56. Проблема включения новых теоретических представлений в культуру

Предмет философии

56. Проблема включения новых теоретических представлений в культуру
изменными. Они исторически меняются по мере эволюции науки.

Начиная со времен Бэкона и Декарта в философии и естествознании бытовало представление о возможности найти строгий, единственно истинный путь познания, который бы в любых ситуациях и по отношению к любым объектам гарантировал формирование истинных теорий.

Этот идеал включался в основания классической науки. Он не отрицал изменчивости и многообразия ее конкретных методов, но в качестве цели, которой должен руководствоваться исследователь, провозглашал единую стратегию построения теории.

Предполагалось, что вначале необходимо найти очевидные и наглядные принципы, полученные как обобщение опыта, а затем, опираясь на них, находить конкретные теоретические законы.

Эта стратегия полагалась единственно верным путем, методом, который только и приводит к истинной теории.. Применительно к исследованиям физики она требовала создания целостной картины изучаемой реальности как предварительного условия последующего применения математических средств ее описания.

Развитие естествознания XX века заставило пересмотреть эти методологические установки.

Критические замечания в адрес классической стратегии исследований начали высказываться уже в конце XIX столетия в связи с обнаружением исторической изменчивости фундаментальных принципов науки, относительности их эмпирического обоснования и наличия конвенциональных элементов при их принятии научным сообществом (эмпириокритицизм, конвенциализм и др.). Выраженные в философии этого исторического периода определенные сомнения в абсолютности классической методологии исследований можно расценить как предварительный этап формирования новой парадигмы теоретического познания. Но сама эта парадигма утвердилась в науке во многом благодаря становлению современной, квантово-релятивистской физики, первой из естественных наук, продемонстрировавшей неклассические стратегии построения теории.

Характеризуя их, известный советский физик академик Л.И.Мандельштам писал: “Классическая физика большей частью шла так, что установление связи математических величин с реальными вещами предшествовало уравнениям, т.е.

установлению законов, причем нахождение уравнений составляло главную задачу, ибо содержание величин заранее предполагалось ясным и для них искали уравнения. …Современная теоретическая физика, не скажу сознательно, но исторически так оно и было, пошла по иному пути. Это случилось само собой.

Теперь прежде всего стараются угадать математический аппарат, оперирующий величинами, о которых или о части которых заранее вообще не ясно, что они обозначают”.

Этот способ исследований, который стал доминирующим в физике XX столетия, был связан с широким применением особого метода, получившего название математической гипотезы или математической экстраполяции.

Общая характеристика этого метода заключается в следующем.

Для отыскания законов новой области явлений берут математические выражения для законов близлежащей области, которые затем трансформируют и обобщают так, чтобы получить новые соотношения между физическими величинами.

Полученные соотношения рассматривают в качестве гипотетических уравнений, описывающих новые физические процессы. Указанные уравнения после соответствующей опытной проверки либо приобретают статус теоретических законов, либо отвергаются как несоответствующие опыту.

В приведенной характеристике отмечена главная особенность развития современных физических теорий: в отличие от классических образцов они начинают создаваться как бы с верхних этажей с поисков математического аппарата и лишь после того, как найдены уравнения теории, начинается этап их интерпретации и эмпирического обоснования. Правда, большего из воспроизведенной характеристики математической гипотезы извлечь, пожалуй, нельзя. Дальнейшая конкретизация этой характеристики требует установить, каким образом формируется в науке математическая гипотеза и в чем заключается процедура ее обоснования.

В этом направлении сделаны пока лишь первые шаги. Прежде всего следует отметить интересные замечания С.И.Вавилова по поводу существования регулятивных принципов (соответствия, простоты и т. д.), которые целенаправляют поиск адекватных математических средств. Особый круг проблем был поставлен автором термина “математическая экстраполяция” С.И.

Вавиловым в связи с обсуждением природы корпускулярно-волнового дуализма.

Было отмечено, что специфика математической гипотезы как метода современного физического исследования состоит не столько в том, что при создании теории перебрасываются математические средства из одной области в другую (этот метод всегда использовался в физике), сколько в особенностях самой такой переброски на современном этапе.

С.И.Вавилов подчеркивал, что математическая экстраполяция в ее современном варианте возникла потому, что наглядные образы, которые обычно служили опорой для создания математического формализма в классической физике, в настоящее время в квантово-релятивистской физике потеряли целостный и наглядный характер.

Картина мира, принятая в современной физике, изображает специфические черты микрообъектов посредством двух дополнительных представлений — корпускулярного и волнового. В связи с этим оказывается невозможным выработать единую наглядную модель физической реальности как предварительную основу для развития теории.

Приходится создавать теорию, перенося центр тяжести на чисто математическую работу, связанную с реконструкцией уравнений, “навеянных” теми или иными аналоговыми образами. Именно здесь и кроется необычность математической экстраполяции на современном этапе. “Опыт доводит до сознания отражение областей мира, непривычных и чуждых нормальному человеку.

Для наглядной и модельной интерпретации картины не хватает привычных образов, но логика… облеченная в математические формы, остается в силе, устанавливая порядок и связи в новом, необычном мире”.

При таком понимании математической гипотезы сразу же возникает вопрос об ее отношении к картине мира, учитывающей специфику новых объектов.

Очевидно, что здесь в неявной форме уже поставлена и проблема эвристической роли картины мира как предварительного основания для поиска адекватных математических средств, применяемых при формулировке физических законов. Весь круг этих проблем нуждается в специальном обсуждении.

56. Проблема включения новых теоретических представлений в культуру

Проблема включения новых теоретических представлений в культуру связана с обеспечением приемственности в развитии интеллектуального потенциала человека. Она затрагивает два аспекта:

  1. материальное воплощение и внедрение научных открытий в сферу производственного процесса;
  2. включение в современные технологии, практику воспитания и обучения.

Новые теоретические представления способны трансформировать культурные стереотипы, внести в культуру системные изменения.

На процесс включения НТП в культуру влияют:

  1. микроконтекст науки зависимость науки от характеристик научного сообщества, работающего в условия определенной эпохи;
  2. макроконтекст науки зависимость от социокультурной среды, в которой развивается наука (шире, чем микро-).

Социальность науки может быть внешней (зависимость от социально-экономических, идеологических и духовных условий) или внутренней (ментальные установки, нормы и ценности общества).

Включение НТП связано с:

  1. запретом на разглашение наиболее секретных разработок;
  2. запреты социально-сложных в этическом плане исследований;
  3. механизмом торможения, препятствующим непосредственному проникновению новых научных данных в культуру.

57. Модели динамики научного знания в современной философии науки

Важнейшей характеристикой знания является его динамика, т.е. его рост, изменение, развитие и т.п.

Эта идея, не такая уж новая, была высказана уже в античной философии, а Гегель сформулировал ее в положении о том, что «истина есть процесс», а не «готовый результат». Однако в западной философии и методологии науки XX в.

фактически — особенно в годы «триумфального шествия» логического позитивизма — научное знание исследовалось без учета его роста, изменения.

Развитие знания — сложный диалектический процесс, имеющий определенные качественно различные этапы. Так, этот процесс можно рассматривать как движение от мифа к логосу, от логоса к «преднауке», от «преднауки» к науке, от классической науки к неклассической и далее к постнеклассической и т.п., от незнания к знанию, от неглубокого, неполного к более глубокому и совершенному знанию и т.д.

В современной западной философии проблема роста, развития знания является центральной в философии науки, представленной особенно ярко в таких течениях, как эволюционная (генетическая) эпистемология и постпозитивизм.

Эволюционная эпистемология — направление в западной философско-гносеологической мысли, основная задача которого — выявление генезиса и этапов развития познания, его форм и механизмов в эволюционном ключе и, в частности, построение на этой основе теории эволюции науки.

Эволюционная эпистемология стремится создать обобщенную теорию развития науки, положив в основу принцип историзма и пытаясь опосредовать крайности рационализма и иррационализма, эмпиризма и рационализма, когнит

Источник: https://www.studsell.com/view/125322/?page=29

Проблема включения новых теоретических представлений в культуру

56. Проблема включения новых теоретических представлений в культуру

Объективной основой преемственности в науке является то реальное обстоятельство, что в самой действительности имеет место поступательное развитие предметов и явлений, вызываемое внутренне присущими им противоречиями.

Воспроизведение реально развивающихся объектов, осуществляемое в процессе познания, также происходит через диалектически отрицающие друг друга теории, концепции и другие формы знания. Очень образно этот процесс описали А. Эйнштейн и Л. Инфельд: …

Создание новой теории не похоже на разрушение старого амбара и возведение на его месте небоскреба. Оно скорее похоже на восхождение на гору, которое открывает новые и широкие виды, показывающие неожиданные связи между нашей отправной точкой и ее богатым окружением.

Но точка, от которой мы отправлялись, еще существует и может быть видна, хотя она кажется меньше и составляет крохотную часть открывшегося нашему взгляду обширного ландшафта.

В этом процессе восхождения на гору содержание отрицаемых знаний не отбрасывается полностью, а сохраняется в новых концепциях в снятом виде, с удержанием положительного.

Новые теории не отрицают полностью старые, потому что последние с определенной степенью приближения отображают объективные закономерности действительности в своей предметной области. История науки показала, что, например, …

в физике более поздние этапы ее развития вовсе не сводят к нулю значение более ранних стадий, а лишь указывают границы применимости этих более ранних стадий, включая их как предельные случаи в более широкую систему новой физики.

Диалектическое отношение новой и старой теории в науке нашло свое обобщенное отражение в принципе соответствия, впервые сформулированном Нильсом Бором.

Согласно данному принципу, смена одной частнонаучной теории другой обнаруживает не только различия, но и связь, преемственность между ними. Новая теория, приходящая на смену старой, в определенной форме — а именно в качестве предельного случая — удерживает ее.

Так, например, обстояло дело в соотношении классическая механика — квантовая механика. Поэтому, по словам Эйнштейна, лучший удел какой-либо теории состоит в том, чтобы указывать путь создания новой, более общей теории, в рамках которой она сама остается предельным случаем.

При этом новая теория выявляет как достоинства, так и ограниченность старой теории и позволяет оценить старые понятия с более глубокой точки зрения.

Философско-методологическое значение принципа соответствия состоит в том, что он выражает диалектику процесса познания, перехода от относительных истин к абсолютной, преемственность в развитии знания, диалектическое отрицание старых истин, теорий, методов новыми. Причем теории, истинность которых установлена для определенной группы явлений, с построением новой теории не отбрасываются, не утрачивают свою ценность, но сохраняют свое значение для прежней области знаний как предельное выражение законов новых теорий.

Вот почему успешно строить новый мир идей и знаний можно, лишь бережно сохраняя все истинное, ценное, оправдавшее себя в старых теоретических концепциях.

Одна из характерных особенностей драмы идей в физическом познании (и не только в нем) заключалась в том, что успеха в прокладывании новых путей добивались именно те физики, которые соединяли в себе два необходимых качества: 1) чувство нового: они видели новые данные опыта, требующие изменения устоявшихся взглядов, они не отмахивались от нового. Они активно искали пути объяснения новых фактов, не останавливаясь перед изменением устоявшихся теорий; 2) бережное уважение к наследию старого: эти физики понимали, что в физике XIX века должно сохраниться все ценное, оправдавшее себя на опыте и практике. Только таким способом может быть обеспечен прогресс в развитии науки.

В процессе развития научного познания возможен обратный переход от последующей теории к предыдущей, их совпадение в некоторой предельной области, где различия между ними оказываются несущественными.

Например, законы квантовой механики переходят в законы классической при условии, когда можно пренебречь величиной кванта действия, а законы теории относительности переходят в законы классической механики при условии, если скорость света считать бесконечной. Так, В.

Гейзенберг отмечал, что релятивистская механика и в самом деле переходит в ньютоновскую в предельном случае малых скоростей…

Мы, стало быть, и сегодня признаем истинность ньютоновской механики, даже ее строгость и общезначимость, но добавляя везде, где могут быть применены ее понятия, мы указываем, что считаем область применения ньютоновской теории ограниченной .

Таким образом, любая теория должна переходить в предыдущую менее общую теорию в тех условиях, в каких эта предыдущая была установлена. Поэтому-то ошеломляющие идеи теории относительности, совершившие переворот в методах физического познания, не отменили механики Ньютона, а лишь указали границы ее применимости.

На каждом этапе своего развития наука использует фактический материал, методы исследования, теории, гипотезы, законы, научные понятия предшествующих эпох и по своему содержанию является их продолжением.

Поэтому в каждый определенный исторический период развитие науки зависит не только от достигнутого уровня развития производства и социальных условий, но и от накопленного ранее запаса научных истин, выработанной системы понятий и представлений, обобщившей предшествующий опыт и знания.

Как бы ни был гениален ученый, он так или иначе должен исходить из знаний, накопленных его предшественниками, и знаний современников. Известна знаменитая фраза Ньютона: Я стоял на плечах гигантов.

При выборе объектов исследования и выводе законов, связывающих явления, ученый исходит из ранее установленных законов и теорий, существующих в данную эпоху. Как в этой связи отмечал Д. И.

Менделеев, истинные открытия делаются работой не одного ума, а усилием массы деятелей, из которых иногда один есть только выразитель того, что принадлежит многим, что есть плод совокупной работы мысли.

Важный аспект преемственного развития науки состоит в том, что всегда необходимо распространять истинные идеи за рамки того, на чем они опробованы. Подчеркивая это обстоятельство, крупный американский физик-теоретик Р.

Фейнман писал: Мы просто обязаны, мы вынуждены распространять все то, что мы уже знаем, на как можно более широкие области, за пределы уже постигнутого… Это единственный путь прогресса.

Хотя этот путь неясен, только на нем наука оказывается плодотворной.

Таким образом, каждый шаг науки подготавливается предшествующим этапом и каждый ее последующий этап закономерно связан с предыдущим. Заимствуя достижения предшествующей эпохи, наука непрерывно движется дальше.

Однако это не есть механическое, некритическое заимствование; преемственность не есть простое перенесение старых идей в новую эпоху, пассивное заимствование полностью всего содержания используемых теорий, гипотез, методов исследования.

Она обязательно включает в себя момент критического анализа и творческого преобразования. Преемственность представляет собой органическое единство дух моментов: наследования и критической переработки.

Только осмысливая и критически перерабатывая знания предшественников, ученый может развивать науку, сохраняя и приумножая истинные знания и преодолевая заблуждения.

Процесс преемственности в науке (но не только в ней) может быть выражен в терминах традиция (старое) и новация (новое). Это две противоположных диалектически связанные стороны единого процесса развития науки: новации вырастают из традиций, находятся в них в зародыше; все положительное и ценное, что было в традициях, в снятом виде остается в новациях.

Новация (в самом широком смысле) — это все то, что возникло впервые, чего не было раньше.

Характерный пример новаций — научные открытия, фундаментальные, сумасшедшие идеи и концепции — квантовая механика, теория относительности, синергетика и т.п.

Формулируя новые научные
идеи, мы должны проверять старые идеи, старые теории, хотя они и принадлежат прошлому, ибо это — единственное средство понять значительность новых идей и пределы их справедливости.

Традиции в науке — знания, накопленные предшествующими поколениями ученых, передающиеся последующим поколениям и сохраняющиеся в конкретных научных сообществах, научных школах, направлениях, отдельных науках и научных дисциплинах.

Множественность традиций дает возможность выбора новым поколениям исследователей тех или иных из них. А они могут быть как позитивными (что и как воспринимается), так и негативными (что и как отвергается).

Жизнеспособность научных традиций коренится в их дальнейшем развитии последующими поколениями ученых в новых условиях.

Источник: https://ifilosofia.ru/konspekt-lektsij-po-teme-filosofiya-nauki/223-problema-vkljuchenija-novyh-teoreticheskih.html

56. Проблема включения новых теоретических представлений в культуру

56. Проблема включения новых теоретических представлений в культуру

Проблемавключения новых теоретическихпредставлений в культуру связана собеспечением приемственности в развитииинтеллектуального потенциала человека.Она затрагивает двааспекта:

  • материальное воплощение и внедрение научных открытий в сферу производственного процесса;
  • включение в современные технологии, практику воспитания и обучения.

Новыетеоретические представления способнытрансформировать культурные стереотипы,внести в культуру системные изменения.

Напроцесс включения НТП в культуру влияют:

  • микроконтекст науки – зависимость науки от характеристик научного сообщества, работающего в условия определенной эпохи;
  • макроконтекст науки – зависимость от социокультурной среды, в которой развивается наука (шире, чем микро-).

Социальностьнауки может быть внешней (зависимостьот социально-экономических, идеологическихи духовных условий) или внутренней(ментальные установки, нормы и ценностиобщества).

ВключениеНТП связано с:

  1. запретом на разглашение наиболее секретных разработок;

  2. запреты социально-сложных в этическом плане исследований;

  3. механизмом торможения, препятствующим непосредственному проникновению новых научных данных в культуру.

57. Модели динамики научного знания в современной философии науки

Важнейшейхарактеристикой знания является егодинамика,т.е. его рост, изменение, развитие и т.п.

Эта идея, не такая уж новая, была высказанауже в античной философии, а Гегельсформулировал ее в положении о том, что»истина есть процесс», а не «готовыйрезультат». Однако в западной философиии методологии науки XX в.

фактически -особенно в годы «триумфальногошествия» логического позитивизма -научное знание исследовалось без учетаего роста, изменения.

Развитиезнания — сложный диалектический процесс,имеющий определенные качественноразличные этапы. Так, этот процесс можнорассматривать как движение от мифа клогосу, от логоса к «преднауке», от»преднауки» к науке, от классическойнауки к неклассической и далее кпостнеклассической и т.п., от незнанияк знанию, от неглубокого, неполного кболее глубокому и совершенному знаниюи т.д.

Всовременной западной философии проблемароста, развития знания являетсяцентральной в философии науки,представленной особенно ярко в такихтечениях, как эволюционная (генетическая)эпистемология и постпозитивизм.

Эволюционная эпистемология — направлениев западной философско-гносеологическоймысли, основная задача которого -выявление генезиса и этапов развитияпознания, его форм и механизмов вэволюционном ключе и, в частности,построение на этой основе теории эволюциинауки.

Эволюционная эпистемологиястремится создать обобщенную теориюразвития науки, положив в основу принциписторизма и пытаясь опосредоватькрайности рационализма и иррационализма,эмпиризма и рационализма, когнитивногои социального, естествознания исоциально-гуманитарных наук и т.д.

Модели:

1)генетическаяэпистемология (Ж. Пиаже). В ее основе — принцип возрастанияи инвариантности знания под влияниемизменений условий опыта. Генетическаяэпистемология Ж.

Пиаже пытается объяснитьгенезис знания вообще, и научного вчастности, на основе воздействия внешнихфакторов развития общества, т.е.социогенеза, а также истории самогознания и особенно психологическихмеханизмов его возникновения.

Фундаментальная гипотеза генетическойэпистемологии, указывает Пиаже, состоитв том, что существует параллелизм междулогической и рациональной организациейзнания и соответствующим формирующимпсихологическим процессом.

Соответственноэтому он стремится объяснить возникновениезнания на основе происхожденияпредставлений и операций, которые взначительной мере, если не целиком,опираются на здравый смысл.

2)Особенно активно проблему роста(развития, изменения) знания разрабатывали,начиная с 60-х гг. XX столетия сторонникипостпозитивизма— К. Поппер, Т. Кун, И. Лакатос, П. Фейерабенд,Ст. Тулмин и др.

В постпозитивизмепроисходит существенное изменениепроблематики философских исследований:если логический позитивизм основноевнимание обращал на анализ структурынаучного познания, то постпозитивизмглавной своей проблемой делает пониманиероста, развития знания.

В связи с этимпредставители поспозитивизма вынужденыбыли обратиться к изучению историивозникновения, развития и смены научныхидей и теорий.

2.1)Первой такой концепцией стала концепцияроста знания К. Поппера.

Попперрассматривает знание не только какготовую, ставшую систему, но также и каксистему изменяющуюся, развивающуюся.Рост знания не является повторяющимсяили кумулятивным процессом, он естьпроцесс устранения ошибок, «дарвиновскийотбор».

Таким образом, рост научногознания состоит в выдвижении смелыхгипотез и наилучших (из возможных) теорийи осуществлении их опровержений, врезультате чего и решаются научныепроблемы.

Рост научного знанияосуществляется, по его мнению, методомпроб и ошибок и есть не что иное, какспособ выбора теории в определеннойпроблемной ситуации — вот что делаетнауку рациональной и обеспечивает еепрогресс. Поппер указывает на некоторыесложности, трудности и даже реальныеопасности для этого процесса.

Среди нихтакие факторы, как, например, отсутствиевоображения, неоправданная вера вформализацию и точность, авторитаризм.К необходимым средствам роста наукифилософ относит такие моменты, как язык,формулирование проблем, появление новыхпроблемных ситуаций, конкурирующиетеории, взаимная критика в процесседискуссии.

2.2)Общая схема(модель) историко-научного процесса,предложенная Куном, включает в себя дваосновных этапа:

  • «нормальная наука», где безраздельно господствует парадигма,
  • «научная революция» — распад парадигмы, конкуренция между альтернативными парадигмами и, наконец, победа одной из них, т.е. переход к новому периоду «нормальной науки».

Научноеразвитие, по его мнению, подобно развитиюбиологического мира, представляет собойоднонаправленный и необратимый процесс.

2.3)Ст.

Тулмин в своей эволюционнойэпистемологиирассматривал содержание теорий каксвоеобразную «популяцию понятий»,а общий механизм их развития представилкак взаимодействие внутринаучных ивненаучных (социальных) факторов,подчеркивая, однако, решающее значениерациональных компонентов. При этом онпредлагал рассматривать не толькоэволюцию научных теорий, но и проблем,целей, понятий, процедур, методов, научныхдисциплин и иных концептуальных структур.

Рациональностьнаучного знания определяется егосоответствием стандартам понимания.

2.4)Лакатос рассматривает рост зрелой(развитой) науки как смену ряда непрерывносвязанных теорий — притом не отдельных,а серии (совокупности) теорий, за которымистоит исследовательская программа.Иначе говоря, сравниваются и оцениваютсяне просто две теории, а теории и их серии,в последовательности, определяемойреализацией исследовательской программы.

Фундаментальной единицей оценки должнабыть не изолированная теория илисовокупность теорий, а «исследовательскаяпрограмма». Основными этапами вразвитии последней, согласно Лакатосу,являются прогресс и регресс, границаэтих стадий — «пункт насыщения».Новая программа должна объяснить то,что не могла старая.

Смена основныхнаучно-исследовательских программ иесть научная революция.

3)После постпозитивизма развитиеэволюционной эпистемологии пошло подвум основным направлениям. Во-первых,по линии так называемой альтернативноймодели эволюции(К. Уоддингтон, К. Халквег, К. Хугер и др.)и, во-вторых, по линии синергетическогоподхода.К.

Уоддингтон и его сторонники считали,что их взгляд на эволюцию дает возможностьпонять, как такие высокоструктурированныесистемы, как живые организмы, иликонцептуальные системы, могут посредствомуправляющих воздействий самоорганизовыватьсяи создавать устойчивый динамическийпорядок.

В свете этого становится болееубедительной аналогия между биологическойи эпистемологической эволюцией, чеммодели развития научного знания,опирающиеся на традиционную теориюэволюции.

Синергетическийподход сегодня становится все болееперспективным и распространенным,во-первых, потому, что идея самоорганизациилежит в основе прогрессивной эволюции,которая характеризуется возникновениемвсе более сложных и иерархическиорганизованных систем; во-вторых, онапозволяет лучше учитывать воздействиесоциальной среды на развитие научногопознания; в-третьих, такой подход свободенот малообоснованного метода «проб иошибок» в качестве средства решениянаучных проблем.

Вистории науки существует два крайнихподхода к анализу динамики, развитиянаучного знания и механизмов этогоразвития:

  • кумулятивизм считает, что развитие знания происходит путем постепенного добавления новых положений к накопленной сумме знаний. Абсолютизируется количественный момент роста, изменения знания, непрерывность этого процесса и исключает возможность качественных изменений, момент прерывности в развитии науки, научные революции. Развитие научного знания — простое постепенное умножение числа накопленных фактов и увеличение степени общности устанавливаемых на этой основе законов.
  • антикумулятивизм полагает, что в ходе развития познания не существует каких-либо устойчивых (непрерывных) и сохраняющихся компонентов. Переход от одного этапа эволюции науки к другому связан лишь с пересмотром фундаментальных идей и методов. История науки изображается представителями антикумулятивизма в виде непрекращающейся борьбы и смены теорий и методов, между которыми нет ни логической, ни даже содержательной преемственности.

Объективнопроцесс развития науки далек от этихкрайностей и представляет собойдиалектическое взаимодействиеколичественных и качественных (скачки)изменений научного знания, единствопрерывности и непрерывности в егоразвитии.

Источник: https://studfile.net/preview/10906583/page:47/

Uchebnik-free
Добавить комментарий