53. Изменения в социальной структуре Советского Союза в 30-е гг.: советская повседневность и массовая психология советских людей.

Как жили советские люди в 30-е годы?

53. Изменения в социальной структуре Советского Союза в 30-е гг.: советская повседневность и массовая психология советских людей.
Когда заходит речь о 30-х годах, то сразу вспоминаются ГУЛаг, репрессии, политические процессы и ежовщина 1937-1938 гг., из-за чего создается впечатление, что эти годы были наполнены только страхом, визитами «черных воронков», произволом НКВД и т.д. Однако это была, хоть и трагическая, но только одна сторона жизни.

Трудно поверить, но слова Сталина о том, что «жить стало лучше, жить стало веселее», в чем-то оказались правдой. Сегодня мы расскажем о повседневной жизни советских людей в 30-е годы.

На рубеже 20-30-х годов происходит массовое переселение людей из сел и деревень в города, где можно было заработать денег и более-менее устроить жизнь и куда можно было сбежать от колхозов. Но руководство страны сразу сообразило, что этот процесс нужно жестко регулировать.

В 1932 году в СССР вводится система паспортов и прописок, благодаря чему теперь можно было следить за передвижением граждан по стране. Правда, сельские и деревенские жители были лишены права получить паспорт, что, фактически, сделало их привязанными к колхозу и не давало им возможности уехать в другое место.

Как раз из-за массового заселения городов появилась пресловутая жилищная проблема с бараками, общежитиями и теми самыми коммунальными квартирами.

Правда, в то время возможность иметь отдельную комнату казалась роскошью, а о просторных квартирах даже речи не велось.

Квартирный вопрос, который задел Воланд в «Мастере и Маргарите», в годы репрессий решался доносами, когда опустевшую жилплощадь занимали новые жильцы.

В 1933 году в СССР были отменены карточки на продукты. Это означало некоторое улучшение жизненных условий. Открывались ресторанчики, кафе и столовые. Правда, некоторые деликатесы по-прежнему было не достать.

Но в эти же годы, во многом, благодаря наркому пищевой промышленности Анастасу Микояну, в рационе советских граждан появились привезенные из США консервы, сосиски, советское шампанское и даже разные виды мороженого.

Что же касается пищи духовной, то она с избытком предоставлялась советским людям. Это стало возможным потому, что еще в 20-е годы была запущена программа всеобщей ликвидации безграмотности, когда издавались специальные буквари и пособия, открывались начальные и средние школы.

В итоге к 1939 году общий уровень грамотности населения достиг показателя в 87,4 %(в 1917 году он был 43 %). В городах и селах открывались клубы, «культчайные», дворцы культуры и дома пионеров.

В них проводились политические собрания, показывались советские кинофильмы, устраивались мероприятия.

В сфере образования в 30-е годы был сделан большой прорыв. Открылось множество училищ, техникумов, университетов. Выросло число студентов. Причем, образование людей перестало строиться только на марксистко-ленинской теории, но стала внедряться и традиционно-патриотическая линия.

Вновь вспомнились имена исторических героев, о которых снимались фильмы (Иван Грозный, Александр Невский, Минин и Пожарский). Не забыли и о великой русской литературе. Так, в 1937 году было широко отмечено 100-летие гибели Пушкина. Не обходили вниманием и патриотическое воспитание молодежи.

Именно в эти годы появились соревнования «Готов к труду и обороне СССР» и «Ворошиловский стрелок».

Правда, не стоит забывать и о пропагандистских моментах. Если говорить об образовании, то всякий плюрализм был уничтожен, а главной идеологической книгой стал «Краткий курс истории ВКП (б)», редактированный Сталиным.

В этом труде, который были обязаны изучать все жители СССР, излагалась «правильная» точка зрения на революцию, Гражданскую войну и 20-е годы, где бывшие герои стали предателями и врагами.

А чего только стоит культ личности «отца народов» Сталина, которого в эти годы воспевали на плакатах и страницах всех газет, журналов и книг.

Пропаганда стала важной частью жизни.

Ежедневно гражданам СССР рассказывали о достижениях советских летчиков и полярников,стахановцев и победителей соцсоревнований, примеры которых должны были вдохновить жителей могучего Советского Союза на новые подвиги по достижению социализма. В это время были введены награды «Герой Социалистического труда» и «Герой Советского Союза».

Действительно, трудились в это время люди много и ударно. Эти годы ознаменованы строительством множества городов, заводов и предприятий. Была изменена Москва и построено столичное метро.

Выходных было не так много, потому что нужно было достигать светлого будущего, которого люди ждали и в которое верили. Но руководство дало народу несколько праздников: 1 мая, 7 ноября и Новый Год, возвращенный при Сталине.

Вождь вернул народу елку с Дедом Морозом, заменив Новым Годом старое и доброе Рождество. Остальные праздники отмечались демонстрациями, парадами на Красной площади, шествиями физкультурников.

Свободное время граждан наполнялось мероприятиями в клубах, танцами, политпросвещением и футболом, который стал очень сильно развиваться в это время.

В целом, это время можно назвать периодом великого народного энтузиазма, воодушевления и подвижничества. Люди были готовы идти за своим вождем Сталиным, готовы были выполнять любые его приказы и даже готовы были верить во все, что он скажет. В эти годы руководство страны боролось за народ, открывая санатории и давая ему бесплатную медицину, образовывая его и запрещая аборты, возвращая ему историю и великую литературу.С одной стороны, это время великих свершений, которые люди творили вопреки непростым условиям и в надежде на светлое будущее. А с другой, это время великой лжи и страшных преступлений, когда вчерашние герои становились «врагами», когда соседи, друзья и коллеги оказывались «троцкистами», «контрреволюционерами» и «шпионами». Это время борьбы с верой и Богом и, одновременно — время возвышения новых богов — Ленина и Сталина… Парадоксальные годы…

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/59df8b618651650902446341/5c090ad33b426800aabb6b3e

Социально-классовая структура населения СССР в 30-е годы

53. Изменения в социальной структуре Советского Союза в 30-е гг.: советская повседневность и массовая психология советских людей.
Социально-экономическое развитие СССР в 30-е годы

3. Социально-классовая структура населения СССР в 30-е годы

Обращаясь к социально-классовой структуре населения СССР, прежде всего, отметим ряд общих моментов.

Численность населения страны, согласно переписи начала 1937 г., не превышала 162 млн. человек, что в сопоставлении с данными текущего демографического учета (он велся после всесоюзной переписи 1926 г.) выявило нехватку в 6,3 млн. человек. Вызвавшая раздражение сталинского руководства, перепись была объявлена научно-несостоятельной.

В январе 1939 г. прошла новая перепись, давшая цифру 170,6 млн. Эти данные были официально признаны, но ныне вызывают сомнения у историков и демографов. Учитывая известный нам урон от репрессий 1937–1938 гг. и естественный прирост населения за эти годы (последний определялся в 6,7 млн.

человек), ближе к истине, по мнению ученых, находится цифра в 167,3 млн. человек, полученная в результате одного из промежуточных итогов переписи 1939 г., а затем «скорректированная» властями в сторону повышения.

Таким образом, строгий научный анализ всей имеющейся статистики позволяет сделать вывод, что число так называемых сверхъестественных смертей, пришедшихся на время с 1927 г. по конец 30-х годов, колеблется в пределах от 7 до 8 млн. человек. «Сама по себе, – замечает историк А.К.

 Соколов, – это огромная цифра, напоминающая о громадных демографических катаклизмах в истории, и не стоит громоздить десятки миллионов жертв, как это часто делается теперь в литературе, чтобы подчеркнуть преступный характер режима, вступая при этом на путь искажения правды».

Состав населения СССР на конец 30-х годов был отмечен явным преобладанием молодых возрастов, что отражало последствия демографического взрыва (увеличения рождаемости) двух предшествующих десятилетий.

Произошел также заметный сдвиг в соотношении городского и сельского населения в пользу первого: 33% городских жителей в 1939 г. против 18% в 1926 г.

В дальнейшем процесс урбанизации развивался с нарастающим темпом вплоть до конца 80-х годов.

Собственно социально-классовая структура советского общества слагалась из следующих основных элементов (в процентах ко всему населению с учетом неработающих членов семей):

1) Рабочий класс – 33,7%. Его численность за 1926–1937 гг. увеличилась в 3,6 раза, главным образом за счет выходцев из деревни. В национальных районах рост его рядов был еще более значительным (например, в Казахстане – в 18 раз, в Киргизии – в 27 раз). Произошло резкое перераспределение рабочих в пользу отраслей тяжелой промышленности.

В аморфной массе вчерашних крестьян, попавших в «фабрично-заводской котел», довольно быстро формировались постоянные кадры квалифицированных рабочих: их удельный вес вдвое превысил уровень 1925 г. и достиг 40,5%. Появилась и своеобразная рабочая «квазиэлита», включавшая ударников и стахановцев.

За установление рекордов на производстве они удостаивались от властей немалых привилегий (повышенной зарплаты, выдвижения в депутаты, внеочередного предоставления квартиры и др.). Более трети рабочего класса составлял его особый отряд – сельский. За истекшие годы он претерпел качественные изменения.

Место батраков заняли рабочие совхозов, практически ничем не отличавшиеся по характеру труда и образу жизни от прочих сельских жителей, а также работники государственных МТС: трактористы, комбайнеры, шоферы, механизаторы и др.

2) Колхозное крестьянство и кооперированные кустари – соответственно 44,9 и 2,3%. Как видим, крестьянство составляло к концу 30-х годов менее половины населения страны, но по-прежнему являлось самым многочисленным элементом социальной структуры.

Уже в те годы ясно определились его специфические черты, в чем-то унаследованные с дореволюционной поры, в чем-то привнесенные новым временем: отставание в области образования и культуры, существенно более высокая доля старших возрастных групп с явным преобладанием женщин.

Последних насчитывалось почти 70%, причем их пятая часть была старше 50 лет (в среднем по стране – 13%).

В годы массовой коллективизации коренным образом изменился быт бывших кочевников и полукочевников, абсолютное большинство которых на обширных территориях Средней Азии, Казахстана и ряда других национальных районов было организовано в колхозы и прочно осело на землю.

3) Крестьяне-единоличники и некооперативные кустари – соответственно 2,0 и 0,6%. Этот незначительный социальный слой с трудом вел свое личное хозяйство, испытывая, несмотря на конституционные гарантии, постоянные притеснения со стороны центральных и местных властей.

4) Интеллигенция и служащие – 16,5%. Эту социальную группу, как и рабочий класс, характеризовала четко просматриваемая тенденция к динамичному росту. С 1926 по 1939 г. интеллигенция численно увеличивалась вдвое быстрее, чем все занятое население, и в итоге превысила уровень середины 20-х годов в 4,4 раза.

Совершенно фантастические темпы роста отмечались в национальных республиках: в Таджикистане – в 24 раза, в Киргизии – в 12 раз, в Казахстане – в 8 раз и т.п. Подавляющее большинство интеллигенции и служащих (примерно 90%) составляли выпускники советских высших средних специальных заведений, а также практики-выдвиженцы.

Их было особенно много среди инженерно-технических работников, связанных с промышленным производством: практиков там насчитывалось 57%, лиц с высшим образованием – 19,7%, со средним – 23,3%. В целом же число дипломированных специалистов по всем отраслям народного хозяйства и культуры превзошло уровень 1913 г. в 12 раз.

Качественно менялся также социально-политический и психологический тип интеллигентов советской формации – преимущественно выходцев из рабоче-крестьянской среды.

Как утверждалось в официальной советской историографии, «они потеряли черты, извечно присущие российскому интеллигенту: индивидуализм, политическую неустойчивость, недисциплинированность, склонность к суесловию в ущерб делу. И напротив, обрели новые качества – идеологическую стойкость, большевистскую целеустремленность».

При очевидной спорности и предвзятости оценки в первой части этого «постулата» можно согласиться с его второй частью. Действительно, советская интеллигенция в своей массе была искренне убеждена в правоте «дела Ленина – Сталина» и, посильно укрепляя идеологические устои существующего режима, одновременно вносила огромный вклад в развитие экономического, оборонного, научного и культурного потенциала Родины.

5) Современные обществоведы в группе служащих и интеллигенции выделяют еще один социальный слой (некоторые даже определяют его как класс), занимающий там не более 15% – номенклатуру (перечень наиболее важных должностей, кандидатуры на которые рекомендовались и утверждались комитетами компартии, а также лица, занимавшие эти должности; в зависимости от уровня комитета существовала номенклатура района, обкома, ЦК компартии союзной республики, ЦК и Политбюро РКП (б) – ВКП (б) – КПСС). В нее входили ответственные работники партийно-государственного аппарата разного уровня, армии и массовых общественных организаций, вершившие все дела в СССР от имени народа, отчужденного на практике от власти и собственности. В первое десятилетие советской власти ядро управленцев составляла старая большевистская гвардия. К концу 20-х годов ее позиции были серьезно потеснены выдвиженцами И.В. Сталина. После «большого террора» 1935–1938 гг. они целиком заполняют номенклатуру. Как правило, это были люди не старше 40 лет и имевшие хорошее образование. Так, среди руководящих работников центрального, республиканского, краевого и областного уровня доля лиц, получивших высшее и полное среднее образование, равнялась 71,4% (из них высшее – 20,5%) и 7% продолжали учебу, среди руководителей районного масштаба – соответственно 46,3% (высшее – 4%) и 6%. Таким образом, необходимость образования и специальной подготовки начинает к концу 30-х годов играть весомую роль в управлении. Прагматики-профессионалы все увереннее вытесняли людей с «пролетарской закваской», служившей ранее чуть ли не единственным входным билетом в номенклатуру, особенно в ее средние и низовые звенья.

4. Политическая система

Сущность политической системы в СССР определял режим личной власти И.В. Сталина, заменивший коллективную диктатуру старой большевистской гвардии ленинского периода.

За фасадом чисто декоративной официальной власти (Советов всех уровней – от Верховного Совета до районного и сельского) скрывалась истинная несущая конструкция режима личной диктатуры.

Ее образовывали две пронизывающие страну системы: партийных органов и органов госбезопасности. Первые подбирали кадры для различных управленческих структур государства и контролировали их работу.

Еще более широкие контрольные функции, включавшие надзор за самой партией, осуществляли органы госбезопасности, которые действовали под прямым руководством И.В. Сталина.

Вся номенклатура, в том числе ее ядро – партократия, жила под перманентным страхом репрессий; ее ряды периодически «перетряхивались», что исключало самую возможность консолидации нового привилегированного слоя управленцев на антисталинской основе и превращало их в простых проводников воли партийно-государственной верхушки во главе с И.В. Сталиным.

Каждый член советского общества был вовлечен в иерархическую систему идеологизированных организаций: избранные, самые надежные с точки зрения властей – в партию (около 2 млн. человек) и Советы (3,6 млн. депутатов и активистов), «сознательная» молодежь – в комсомол (9 млн. человек), дети – в пионерские дружины, рабочие и служащие – в профсоюзы (22,5 млн.

человек), литературная и художественная интеллигенция – в «творческие» союзы.

Все они служили как бы «приводными ремнями» от партийно-государственного руководства к массам, конденсировали социально-политическую энергию народа, не находившую при отсутствии гражданских свобод какого-либо иного легального выхода, и направляли ее на решение «очередных задач советской власти».

Заключение

Учитывая все вышесказанное было бы упрощением характеризовать общественное устройство СССР 30-х годов только как «материализованную идеологию». По справедливому замечанию историков М.М. Горинова и С.В.

 Леонова, «в широком историческом контексте формирование в СССР системы «государственного социализма» вписывалось в переживавшийся миром болезненный, переломный этап глобальной структурной перестройки – перехода к регулируемому рыночному хозяйству, представляя собой один из «крайних», экстремальных вариантов общественного развития, а именно ультралевый (в отличие от ультраправого – фашистского и в противоположность неолиберальному «центристскому» – североамериканскому и западноевропейскому). На выбор Россией данного варианта развития повлияла не только конкретная обстановка в стране и в мире в 20–30-х годах, обусловившая необходимость ускоренной технологической модернизации экономики, а следовательно, возрастания роли государства как фактора развития, но также революционные (особенно военно-коммунистические) и многовековые российские традиции, связанные с гипертрофированной ролью государства, «антилиберализмом» массового сознания, преобладанием в нем уравнительно-коллективистских начал».

Список литературы

1. Кузнецова Н.В. История России. Часть III. Волгоград: Издательство «Братья Гринины», 1999.

2. Романюк М.Д. История России. 20-й век. М.: Издательство «Проспект», 2001.

3. Щекотов И.В. История Отечества. М.: Издательство «Проспект», 1997.

Социально-экономическое развитие СССР в 30-е годы

… промышленности обрести широкий и емкий рынок для сбыта своих товаров. 2.         Коллективизация сельского хозяйства. Отход от ленинских принципов кооперирования.

К середине 20-х годов объективный ход социально-экономического развития, прежде всего индустриализация страны, остро поставил проблему подъема сельскохозяйственного производства и его реорганизации.

Неэквивалентный обмен между …

… были арестованы и вскоре расстреляны)), но наш народ проявил невиданное мужество и героизм, что в последствии изменило ход войны, и наша страна избавилась от фашистских захватчиков.

Анализируя экономическое и социальное развитие СССР в годы ВОВ можно заметить, что оба эти направления развивались не сразу (переломный момент 1942 – 1943 гг.

), но развивались равномерно и максимально быстро даже в …

… «История России 1917-2004», связывают окончание НЭПа с началом первой пятилетки.

История свидетельствует, что допущение многоукладности и определение места каждого из этих укладов в социально-экономическом развитии страны происходило в обстановке острой борьбы за власть между несколькими партийными группировками. В конце концов, борьба завершилась победой сталинской группировки. К 1928-1929 гг. …

… встречного движения налогов. Необходимо иметь самостоятельные,устойчивые источники формирования доходов местных бюджетов.

Местные органы государственной власти могут стимулировать деятельность тех предприятий, которые наиболее нужны для социального и экономического развития региона с помощью системы льготустановление льготных ставок арендной платы за аренду территории, льготного кредитования, …

Источник: https://www.KazEdu.kz/referat/158063/1

4.5. Советское общество в 30-е годы

53. Изменения в социальной структуре Советского Союза в 30-е гг.: советская повседневность и массовая психология советских людей.

Серьезныетрудности, с которыми в конце 20-х годовстолкнулась страна, привели Сталина иего окружение к выводу, что неэквивалент­ныйобмен и рынок несовместимы, что НЭПисчерпал себя и нужны но­вые решения,выходящие за рамки нэповской системы.

На вооружение берется программафорсированного развития (форсированныйвариант модернизации), в основе которойлежат выбор одного приоритетногонаправления в развитии экономики(тяжелой индустрии) и концентрация всехресурсов страны на этом магистральномнаправлении путем макси­мальногонапряжения всей хозяйственной системы.

Усиленная перекач­ка средств изсельскохозяйственного сектора виндустриальный стано­вится, впредставлении сталинского руководства,не только оправдан­ной, но и необходимой.Механизм же перекачки видится в крупныххо­зяйствах — колхозах и совхозах,которые одновременно решат и пробле­муснабжения страны хлебом.

Эта концепциястроится на признании обостренияклассовой борьбы по мере продвиженияк социализму, на признании возможностииспользования административного насилиякак главного средства решения противоречийобщественного развития.

Концентрациявсех усилий страны на создании тяжелойиндустрии сулила, по мнению правящегоруководства, возможность в короткийсрок создать мощный индустриальныйпотенциал (индустриальное об­щество).

Он должен был обеспечить реорганизациювсех отраслей эко­номики, преобразованиесоциальной структуры общества, быталюдей, что и обеспечило бы построениесоциализма, прорыв к более высокомууровню цивилизации.

Отказот НЭПа, смена стратегии развитияпрактически означали возврат к старойвоенно-коммунистической модели построениясоциа­лизма, модели, для которойхарактерно резкое усиление государственно­говмешательства в жизнь общества,использование административно-командныхрычагов управления, государственноепринуждение.

Выбравиндустриальный сектор в качествеприоритетного направ­ления народногохозяйства и сосредоточив все усилиястраны на его развитии, сталинскоеруководство без должного экономическогообос­нования начало осуществлятьполитику «подхлестывания» страны.

В ре­зультате: начали значительноповышаться важнейшие плановые показа­телиуже принятого первого пятилетнего планаразвития народного хо­зяйства(1928/29-1932/33 гг.

); годовые планы приобреталиярко выра­женный форсированныйхарактер; перед трудящимися выдвигаласьза­дача любой ценой перекрывать и такуже чрезмерно завышенные плано­выезадания; центральное место в прессезаняли призывы досрочного выполнениязаданий пятилетки.

Для реализацииполитики форсирован­ного развитиялюбой ценой складывался и соответствующийхозяйст­венный механизм, опирающийсяне на экономические, а наадминистра­тивно-приказные методыхозяйствования.

Усилилось централизованноепланирование, ужесточился контроль завыполнением заданий, была резко ограниченасфера действия товарно-денежныхотношений, жестко осуществлялосьраспределение ресурсов и продукции,предприятия практически лишались всякойсамостоятельности.

Ориентация уже наапробированные методы стимулированиятрудовых усилий с упором на массовоесоревнование, ударничество, внедрениепередового опыта, на­саждение новыхпочинов оказалось недостаточным.Форсированная ин­дустриализацияосуществлялась в основном путемштурмовщины, ад­министрирования,ужесточения трудового законодательства,использо­вания принудительного труда.Однако попытки достичь предельновы­соких темпов оборачивалисьдезорганизацией производства. Убедив­шисьв том, что возможности стратегиифорсированного развития дале­ко небезграничны, а эффективностьадминистрирования далеко не уни­версальна,руководство страны вынуждено былонесколько уменьшить гонку за темпом вгоды второй пятилетки (1933-1937 гг.)

Форсированнаяиндустриализация сопровождаласьусилением темпов коллективизации. Всоответствии с провозглашенным летом1929 г. курсом на сплошную коллективизациюкрестьянских хозяйств целых округов,руководством страны принимаются решения:о полном завершении коллективизации взерновых районах страны не позднеевесны 1932 г.

; об осуществлении политикиликвидации кулачества как класса в этихрайонах. Эти решения ориентировалиместные власти на безудержное развязываниенасилия над крестьянами.

В результате-принудительное объединение в колхозы,конфискация средств произ­водства узажиточных крестьян, трагедия миллионовраскулаченных, оказавшихся в тюрьмах,концентрационных лагерях, спецпоселках.Ха­рактерно, что сталинская системавела в деревне борьбу не только про­тивкрестьянства вообще, но и противколхозного крестьянства.

Чрез­мерноеизъятие хлеба у колхозов зерновыхрайонов в целях осуществле­нияпромышленного рывка породило страшныйголод 1932-1933 гг., ох­вативший СеверныйКавказ, Поволжье, Украину, Казахстан.

Осуществлениефорсированной индустриализации далоопреде­ленный эффект.

Кконцу 30-х годов наша страна сумелапреодолеть технико-экономическуюотсталость, превратилась в независимуюэкономиче­скую страну, по структурепромышленного производства вышла науро­вень развитых стран, а по объемуего в абсолютном измерении уступалатолько США.

Однако цена созданного впредвоенный период промыш­ленногопотенциала была чрезмерно высокой.

Форсированный индуст­риальный рывокбыл достигнут ценой величайшегоперенапряжения сил, он породил глубинныеперекосы и деформации в экономике, вжертву этому рывку были принесеныпрактически все элементы соци­альногоорганизма.

Сплошнаяколлективизация крестьянских хозяйств,которую трак­товали как путь ксоциалистическому переустройствудеревни, как осу­ществление ленинскогокооперативного плана, оказалакатастрофиче­ское воздействие наразвитие аграрного сектора. В короткийсрок кре­стьяне были отчуждены и отсредств производства, и от результатовсвоего труда ( раскрестьяниваниедеревни).

Падение производительно­ститруда, сокращение валовой продукциисельского хозяйства, сопро­вождавшиесплошную коллективизацию, побуждалируководство стра­ны еще большефорсировать процесс создания коллективныххозяйств, чтобы поставить деревню поджесткий административный контроль,обеспечить внедрение разветвленнойсистемы принудительного труда и такимобразом прекратить падениесельскохозяйственного производст­ва.Все это еще больше усиливало дезорганизациюв деревне. Однако в сталинской стратегиифорсированной индустриализации всеотрасли на­родного хозяйства, всесилы, не считаясь с потерями, бросалисьна нуж­ды промышленного роста, и вэтом плане сплошная коллективизацияпо­зволила создать систему перекачкифинансовых, материальных, трудо­выхресурсов из аграрного сектора виндустриальный.

Противоречивымиитогами обернулась стратегия форсированногоразвития и в социальной сфере: ликвидациябезработицы в СССР; про­возглашениеширокого спектра социальных прав;перемены в здраво­охранении,обеспечивающие всеобщую доступностьи бесплатность ме­дицинских учреждений;осуществление общеобразовательнойреволю­ции — все это свидетельствовалоо поступательных шагах в областисо­циального развития. Но параллельнос этим в стране, осуществляющейиндустриальный рывок путем жесткойэкономии, утверждался остаточ­ныйпринцип подхода к проблемам социальнойсферы и уровня жизни людей. Благосостояниеработающих зависело не столько отрезультатов их труда, сколько отраспределительной политики государства.Про­возглашенные в стране социальныегарантии коснулись только рабочих ислужащих. Осуществляемая общеобразовательнаяреволюция сопро­вождалась ломкоймногих культурных традиций. Достиженияи издерж­ки переплетались друг сдругом, образуя разные проявления однихи тех же процессов.

Противоречивымбыло и отношение к действительности: содной стороны, для общества 30-х гг.

характерен энтузиазм и трудовой геро­измсоветских людей, иллюзорно ощущающихсебя хозяевами своей страны и творцаминового общества; с другой стороны, — ростсоциаль­ной и психологическойнапряженности в результате паденияжизненно­го уровня, мощного миграционногопроцесса, сопровождающегося лом­койпривычного образа жизни огромных масслюдей.

В этих условиях для усмирения иустрашения общества, нейтрализациисоциально-психологической напряженности,направления энергии масс на решениеключевых проблем развития нужен былжесткий политический и идео­логическийнажим.

Таким образом, переход кфорсированному вариан­ту развития сявным преобладанием насильственныхметодов усилил потребность в использованииадминистративно-командных формполи­тической организации, привел креставрации тоталитаризмавоенно-коммунистического образца.

Существует представление о тоталитариз­мене только как о следствии, но и как оформе модернизации в ее дого­няющемварианте. Какова же сущность тоталитарногорежима 30-х го­дов? Монополия большевистскойпартии в политической сфере привела кполному срастанию партии и государства.Усиливался процесс то­тальногоогосударствления всех сторон общественнойжизни.

Этот про­цесс сопровождалсясращиванием партийного, хозяйственногои госу­дарственного аппарата, чтопривело к созданию единого политическогоруководства страны, управлявшего всемисторонами жизни общества, сосредоточившегов своих руках огромную власть. Оправдываявсе свои действия интересами партии инарода, это руководство менее всегосчи­талось с их реальными интересами.

Оно оказалось и над законом, и надморалью. Разбухший, проникающий во всеобласти жизнедеятель­ности обществапартийно-государственный бюрократическийаппарат был построен по иерархическомупринципу, представляя собой своеоб­разнуюпирамиду.

Нижестоящие звенья этойуправленческой пирамиды полностьюподчинялись вышестоящим, абсолютнаяже власть концен­трировалась на ееверху — в руках узкого круга людей, азатем одного Сталина. Такая системапорождала культ личности вождя. Создавалсярежим неограниченной личной диктатурыСталина.

Создание и сохра­нениенеограниченной диктатуры Сталина,проведение политики, осно­ванной напринуждении в отношении значительнойчасти населения страны, могло осуществлятьсятолько путем террора. Этим объясняетсярезкое возрастание роли органовгосударственного принуждения в 30-егоды. Опорой сталинского режима сталирепрессивные органы (ОГПУ-НКВД), составнойчастью которых являлись исправительно-трудовыелагеря и исправительно-трудовые колонии,объединенные системой ГУЛАГ (главноеуправление лагерей НКВД). Лагеря,существование которых тщательноскрывалось как от внутреннего, так имирового об­щественного мнения, сталинеобходимы из-за масштаба репрессий,об­рушившихся на страну в 30-е годы;они служили для изоляции и посте­пенногоуничтожения реальных и даже потенциальныхпротивников ре­жима, одновременнообеспечивая возможность эксплуатациипринуди­тельного труда в огромныхразмерах.

Однимиз отличительных признаков сложившегосяв стране тота­литарного режима былаего идеологизированность. В силу тогочто за идеологией признавалось правона универсальное истолкование реаль­ности,она становилась основой для определенияполитики, которая в свою очередьдоминировала над экономикой.

Политическоеруково­дство страны, установивмонополию на идеологию, распространилосвой контроль не только на политическуюи экономическую, но и на ду­ховнуюжизнь общества, проявило стремление кунификации людей. Что же представляласобой идеология 30-х годов, именуемаясталиниз­мом? При несомненной связисталинизма с наследием Маркса и Ленинаполное отождествление их едва липравомерно.

Сталинизм — это прежде всегодогматизация марксизма, абсолютизациямногих выводов, кото­рые были сделаныеще в середине XIX в. Канонизациямарксистских положений сопровождаласьих вульгаризацией, схематизацией, частопросто извращением, выхолащиванием ихгуманистической и демокра­тическойсущности.

В результате марксизм всталинской интерпрета­ции из научнойтеории, методологии познания историческогопроцесса превратился в разновидностьрелигиозного учения. (Своеобразнымка­техизисом этой религии стал изданныйв 1938 г. «Краткий курс истории ВКП(б)»).

Стремясь к всеохватывающему контролюнад духовной жиз­нью общества, властныеструктуры превратили систему образования,науку, литературу, искусство, все средстваполитической пропаганды в каналывнедрения сталинизма в сознание людей,в инструментарий, с помощью которогосоздавался миф о сбывающихся идеалахреволюции.

В результате формировалосьиллюзорное общественное сознание,соз­давалось общество людей вбольшинстве своем с урезанным и однобо­киммировосприятием, запрограммированнымна революционный оп­тимизм. Дляподдержания любой авторитарнойполитической системы нужна своеобразная»подсистема страха», без которойневозможно по­давить думающих людей.

Если же приходится обеспечиватьподдержа­ние системы с такой необъятнойи неограниченной властью, какаясо­средоточилась в руках Сталина иего окружения, то эта подсистема должнадействовать с огромным размахом. Именноэтим объясняется тотальность террора30-х годов.

Репрессии обрушились напартийный, советский, комсомольскийаппараты, командный состав армии,дипло­матический корпус, широкий слойхозяйственников, научную и творче­скуюинтеллигенцию, став одним из главныхсредств решения хозяйст­венных,политических, культурных проблем. Самымигромкими прояв­лениями волны террора,прокатившейся по стране, сталисфабрикован­ные в середине 30-х годовполитические процессы. И все же, несмотряна масштабы устрашения, сталинскоеруководство не смогло добиться абсолютногоконтроля над обществом, искоренитьвсякую оппозицию.

Чрезвычайносложное и противоречивое общество,которое сформировалось к концу 30-хгодов, было объявлено Сталиным обще­ствомпостроенного, в основном, социализма.Однако то, что в пред­ставлении Сталинабыло социализмом, на самом деле означалогрубое извращение его сути.

В научномпонимании социализм — это прежде всегообщественная собственность на средствапроизводства, развитие экономики винтересах всего общества. Социализм -это народовластие, это общество,обеспечивающее развитие личности.

Чтоже было в ре­альной жизни? Обобществлениесобственности превратилось вогосу­дарствление экономики, владельцемже так называемой общественнойсобственности стала партийно-государственнаябюрократия, что лишало всех членовобщества экономической свободы, впринципе исключало возможностьдемократизации экономики.

Строжайшаяцентрализация и этатизация политическойсистемы общества, установлениегосударственного террора привели котчужде­нию народа от политики ивласти. Все формы политическогосамовыра­жения, кроме официального,были поставлены вне закона.

Для этогопериода характерно все большее превращениечеловека из высшей цен­ности и целиобщественного развития в орудие длярешения тех или иных экономических иполитических задач, полное попраниеправ чело­веческой личности.

Врезультате облик общества, созданногок концу 30-х годов, не соответствовалкритериям «социалистичности»,которые были приняты в научном оборотедаже в те годы. Сложившаяся системаможет быть названа государственным,казарменным социализмом.

Источник: https://studfile.net/preview/5552748/page:18/

Trojden | Социальная сфера СССР в 30-е гг.: Данилов А. А. — 11 класс

53. Изменения в социальной структуре Советского Союза в 30-е гг.: советская повседневность и массовая психология советских людей.

Социальная политика властей

Реализация курса на построение социалистического общества в СССР радикально изменила его социальный облик.

С первых дней существования новой власти основным смыслом внутренней политики было названо обеспечение экономического и политического господства рабочего класса и беднейшего крестьянства при одновременном «подавлении свергнутых эксплуататорских классов».

Реальная власть, однако, оказалась в руках новой элиты страны — партийно-государственной, а позже и хозяйственной номенклатуры. Именно она осуществляла реальную власть от имени рабочих и крестьян.

Если вначале заработная плата партийных и государственных чиновников не превышала средней зарплаты рабочего, занятого в промышленности, то затем для них устанавливаются специальные (литерные) пайки, они получают приоритет при выделении национализированной у буржуазии жил площади, регулярно отправляются в оплачиваемые государством санатории и дома отдыха. Высшее же партийное руководство отдыхает и лечится за рубежом, к его услугам лучшие зарубежные лекарства и врачи. Ленин уже в 1922 г. пишет в одном из писем, что не более 200 рабочих (от лица которых и устанавливалась в свое время власть) участвует в управлении государством на центральном и республиканском уровнях. К середине 30-х гг. партийно-государственная номенклатура оформилась окончательно. По некоторым данным, за всю советскую историю число лиц, непосредственно участвовавших в принятии важнейших решений по вопросам политического и социально-экономического развития СССР и союзных республик, было не более 2—3 тыс. человек. Они и составляли вершину социальной пирамиды советского общества. Никакого равенства и братства в итоге не полупилось.

Рабочий класс

Индустриализация страны вызвала значительный рост численности рабочего класса, увеличившего свои ряды с 9 млн (1928) до 23 млн (1940). В ходе индустриализации сформировались новые промышленные центры: в Кузбассе, на Дальнем Востоке (Комсомольск-на-Амуре), в союзных республиках. Большим социальным достижением стала ликвидация безработицы. В 1930 г. в СССР закрылась последняя биржа труда.

Формально вся полнота власти принадлежала рабочему классу, это декларировалось во всех официальных документах. Для отличия передовиков производства было введено почетное звание Героя Социалистического Труда. Оно должно было создавать в том числе и иллюзию вознаграждения любого рабочего за ударный труд.

В реальной действительности все было иначе. Сохранялась партийная разнарядка на рабочее представительство в партийных и советских органах и при приеме в партию, равно как и на награждение высшими наградами государства.

Однако реального влияния на положение дел не только в стране, но и в коллективе рабочие оказать не могли.

Трудовое законодательство 30-х гг. было направлено на то, чтобы в условиях отсутствия у рабочих экономических стимулов ликвидировать естественные в таком случае прогулы и текучесть кадров. В 1930 г.

был принят закон, согласно которому рабочий, самовольно прекративший работу, лишался возможности в течение полугода обращаться па биржу труда. Нерадивые работники могли быть лишены продовольственной карточки и служебного жилья. В 1938 г.

для рабочих и служащих были введены трудовые книжки, способствовавшие закреплению кадров на производстве, а за три прогула в месяц рабочие подлежали привлечению к суду и тюремному заключению. Еще более законодательство ужесточилось в условиях приближающейся войны. 26 июня 1940 г.

был принят Указ Президиума Верховного Совета СССР, заменявший 6-дневную рабочую неделю 7-дневной, а семичасовой рабочий день восьмичасовым. Указ жестоко карал нарушителей трудовой дисциплины.

В условиях массовой миграции сельского населения в города происходило не только заполнение рабочих мест крестьянами, но и передвижение самих рабочих, повысивших свой образовательный уровень, в разряд интеллигенции. Только в 1930—1933 гг. 1,5 млн рабочих стали служащими. Огромную роль играло развитие системы среднего профессионального и высшего образования.

Крестьянство

Процессы коллективизации, голод начала 30-х гг. вызвали значительное сокращение крестьянского населения — почти на 35 млн человек. Одновременно выросла численность городского населения (с 29 до 63 млн человек).

И. В. Сталин назвал коллективизацию «страшной борьбой», длившейся четыре года, против десяти миллионов крестьян. «Многие из них, — говорил он, — согласились пойти с нами. Некоторым из них дали землю для индивидуальной обработки в Томской области, или в Иркутской, или еще дальше на север, но основная часть их была непопулярна, и они были уничтожены».

В результате коллективизации был уничтожен слой крестьянства, обладавший большим опытом и высокой культурой аграрного производства. Сформировавшееся колхозное крестьянство было во многом лишено этого. Кроме того, оно было отчуждено от собственности и результатов собственного труда.

Это не замедлило сказаться и на результатах аграрной деятельности. За первые годы коллективизации производство зерна снизилось на 10%, картофеля — на 7%, сахарной свеклы — на 35%, мяса — на 41%, молока — на 35%, а яиц — на 60%. Крестьяне забили 43% мелкого и 50% крупного рогатого скота.

Многие крестьяне так и не нашли себя в коллективизированной деревне. Из каждых 30 крестьян, вступивших в колхоз в годы 1-й пятилетки, 10 оставили колхозы и перешли в разряд наемных рабочих.

Спецпоселенцы у здания комендатуры. Уральская область. 1934 г.

Интеллигенция

Значительную часть общества стала составлять интеллигенция, численность которой увеличилась с 1,5 млн человек в 1917 г. до 20 млн человек в конце 30-х гг. Весьма значительную ее часть составляли военнослужащие.

Однако процессы индустриализации вызывали растущую потребность в квалифицированных кадрах. «Кадры решают все!» — этот лозунг высшего партийного руководства привел и к конкретным политическим решениям.

В годы 1-й пятилетки были расширены возможности для рабочих и крестьян на получение высшего профессионального образования. В результате только за этот период почти 140 тыс. рабочих и крестьян поступили в вузы и перешли затем в разряд интеллигенции.

Эти выдвиженцы составляли костяк управленческих кадров страны вплоть до 70-х гг.

Во многом благодаря созданию принципиально новой системы образования СССР в довоенные годы добился практически всеобщей грамотности населения. В 30-е гт.

число учителей в стране удвоилось, изменилась не только структура, но и содержание учебных предметов.

В результате в предвоенные годы сформировалось поколение людей, не подвергавших сомнению правильность общественной системы, в которой оно начинало жизнь.

Сформированная в предвоенные годы советская интеллигенция была достаточно многочисленной и эффективно выполняла свои профессиональные задачи.

«Бывшие»

Прежняя элита российского общества была ликвидирована уже в первые годы советской власти: помещики, аристократия, крупные предприниматели перестали существовать не только как социальная группа, но и как физические лица — большинство из них либо были уничтожены, либо уехали за границу. Правда, нэпманская буржуазия прекратила существование вместе с самим нэпом лишь в конце 20-х гг. В начале 30-х гг. в разряде «бывших» оказались кулаки.

В условиях начавшегося «великого перелома» гонения на «бывших» усилились. В ходе выборов в Советы в 1929 г. избирательного права лишились практически все представители данной категории. В 1929 и 1930 гг.

в учреждениях прошли чистки, во время которых были лишены работы «социально чуждые элементы». Им не давали продовольственных карточек, детей «бывших» исключали из вузов и школ, зачастую эти семьи лишались квартир.

Особо активно преследовались семьи священников различных конфессий.

Семьи кулаков и тех крестьян, которых таковыми определили, кроме указанных выше мер, ожидали высылки, а порой и заключение только за сам факт непролетарского происхождения. Высланные в сибирские просторы кулаки обращались к председателю ВЦИК М. И. Калинину: «…

Помогите хоть нашим детям… Выбросили нас в поле под открытое небо, мочили нас дожди, теперь засыпает нас пыль. Умереть, конечно, когда-нибудь нужно, но не голодной бы смертью… Ежедневно умирает по 50 ч.

и больше, и скоро цифра этих невинных детей будет пугать людей — она теперь уже превысила три тысячи…»

В ходе «большого террора» численность репрессированных «социально вредных» и «социально опасных» лиц увеличилась со 100 тыс. в 1937 г. до 300 тыс. в 1939 г., составив почти четверть всех заключенных ГУЛАГа. Еще 1 млн человек составляли спецпереселенцы, осужденные по этим же статьям.

Чтобы избежать расправы, многим приходилось отрекаться от своих родителей, супругов и других родственников. Были вынуждены отрекаться от сана и некоторые священники, тут же провозглашавшие с церковных амвонов атеистические лозунги.

Лишь в Конституции СССР 1936 г. были сняты ограничения на политические права, связанные ранее с социальным происхождением. Однако в многочисленных анкетах при поступлении на работу, вступлении в партию и комсомол специальные пункты требовали ответить на вопрос о социальном происхождении и занятиях ближайших родственников до 1917 г.

Алексей Григорьевич Стаханов (1905 — 1977).

Советский человек

Уровень материального и бытового устройства советских людей оставался весьма низким.

По обеспеченности жильем городского населения страна даже к началу войны имела показатели более низкие, чем до революции (сказывалось переселение в города миллионов селян). Высокой была детская смертность.

Минимальное снабжение продуктами питания с конца 20-х гг. осуществлялось по карточкам. Примитивной оставалась сфера обслуживания: здесь был сделан явный шаг назад по сравнению с дореволюционным временем.

Однако, несмотря на бытовую неустроенность, большинство людей верило официальной пропаганде и вполне осознанно и самоотверженно участвовало в общественных преобразованиях. В полной мере это проявилось и в росте численности партии и общественных организаций.

Всего за 10 лет (с 1930 по 1940 г.) ряды профсоюзов, например, увеличились более чем вдвое — с 12 до 25 млн человек. Численность Коммунистического союза молодежи, ставшего еще в 20-е гг. единственной молодежной организацией, составила к началу войны 5 млн человек.

Стремясь компенсировать отсутствие средств для нужд индустриализации, руководство страны поддержало в 1929 г.

почин молодежи о начале массового социалистического соревнования и ударничества, в ходе которого неоднократно пересматривались (в сторону увеличения) нормы выработки. Советские газеты в конце августа 1935 г. сообщили, что донецкий шахтер А. Г.

Стаханов выполнил за одну смену 14 сменных норм, положив начало движению, названному его именем. На рекорд А. Г. Стаханова работал целый коллектив. Даже в забое с

Из Конституции СССР 1936 г.

Статья 126.

В соответствии с интересами трудящихся и в целях развития организационной самодеятельности и политической активности народных масс гражданам СССР обеспечивается право объединения в общественные организации: профессиональные союзы, кооперативные объединения, организации молодежи, спортивные и оборонные организации, культурные, технические и научные общества, а наиболее активные и сознательные граждане из рядов рабочего класса и других слоев трудящихся объединяются во Всесоюзную коммунистическую партию (большевиков), являющуюся передовым отрядом трудящихся в их борьбе за укрепление и развитие социалистического строя и представляющую руководящее ядро всех организаций трудящихся, как общественных, так и государственных.

Вопросы и задания: Прочтите текст. Какую роль играла коммунистическая партия? Каким образом и кем определялись интересы трудящихся?

ним находилось еще двое шахтеров. Сам же рекорд нужен был властям для того, чтобы на его основе увеличить нормы выработки для всех работников добывающей промышленности, причем для них никто тепличных условий не создавал. Впрочем, отличительной чертой стало использование новых приемов труда.

Участие в соревновании способствовало приобщению массы новых рабочих — вчерашних крестьян к передовым формам труда, повышало уровень их квалификации, давало человеку возможность проявить себя.

Одним из его последствий стало формирование новой «рабочей аристократии», обладавшей более привилегированным положением на производстве и в быту.

Значительную социальную группу начиная с 30-х гг. составляли узники ГУЛАГа, арестованные и осужденные по различным мотивам.

В 1936 г. новую социальную структуру советского общества закрепила Конституция СССР, впервые после революции предоставившая политические права всем гражданам страны.

Однако декларировавшиеся в ней политические права и свободы практически оставались лишь на бумаге.

Таким образом, в 30-е гг. сложилась советская социальная система, значительно отличавшаяся не только по своей структуре, но и по численности и качественному составу от той, что существовала в России до 1917 г.

Вопросы и задания

1. Покажите, что изменилось в положении рабочего класса в 30-е гг. по сравнению: а) с началом XX в., б) с первыми годами советской власти.

2. Как изменилась структура советского общества за десятилетие — с середины 20-х до середины 30-х гг.? Что можно назвать общими тенденциями этих изменений?

3. *Что такое номенклатура? Какая роль отводилась обозначаемому этим словом явлению в советской системе?

4. Объясните, как отражались «структурные изменения» в жизни конкретных людей в 30-е гг. Приведите примеры из жизни членов своей семьи, из воспоминаний своих бабушек, дедушек.

5. *Что включало в себя понятие «советский человек»? Каковы типичные черты официального образа советского человека в 30-е гг.? Приведите примеры произведений литературы и искусства, в которых утверждался соответствующий идеал человека. Что можно прибавить к официальному образу?

Источник: https://trojden.com/books/russian-history/russian-history-11-class-profil-base-danilov-2011/18

Uchebnik-free
Добавить комментарий