60. преступления и наказания в Эклоге

Преступления и наказания в Эклоге

60. преступления и наказания в Эклоге

тенденции эволюции сформировались в Древнем Риме институтов уголовного права в условиях византийского О. частности, Эклога восприняла жестокие членовредительские наказания, практиковавшиеся в Древнем Риме, но распространила их на более широкий круг преступлений.

Стремление законодателя следовать христианской морали, для которой нет различия между рабом и свободным, варваром и эллином – демократизм норм Эклоги: в большинстве случав нет прямой зависимости назначения наказания от сословного статуса преступника ( но не всегда).

Отсутствие абстрактных определений, общего понятия преступления, четких границ между преступлением и деликтом. Казуистичный характер норм. Общая часть: умысел и неосторожность. Обстоятельства, смягчающие ответственность (возраст, однократность).

Классификация преступлений:

· Против религии и церкви (колдовство, знахарство, ересь).

· Государственные (покушение на императора + как религиозное)

· Против личности (убийство, нанесение тяжких телесных преступлений)

· Против семьи и нравственности (садомские грехи, двоеженство, изнасилование)

Наказания:

Принцип талиона

Телесные

Членовредительство

Смертная казнь

Изгнание

штраф


62. источники права в средневековом Китае. Общая характеристика «Уголовных установлений Тан»

источники права:

· Обычаи

· Писаные законы

· Распоряжения правителя

Мощное влиние на право не религии, а философии – конфуцианства и легизма, =) ортодоксального конфуцианства (раскрыть)

Танский кодекс — 1 дошедший до нас правовой памятник Китая, представлявший собой предписания норм уголовно-правового характера. Образцом для составления послужил один из кодексов предыдущей династии Суй.

Полностью работа над кодексом была закончена лишь к 653 г. Существенным отличием танской кодификации является наличие в ней разъястнений (Шу и) , что отражено в самом названии памятника (Тан люи шу и ).

Структура: состоит из 30 цзюаней (частей – свитков), подразделяемых на 502 ст., которые сведены в 12 разделов ( на русский переведены 6 разделов):

  1. наказания и номы их применения (1-6, 57 ст)
  2. охрана и обеспечение запретов (7-8, 33 ст)
  3. служебные обязанности и порядок их исполнения (9-11, 59 ст)
  4. семья и брак (12-14, 46 ст)
  5. государственные конюшни и хранилища (15, 28 ст)
  6. самовластные мобилизационные действия (16, 24 ст)

61. Источники и институты уголовного права средневекового Китая в «Уголовных установлениях Тан»

преступление – нарушение норм общественного поведения и утрата «ли», нарушало соц.порядок и гармонию мироздания всеобщего космического порядка. Компенсация наказанием, не должно быть чрезмерного наказания – дисгармония.

(исполнение приговоров не весной и летом – созидание янь, а во время увядания природы – осенью и зимой). Если признание – не наказывался (искл. – гос.преступления) общесемейная коллективная ответственность — немедленное исполнение приговора.

Особо выделяются 10 зол – наиболее опасные и аморальные, ничем не могли быть смягчены и погашены. Особенность – нераздельность административной и судебной власти. Серьезные наказания выносились только центральными учреждениями, т.к.

могли привести к дисгармонии за неверное решение. Смертная казнь выносилась только императором и несколько раз подтверждалась

принцип равенства всех перед законом – возмездие для всех (но размер зависит от социального положения, обстоятельств). Широко практиковалась замена наказаний для знати, родственников императора, чиновничества. Однако при совершении должностных преступлений чиновником наказание ужесточалось.

«подлый люд» наказывался более жестоко, чем простолюдины. Часто при назначении наказания этим людям учитывались интересы их хозяев, заменяющие наказания. Нарушение простолюдина в отношении чиновничества каралось строже в отношении чиновничества, нежели в отношении др. простолюдина.

Преступления против своего начальника каралось строже, чем просто против чиновника более высокого ранга, аналогично и к родственным связям. Ответственность несли старшие члены семьи. Наказывалось не столько преступное деяние, сколько преступная воля.

Лица до 15 и с 70 лет, инвалиды не способны оценить свои действия. – ограничения в применении наказания.

10 зол (ст6)

Формы вины:

1. предумышленные действия

2. преднамеренные действия (без предварительно разработанного плана)

3. случайные преступления

4. по ошибке (небрежность)

наказания:

1. легкими палками

2. тяжелыми палками

3. каторга

4. ссылка

5. см.казнь

делятся на 20 разновидностей в зависимости от количества меди в виде откупа.

Коллективная ответственность (как члены семьи, так и сослуживцы, соседи). Рядом конфуцианство – укрывательство членов семьи, донос – уголовная отв-ть. Общая коллективная ответственность за 1,2 ,3 и 5 зол

Наказывалось присвоение имущества: грабеж, кража, взятка, приобретение имущества в сфере полномочий, незаконное присвоение, ошибочное взимание налога. Наказание в зависимости от размера, корысти или бескорыстия.

Дата добавления: 2015-04-20; просмотров: 16 | Нарушение авторских прав

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | | 23 | 24 |

lektsii.net — Лекции.Нет — 2014-2020 год. (0.008 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав

Источник: https://lektsii.net/3-79887.html

Преступления и наказания

60. преступления и наказания в Эклоге

Вещное и обязательственное право

Положений, касающихся регулирования вещных и обязательственных отношений в Эклоге, в отличие от законодательства Юстиниана, немного. В целом Эклога стоит на позициях постклассического римского права. Это отразилось на ее нормах о договорах купли-прода­жи, займа, личного и имущественного найма, товари­щества, хранения, дарения и др.

Определенный отход от законодательства Юстиниана проявился, прежде всего, в более формализованном порядке заключения договоров, преобладании письменной формы (хотя она и не явля­лась обязательной).

Необходимо рассмотреть эти основ­ные виды договоров, содержащиеся в титулах IX—XI и XIII, сравнив их с соответствующими статьями Инсти­туций Гая и Дигест Юстиниана.

Свое дальнейшее развитие в Эклоге находит такой специфический институт греческого и постклассичес­кого вещного права, как эмфитевзис. В Эклоге встреча­ется как «ограниченный», так и «вечный» эмфитевзис. Необходимо определить особенности юридической кон­струкции этого института, используя при этом поло­жения XII титула Эклоги и III титула кн. 6 Дигест Юс­тиниана.

Вопросам преступлений и наказаний посвящен XVII ти­тул Эклоги. Это один из наиболее ярких ее разделов, отражающий основные тенденции развития уголовного права в Византии. Недаром именно XVII титул Эклоги был использован при составлении Закона Судного людем.

Отличительной чертой византийского уголовного права является жестокость наказаний. Значительный круг преступлений в Эклоге предусматривает смертную казнь, ее квалифицированные виды, или членовреди­тельские наказания.

Это объясняется, с одной стороны, сложной внутриполитической обстановкой в Византии в VIII в., связанной с борьбой императоров-иконобор­цев Льва III и Константина V за усиление своей власти.

С другой стороны, формирование системы членовреди­тельских наказаний в уголовном праве Византии во многом происходило под влиянием обычного права восточ­ных провинций государства.

Стремление законодателя следовать христианской морали, для которой нет различия «между рабом и сво­бодным, варваром и эллином», проявилось в определенном «демократизме» норм Эклоги: в большинстве случаев нет прямой зависимости назначения наказания; от сословного статуса преступника. И все же нельзя не заметить, что этот принцип проводится не всегда пос­ледовательно. Для этого достаточно проанализировать ст. 11, 12, 22, 29, 49 титула XVII документа.

Несмотря на высокий уровень юридической техни­ки, для Эклоги характерно отсутствие абстрактных определений, в том числе общего понятия преступного деяния, а также четких границ между преступлением и деликтом (ст. 7—9). Нормы XVII титула в основной сво­ей массе носят казуистический характер.

В то же время, рассматривая положения Эклоги о преступлениях и наказаниях, можно выявить отдельныеинституты так называемой «Общей части». Так, в Экло­ге различаются умысел и неосторожность.

Среди обсто­ятельств, смягчающих ответственность, выделяется воз­раст преступника, однократность совершения преступ­ления. Эклоге известен и институт соучастия и др.

Принципы общей части уголовного права содержатся главным образом в ст. 11, 24, 38, 41, 45, 48.

Говоря о классификации преступлений, следует от­метить, что на первом месте в Эклоге стоят преступле­ния против религии и Церкви, что также объясняется влиянием христианства. Круг их довольно обширен; о них говорится, в частности, в ст. 2, 6, 15, 23, 25, 26, 42—44.

К наиболее тяжким преступлениям против рели­гии относятся колдовство и знахарство, а также ересь (ст. 52).

Примечательно, что отречение от христианской веры военнопленных не образует состава преступления по светскому праву: вопрос об ответственности в дан­ном случае должен был решать суд Церкви (суд еписко­па), поскольку считалось, что лишь он в состоянии определить психологическое и духовное состояние лица, совершившего подобное деяние. При назначении нака­зания за преступления против веры нередко применяет­ся принцип символического талиона. Это также отлича­ет Эклогу от законодательства Юстиниана и указывает на определенное влияние восточного права.

В тесной связи с религиозными преступлениями в Эклоге находятся государственные преступления.

Визан­тийский император воспринимался не только как пра­витель — политический лидер, но и как помазанник Божий, как наместник Бога на земле.

Поэтому всякое покушение на него однозначно рассматривалось и как религиозное преступление (ст. 3). Необходимо назвать и другие виды государственных преступлений, обозначив установленные за них наказания.

В Эклоге рассматривается целый ряд преступлений против личности. Этой категории преступных деяний посвящены ст. 42, 45—51 титула XVII Эклоги.

В духе христианских заповедей значительную группу в Эклоге образуют преступления против семьи и нрав­ственности.

К ним относятся не только так называемые содомские грехи: скотоложество (зоофилия), мужеложество (гомосексуализм), но и кровосмесительство, пре­любодеяние, двоеженство, изнасилование девушки и др.

Эти преступления как наиболее дерзкое попрание хрис­тианской морали карались, как правило, смертной каз­нью или членовредительскими наказаниями.

Источник: https://studopedia.su/12_36612_prestupleniya-i-nakazaniya.html

Эклога как памятник византийского права

60. преступления и наказания в Эклоге

Вопрос 12

В 726 году (по некоторым данным — в 741 году) по указанию императора-иконоборца Льва Исаврийского была издана Эклога («избранные законы»), явившаяся важнейшим этапом в развитии византийского права.

Составители Эклоги сохранили из кодификации Юстиниана лишь небольшую часть правового материала, поэтому она состояла из 18 небольших титулов, некоторые из них включали только по одной статье.

В самом подзаголовке к Эклоге указывалось, что она представляет собой сокращение и исправление «в духе большего человеколюбия» законодательства «великого Юстиниана».

Иконоборческая фразеология Эклоги нашла свое отражение лишь в ее вводной части, где говорилось о необходимости руководствоваться «истинной справедливостью», а не высказывать «на словах восхищение» ею и даже предписывалось «на деле» отдавать предпочтение малоимущим и бедным.

В Эклоге имелся специальный титул (VIII), посвященный рабам. Предусматривались некоторые случаи превращения в рабов свободных людей (например, дезертиров), но основной упор был сделан на новые способы и формы освобождения рабов (например, их отпуск на свободу в церкви и др.), что отражало развитие феодальных отношений.

В Эклоге в полной мере проявилось влияние христианской религии и морали, и ссылки на Евангелие использовались для обоснования ряда правовых положений. Особенно глубоко христианские идеи проникли в брачно-семейное право (титулы I-VII).

Эклога ввела неизвестное ранее византийскому праву обручение (с 7 лет), которое требовало формально согласия самих обручающихся, а фактически в связи с их малолетством — родителей. Брачный возраст был установлен в 15 лет для мужчин и 13 — для женщин. Под воздействием христианской церкви было сокращено число законных поводов к разводу.

Женщина, согласно христианкой морали, занимала подчиненное место в семье, но в отличие от классического римского права Эклога отразила тенденцию к выравниванию имущественного режима мужа и жены. Приданое и брачный дар, полученный женою, рассматривались не как собственность мужа, а как имущество, данное ему в управление.

При наследовании по завещанию устанавливалась обязательная доля детей (не менее 1/3 части наследства), определялись семь разрядов наследников, к которым последовательно переходило имущество умершего при отсутствии завещания.

Титулы Эклоги, посвященные договорному праву (IX-XIII), из многочисленных сделок, рассмотренных в Своде законов Юстиниана, упоминают лишь куплю-продажу, заем, вклад (хранение), товарищество.

В договор купли-продажи, заключаемый как в устной, так и в письменной форме, под влиянием греческого права был введен задаток. В договоре займа, вероятно в качестве уступки церковным догматам, было опущено упоминание о процентах, известных римскому праву.

Кратко говорилось о таком важном институте, как наем, включавшем и аренду земли, которая могла предусматриваться на срок, не превышающий 29 лет. Очевидно, что сдача в аренду частных земель в Византии не получила распространения.

Зато характерно упоминание в Эклоге о сдаче в аренду государственных, императорских и церковных земель с ежегодным взносом арендатором наемной платы.

Широкую разработку в Эклоге получил и другой типичный для развивающегося феодализма институт — эмфитевзис. Последний устанавливался как вечная или как ограниченная аренда «на срок до трех поколений, наследующих друг за другом по завещанию или без завещания».

Лицо (эмфитевт), получившее эмфитевзис, как правило землю, обязано было уплачивать собственнику «без уверток» ежегодный взнос, а также заботиться о «сохранении и улучшении недвижимости».

Если эмфитевт в течение трех лет не вносил обусловленную плату, то мог быть лишен предоставленной ему недвижимости.

Наиболее обширным и детализированным в Эклоге был титул XVII, посвященный преступлениям и наказаниям.

Под влиянием углубляющихся социальных противоречий в уголовное право было внесено много новых положений, отразивших усиление государственной репрессии.

Не случайно именно данный титул Эклоги получил наибольшую известность и неизменно использовался в последующих законодательных сводах Византии.

В Эклоге предусматривалось преследование государственных преступников: перебежчиков к врагу, фальшивомонетчиков и т.д.

Особо была выделена статья, где говорилось о лицах, поднимающих восстание против императора или же участвующих в «заговоре против него или против государства христиан». Такие лица рассматривались как намеревающиеся «все разрушить», а поэтому их «в тот же час должно предать смерти».

Много внимания законодатель уделил также преступлениям против христианской религии.

Суровым наказаниям подлежали лица, дающие ложную клятву на «божественных евангелиях», поднимающие руку на священника во время молитвы, отрекшиеся в плену от «непорочной христианской веры», колдуны, знахари, изготовители амулетов, приверженцы враждебных христианству религий, участники языческих или еретических движений (в частности, манихеи и монтанисты).

Эклога предусматривала наказания за убийство и телесные повреждения, нанесенные в драке, причем наказание дифференцировалось в зависимости от того, были эти преступления предумышленными или непредумышленными.

Так, «если кто-либо бил своего раба плетьми или палками и раб умер, то не осуждается господин его как убийца».

Ответственность хозяина возникала только в случае предумышленного убийства раба («неумеренно его истязал, или отравил его ядом, или его сжег»).

В Эклоге перечисляется также ряд имущественных преступлений: кража, грабеж, уничтожение чужого имущества, поджог, разграбление чужих могил.

Но большинство ее статей было посвящено преступлениям, посягающим на установленный государством и освященный церковью строй семейных и нравственных отношений.

Среди них выделяются: кровосмешение, изнасилование, прелюбодеяние, вступление в связь с монахиней, крестницей, девушкой, скотоложство, вытравление плода и т.д.

Разработанной и более жестокой (даже по сравнению с законодательством Юстиниана) была система наказаний. Достаточно часто в Эклоге предусматривалась смертная казнь.

Но особенно утонченной была система членовредительских и телесных наказаний, которые в классическом римском праве применялись главным образом к рабам, а теперь были распространены и на свободных людей: отрезание носа; вырывание языка, отсечение руки, ослепление, оскопление и т.п.

Были известны позорящие наказания (например, острижение бороды и волос), а также конфискация имущества.

По некоторым преступлениям характер наказания в Эклоге определялся в зависимости от социального положения виновного. Так, по ст. 22 для сановных лиц за связь с чужой рабыней полагался крупный штраф. За это же преступление «простой человек» подлежал не только штрафу, но и сечению плетьми.

Дифференцировались также наказания за связь с девушкой «без ведома ее родителей»: для лиц «состоятельных», лиц «среднего благосостояния», а также для «бедных и неимущих».

Если первые должны были выплатить соблазненной компенсацию, размер которой зависел от их положения, то последние подвергались порке, остриже-нию и высылке (титул XVII, ст. 29).

Однако в подавляющем большинстве других статей уголовная ответственность не ставилась в зависимость от социального положения виновного лица. По мнению ряда исследователей, в этом проявилось стремление создателей Эклоги несколько смягчить социальные контрасты.

Социальное неравенство закрепляется в Эклоге и в тех ее положениях, которые посвящены доказательствам (титул XIV).

Здесь прямо указывается, что «свидетели, имеющие звание, или должность, или занятие (или благосостояние), наперед считаются приемлемыми». Что же касается «свидетелей неизвестных», т.е.

лиц низшего социального положения, то они, если данные ими показания оспаривались в суде, подвергались допросу под плетьми.

Чрезмерная сжатость Эклоги, отсутствие в ней таких важных вопросов, как способы приобретения и потери права собственности, давность и др., приводили к тому, что несмотря на ее большую практическую значимость, судам по целому ряду дел в последующем приходилось обращаться непосредственно к кодификации Юстиниана.

В ряде своих списков Эклога дополнялась Земледельческим, Морским и Военным законами.

Наибольшее значение из них имел Земледельческий закон, который по своему содержанию напоминал западноевропейские «варварские правды».

Он восполнял существенный пробел Эклоги: регулировал отношения, складывавшиеся в сельских общинах, которые к VIII в. стали играть важную роль в жизни византийского общества.

Различаются две основные версии (редакции) Земледельческого закона: ранняя (наиболее ценная как источник обычного права) и поздняя, отразившая уже более высокую ступень социальной дифференциации. Время и место составления ранней редакции являются спорными. Некоторые исследователи относят ее к концу VII в.

(к Юстиниану II), другие настаивают на ее южноиталийском происхождении. Однако господствующей является точка зрения, согласно которой Земледельческий закон был составлен в Константинополе при императорах исаврийской династии в 20-х годах VIII в., т.е.

примерно в одно время с Эклогой, в качестве приложения к которой он обычно и переписывался.

Земледельческий закон представлял собой частную компиляцию, но затем получил официальное признание, возможно, одновременно с Эклогой.

Ранняя редакция Земледельческого закона насчитывала 85 статей и, как это свойственно памятникам обычного права, не имела четко выраженной внутренней структуры.

Земледельческий закон действовал в Византийской империи на протяжении всей ее истории, но более поздние редакции, относящиеся, в частности, к XIV в., насчитывали уже 103 статьи, сгруппированные в 10 титулов.

Вошедшие в Земледельческий закон правовые нормы были направлены на урегулирование наиболее типичных конфликтов, возникавших в рамках сельских общин. Большое внимание в нем уделялось соблюдению границ смежных участков, последствиям самовольной распашки земли, обмену земельными участками.

Об общинных порядках наиболее убедительно свидетельствует ст. 8, предусматривающая распределение земельных участков по жребию. Важное значение придается аренде земли и виноградников.

В Земледельческом законе особо оговариваются интересы государственной казны, взимающей с владельцев земельных участков подати, а также экстраординарные налоги (ст. 18, 19).

В казуистической манере сформулированы многочисленные статьи Земледельческого закона, устанавливающие ответственность за кражу чужого скота, сельскохозяйственного инвентаря, за порубку чужого леса и т.п.

В большинстве случаев кражи или порча чужого имущества влекли за собой только имущественные санкции, которые имели своей целью прежде всего возмещение причиненного вреда.

Но в тех случаях, когда ущерб был особо значителен и тем самым угрожал развивающимся частнособственническим порядкам, применялись членовредительские и телесные наказания (отсечение руки у вора, поджигателя чужого сарая и т.п.) и даже смертная казнь (за сожжение из мести чужого гумна, за большинство краж, совершенных рабами).

Из других приложений к Эклоге наибольшее значение имел Морской закон, который в Западной Европе получил известность как Родосский морской закон. Составление этого сборника относится к VII-VIII вв.

В нем были собраны правовые обычаи, сложившиеся в практике античной и средневековой морской торговли и частично обработанные еще римскими юристами.

Морской закон содержал правила, относящиеся к судовождению, перевозке грузов и пассажиров, фрахтованию судов, выбрасыванию груза в случае опасности на море (так называемая авария), дележу прибылей и убытков между судовладельцем и собственником груза и т.п. Отдельные нормы этого сборника применялись в международной торговле вплоть до XV в.

Дальнейшее развитие византийского права связано с законотворческой деятельностью императоров Македонской династии (иконопочитателей) Василия I и Льва VI.

Отменив Эклогу, составленную его политическими противниками (иконоборцами), Василий I предписал вновь переработать Свод законов Юстиниана, исключить из него устаревшие положения, разъяснить трудные юридические термины и перевести их на греческий язык.

Источник: https://poisk-ru.ru/s992t3.html

Uchebnik-free
Добавить комментарий