуации, сопровождаемой переходом системы в качественно новое состояние. Далее, разветвление путей развития и случайность «выбора» продолжения делает невозможным точное предсказание будущего системы на основании существовавших до перехода тенденций развития.

Наконец, весь процесс развития есть движение системы от одной точки бифуркации до следующей, процесс, в котором только между точками бифуркации существуют относительно стабильные условия ее существования.

С позиции синергетики научные революции можно истолковать как «точки бифуркации» развития науки и культуры.

Научные революции связаны с выбором между альтернативами и с поворотом, коренным изменением в научной картине мира. В предреволюционный, критический период, как правило, происходит «размножение» научный направлений и школ, т.е. преобладают дивергентные тенденции.

И именно это разнообразие подходов, концепций и интерпретаций конструктивно для выбора в «точках бифуркации» собственных устойчивых тенденций развития систем научного знания. Рост альтернативных научных школ перед научной революцией как бы заранее подготавливает системы знания к многовариантному будущему.

После научной революции, в период «нормальной науки», напротив, идет формирование мощного парадигмального течения, т.е. начинают проявляться тенденции конвергенции.

65. Глобальные революции в науке и типы научной рациональности

В развитии науки можно выделить такие периоды, когда преобразовывались все компоненты ее оснований. Смена научных картин мира сопровождалась коренным изменением нормативных структур исследования, а также философских оснований науки. Эти периоды правомерно рассматривать как глобальные революции, которые могут приводить к изменению типа научной рациональности.

Первой из них была революция XVII в., ознаменовавшая собой становление классического естествознания. Его возникновение было неразрывно связано с формированием особой системы идеалов и норм исследования, в которых выражались установки классической науки и осуществлялась их конкретизация с учетом доминанты механики в системе научного знания данной эпохи. Объективность и

Источник: https://www.studsell.com/view/125322/?page=33

64. Научные революции как точки бифуркации в развитии знания

64. Научные революции как точки бифуркации в развитии знания

Вкризисном состоянии прежний закономерныйэволюционный путь развития системыразветвляется на несколько дискретныхпереходов в качественно новые состояния.Такое ветвление получило название точкибифуркации.В этой точке возникают многочисленныефлуктуации, и одна из них случайнымобразом толкает систему к «выбору»одного из возможных продолжений пути.

Но возврата назад не существует, и послеперехода стартует новый эволюционныйэтап развития вплоть до следующей точкибифуркации. Существованиеточек бифуркации имеет следствия, важныедля понимания особенностей развития внашем Мире. Прежде всего, возникаетновое понимание соотношения случайногои закономерного в развитии.

Случайнымоказывается только то, что происходитв критической ситуации, сопровождаемойпереходом системы в качественно новоесостояние. Далее, разветвление путейразвития и случайность «выбора»продолжения делает невозможным точноепредсказание будущего системы наосновании существовавших до переходатенденций развития.

Наконец, весь процессразвития есть движение системы от однойточки бифуркации до следующей, процесс,в котором только между точками бифуркациисуществуют относительно стабильныеусловия ее существования. Спозиции синергетики научные революцииможно истолковать как «точки бифуркации»развития науки и культуры.

Научныереволюции связаны с выбором междуальтернативами и с поворотом, кореннымизменением в научной картине мира. Впредреволюционный, критический период,как правило, происходит «размножение»научный направлений и школ, т.е. преобладаютдивергентные тенденции.

И именно эторазнообразие подходов, концепций иинтерпретаций конструктивно для выборав «точках бифуркации» собственныхустойчивых тенденций развития системнаучного знания. Рост альтернативныхнаучных школ перед научной революциейкак бы заранее подготавливает системызнания к многовариантному будущему.

Посленаучной революции, в период «нормальнойнауки», напротив, идет формированиемощного парадигмального течения, т.е.начинают проявляться тенденцииконвергенции.

65. Глобальные революции в науке и типы научной рациональности

Вразвитии науки можно выделить такиепериоды, когда преобразовывались всекомпоненты ее оснований. Смена научныхкартин мира сопровождалась кореннымизменением нормативных структурисследования, а также философскихоснований науки. Эти периоды правомернорассматривать как глобальные революции,которые могут приводить к изменениютипа научной рациональности.

Первойиз них была революция XVII в., ознаменовавшаясобой становление классическогоестествознания.

Его возникновение было неразрывносвязано с формированием особой системыидеалов и норм исследования, в которыхвыражались установки классическойнауки и осуществлялась их конкретизацияс учетом доминанты механики в системенаучного знания данной эпохи.

Объективностьи предметность научного знания достигаетсятолько тогда, когда из описания иобъяснения исключается все, что относитсяк субъекту и процедурам его познавательнойдеятельности. Идеалом было построениеабсолютно истинной картины природы.

ВXVII-XVIII столетиях строилась и развиваласьмеханическая картина природы, котораявыступала одновременно и как картинареальности, применительно к сферефизического знания, и как общенаучнаякартина мира.

Радикальныеперемены в этой целостной и относительноустойчивой системе оснований естествознанияпроизошли в конце XVIII — первой половинеXIX в. Их можно расценить как вторуюглобальную научную революцию, определившуюпереход к новому состоянию естествознания- дисциплинарноорганизованной науке.

Вэто время механическая картина мираутрачивает статус общенаучной. Вбиологии, химии и других областях знанияформируются специфические картиныреальности, нередуцируемые к механической.

Происходит дифференциация дисциплинарныхидеалов и норм исследования.

Например,в биологии и геологии возникают идеалыэволюционного объяснения, в то времякак физика продолжает строить своизнания, абстрагируясь от идеи развития.

Соответственноособенностям дисциплинарной организациинауки видоизменяются ее философскиеоснования.

Они становятся гетерогенными,включают довольно широкий спектр смысловтех основных категориальных схем, всоответствии с которыми осваиваютсяобъекты (от сохранения в определенныхпределах механицистской традиции довключения в понимание «вещи»,»состояния», «процесса» идругие идеи развития).

В эпистемологиицентральной становится проблемасоотношения разнообразных методовнауки, синтеза знаний и классификациинаук.

Выдвижение ее на передний плансвязано с утратой прежней целостностинаучной картины мира, а также с появлениемспецифики нормативных структур вразличных областях научного исследования.Поиск путей единства науки, проблемадифференциации и интеграции знанияпревращаются в одну из фундаментальныхфилософских проблем, сохраняя своюостроту на протяжении всего последующегоразвития науки.

Перваяи вторая глобальные революции вестествознании протекали как формированиеи развитие классической науки и ее стилямышления.

Третьяглобальнаянаучная революция (конец XIX -серединаXX столетия) была связана с преобразованиемэтого стиля и становлением нового,неклассическогоестествознания.

Происходит своеобразная цепная реакцияреволюционных перемен в различныхобластях знания: в физике (открытиеделимости атома, становление релятивистскойи квантовой теории), в космологии(концепция нестационарной Вселенной),в химии (квантовая химия), в биологии(становление генетики).

Возникаеткибернетика и теория систем, сыгравшиеважнейшую роль в развитии современнойнаучной картины мира.

Впроцессе всех этих революционныхпреобразований формировались идеалыи нормы новой, неклассической науки -отказ от прямолинейного онтологизма ипонимание относительной истинноститеорий и картины природы, выработаннойна том или ином этапе развитияестествознания.

Изменяются идеалы инормы доказательности и обоснованиязнания.

В отличие от классическихобразцов, обоснование теорий вквантово-релятивистской физикепредполагало экспликацию при изложениитеории операциональной основы вводимойсистемы понятий (принцип наблюдаемости)и выяснение связей между новой ипредшествующими ей теориями (принципсоответствия).

Новаясистема познавательных идеалов и нормобеспечивала значительное расширениеполя исследуемых объектов, открываяпути к освоению сложных саморегулирующихсясистем.

Именно включение таких объектовв процесс научного исследования вызвалорезкие перестройки в картинах реальностиведущих областей естествознания.

Процессы интеграции этих картин иразвитие общенаучной картины мира сталиосуществляться на базе представленийо природе как сложной динамическойсистеме.

Формированиеновых философских оснований науки:субъект познания рассматривался ужене как дистанцированный от изучаемогомира, а как находящийся внутри него,детерминированный им. Объект рассматриваетсяуже не как себетождественная вещь(тело), а как процесс, воспроизводящийнекоторые устойчивые состояния иизменчивый в ряде других характеристик.

Всовременную эпоху, в последнюю третьнашего столетия мы являемся свидетеляминовых радикальных изменений в основанияхнауки. Эти изменения можно охарактеризоватькак четвертуюглобальную научную революцию, в ходекоторой рождается новая постнеклассическаянаука.

Революция в средствах хранения и получения знаний(информатизация) меняет характер научнойдеятельности. На передний план все болеевыдвигаются междисциплинарные ипроблемно-ориентированные формыисследовательской деятельности.

Специфику современной науки конца XXвека определяют комплексныеисследовательские программы, в которыхпринимают участие специалисты различныхобластей знания.

В самом же процессеопределения научно-исследовательскихприоритетов наряду с собственнопознавательными целями все большуюроль начинают играть цели экономическогои социально-политического характера.

Сращивание в единой системе деятельноститеоретических и экспериментальныхисследований, прикладных и фундаментальныхзнаний, интенсификации прямых и обратныхсвязей между ними. Науки становятсявзаимозависимыми и предстают в качествефрагментов целостной общенаучнойкартины мира.

Объектамисовременных междисциплинарныхисследований все чаще становятсяуникальные системы, характеризующиесяоткрытостью и саморазвитием. Вестествознание начинает все ширевнедряться идеал историческойреконструкции, которая выступает особымтипом теоретического знания, ранееприменявшимся преимущественно вгуманитарных науках (истории, археологии,историческом языкознании и т.д.).

Средиисторически развивающихся системсовременной науки особое место занимаютприродные комплексы, в которые включенв качестве компонента сам человек.

Примерами таких «человекоразмерных»комплексов могут служить медико-биологическиеобъекты, объекты экологии, включаябиосферу в целом (глобальная экология),объекты биотехнологии (в первую очередьгенетической инженерии), системы «человек- машина» (включая сложные информационныекомплексы и системы искусственногоинтеллекта) и т.д.

Научноепознание начинает рассматриваться вконтексте социальных условий его бытияи его социальных последствий, как особаячасть жизни общества, детерминируемаяна каждом этапе своего развития общимсостоянием культуры данной историческойэпохи, ее ценностными ориентациями имировоззренческими установками.

Вонтологической составляющей философскихоснований науки начинает доминировать»категориальная матрица»,обеспечивающая понимание и познаниеразвивающихся объектов.

Возникают новыепонимания категорий пространства ивремени (учет исторического временисистемы, иерархии пространственно-временныхформ), категорий возможности идействительности (идея множествапотенциально возможных линий развитияв точках бифуркации), категориидетерминации (предшествующая историяопределяет избирательное реагированиесистемы на внешние воздействия) и др.

Историческиетипы научной рациональности

Трикрупных стадии исторического развитиянауки, каждую из которых открываетглобальная научная революция, можноохарактеризовать как три историческихтипа научной рациональности.

1)Классический тип научной рациональности,центрируя внимание на объекте, стремитсяпри теоретическом объяснении и описанииэлиминировать все, что относится ксубъекту, средствам и операциям егодеятельности.

Цели и ценности науки,определяющие стратегии исследованияи способы фрагментации мира, на этомэтапе, как и на всех остальных,детерминированы доминирующими в культуремировоззренческими установками иценностными ориентациями.

2)Неклассический тип научной рациональностиучитывает связи между знаниями обобъекте и характером средств и операцийдеятельности.

Экспликация этих связейрассматривается в качестве условийобъективно-истинного описания иобъяснения мира.

Но связи междувнутринаучными и социальными ценностямии целями по-прежнему не являются предметомнаучной рефлексии, хотя имплицитно ониопределяют характер знаний (определяют,что именно и каким способом мы выделяеми осмысливаем в мире).

3)Постнеклассический тип рациональностирасширяет поле рефлексии над деятельностью.Он учитывает соотнесенность получаемыхзнаний об объекте не только с особенностьюсредств и операций деятельности, но ис ценностно-целевыми структурами. Причемэксплицируется связь внутринаучныхцелей с вненаучными, социальнымиценностями и целями.

Каждыйновый тип научной рациональностихарактеризуется особыми, свойственнымиему основаниями науки, которые позволяютвыделить в мире и исследоватьсоответствующие типы системных объектов(простые, сложные, саморазвивающиесясистемы).

При этом возникновение новоготипа рациональности и нового образанауки не следует понимать упрощенно втом смысле, что каждый новый этап приводитк полному исчезновению представленийи методологических установокпредшествующего этапа. Напротив, междуними существует преемственность.

Неклассическая наука вовсе не уничтожилаклассическую рациональность, а толькоограничила сферу ее действия.

При решенииряда задач неклассические представленияо мире и познании оказывались избыточными,и исследователь мог ориентироватьсяна традиционно классические образцы(например, при решении ряда задач небесноймеханики не требовалось привлекатьнормы квантово-релятивистского описания,а достаточно было ограничитьсяклассическими нормативами исследования).

Источник: https://studfile.net/preview/10906583/page:53/

Uchebnik-free
Добавить комментарий