44. Принцип свободного передвижения товаров в рамках ЕВР ЕС.

Определение принципа свободы перемещения товаров в международных экономических интеграционных объединениях на примере ЕС и ЕАЭС | Евразия и финансы: финансовый портал

44. Принцип свободного передвижения товаров в рамках ЕВР ЕС.

Страны — участницы международных экономических ин­теграционных (далее — МЭИ) объединений по всем показате­лям, как экономическим, так и социальным, как показывает практика, обеспечивают либерализацию международной торговли и, как следствие, у дорогого местного производства появляются конкуренты в виде более дешевых импортных то­варов.

Вследствие этого происходит значительное улучшение качества товаров.

Важно отметить, что краеугольным принци­пом, обеспечивающим данные тенденции, является принцип свободы перемещения товаров, который закреплен в рамках некоторых МЭИ объединений (например, Европейский союз (ЕС), Евразийский экономический союз (ЕАЭС)), а иные объ­единения только находятся на этом пути (например, БРИКС, АТЭС).

Впервые принцип свободы перемещения товаров был сформулирован в Римском договоре, где указывалось, что в рамках ЕЭС создаётся общий рынок товаров. С этой целью предполагалось пошаговое устранение ограничений в торгов­ле товарами между государствами-членами, а также посте­пенное создание таможенного союза и единого рынка товаров на всей территории Союза.

Свобода передвижения товаров признавалась также одним из направлений развития на пост­советском пространстве. Соглашение о создании Содружества Независимых Государств от 8 декабря 1991 г. в ст. 4 гласит, что стороны будут двигаться к «равноправному и взаимовыгодно­му сотрудничеству народов и государств в области… экономи­ки», а в дальнейшем было заключено Соглашение стран СНГ 1994 г.

о создании зоны свободной торговли.

В наши дни ст. 28 Договора о функционировании ЕС за­крепляет свободу передвижения товаров в ЕС, распространя­ющуюся на весь товарооборот между государствами-членами, и запрещает таможенные пошлины между странами на им­порт и экспорт или иные равнозначные сборы, а также предполагает применение общего таможенного тарифа в отноше­нии третьих стран.

По мнению С. Ю.

Кашкина, при определении понятия «свобода передвижения товаров» сначала мы должны про­яснить, что означает термин «свобода» в контексте МЭИ объ­единений, а затем определить, что подпадает под категорию «товар» в том либо ином МЭИ объединении.

В свою очередь, данные разъяснения позволят изучить содержание принципа свободы передвижения товаров на основе единого понятийно­го аппарата. В рамках данной работы будет сделана попытка сформулировать термин «свобода передвижения товаров» в рамках ЕАЭС.

В узком смысле каждая свобода — это субъективное право, закрепленное в актах международных интеграционных объ­единений, которым могут воспользоваться как физические лица — граждане стран — участниц объединения, так и заре­гистрированные в странах-участницах юридические лица, а в некоторых случаях и иностранцы.

Например, в узком смысле свобода передвижения товаров дает право без препятствий пе­ремещать товары в рамках стран — участниц интеграционного объединения.

В широком смысле под термином «свобода» мы обозначаем не только свободу осуществления тех либо иных действий, но и весь комплекс прав и обязанностей, который неразрывно связан и закреплен с данной свободой в норма­тивных актах, составляющих правовую базу соответствующего объединения, а также в решениях судебных органов.

С целью раскрытия термина «товар» обратимся к ст.

4 Та­моженного кодекса Таможенного союза, в котором дано сле­дующее определение: «Товар — любое движимое имущество, перемещаемое через таможенную границу, в том числе носи­тели информации, валюта государств — членов Таможенного союза, ценные бумаги и (или) валютные ценности, дорожные чеки, электрическая и иные виды энергии, а также иные пере­мещаемые вещи, приравненные к недвижимому имуществу».

Для понимания оптимального алгоритма действий на пути формирования общего рынка, в котором эффективно функционирует принцип свободы перемещения товаров, не­обходим анализ международного опыта создания и функцио­нирования различных МЭИ объединений. Опираясь на опыт и результаты различных интеграционных объединений, функ­ционирующих по всему миру (ЕС, АТЭС, МЕРСОКУР, ЕАЭС, и пр.

), можно заключить, что деятельность общего рынка ЕС на протяжении уже более 40 лет представляет наибольший интерес для изучения, поскольку содержит в себе весь путь создания и формирования единого экономического простран­ства.

Римский договор ознаменовал собой переход к постепен­ной либерализации рынка ЕС, однако с оговоркой stand still, которая запрещает любой возврат назад и дает толчок для расширения импорта. Начиная с 1 января 1959 г. в ходе трех этапов продолжительностью в четыре года каждый предпо­лагалось отменить таможенные пошлины по 30%, 30%, 40% соответственно.

На практике данное упразднение длилось до 1977 г., а для присоединившихся в дальнейшем стран устанав­ливались необходимые переходные периоды. Стоит отметить, что отказ от таможенных пошлин вовсе не означал отмену таможенного контроля, который существовал в статических, регламентационных, валютных целях.

Как видно, существова­ло множество нетарифных барьеров, которые препятствовали окончательному снятию таможенных границ. В то время так­же разрешалось временно отходить от свободы перемещения товаров в случаях, когда возникали проблемы с платежным балансом страны или случался кризис.

Решение проблемы от­сутствия унифицированных тарифов на внешних границах ЕС требовало принятия мер для эффективной реализации права на свободу передвижения товаров в части снятия технических и количественных барьеров во взаимной торговле. В 1993 г.

в результате делегирования Единым европейским актом ряда полномочий наднациональным общеевропейским органам управления удалось решить вопрос по выработке и реализа­ции внешнеторговой политики. Таможенные регламентации перешли в ведение комитета экспертов под председатель­ством представителей Комиссии Европейского совета. Тем не менее в практике взаимной торговли стран — членов ЕС оста­ются различные технические проблемы. Например, различия санитарных, полицейских норм или нерегламентированная продолжительность процедуры таможенной очистки и т.п.

Стоит отметить, что реализация принципа свободы дви­жения товаров в ЕС имеет тенденцию к передаче государ­ствам-членам правомочий по части регулирования приме­нения нетарифных ограничений. Данную динамику можно проследить на основе изучения решений Суда ЕС, который сформировал механизм функционирования свободы движе­ния товаров:

  1. «Формула Дассонвилль», которая устанавливает, что все меры государств-членов, «прямо или косвенно, фактически или потенциально» направленные на препятствование торгов­ле в рамках ЕС, рассматриваются как эквивалентные количе­ственным ограничениям и не допускаются.

Читать также:  Правовые вопросы урегулирования налоговой задолженности

      2 «Формула Кассис», которая закрепляет императивные требования, направленные на ограничение свободы передви­жения товаров, вдобавок к изъятиям, существующим в ст. 29.

Например, такие задачи, как защита фундаментальных прав человека, могут оправдать ограничения на свободу передвиже­ния товаров.

Если принцип свободы передвижения товаров не выполняется по причине проведения митингов или шествий на границе, то в данном случае защита фундаментальных прав человека имеет превалирующее значение.

  1. «Формула КЕК», которая предусматривает лишь кон­троль за равным доступом на рынок товаров из стран-членов, однако в дальнейшем внутригосударственные нормы, регули­рующие сферу продаж, не считаются дискриминационными в отношении импортных товаров.

На основании вышесказанного, согласно С. Ю. Кашкину, сама свобода передвижения товаров состоит из четырех эле­ментов:

1) запрет внутренних таможенных пошлин на импорт и экспорт между государствами-членами и равнозначные сбо­ры;

2) запрет количественных ограничений на импорт и экс­порт товаров в торговле между государствами-членами;

3) запрет на дискриминационное налогообложение вну­три стран;

4) установление единого внутреннего тарифа.

Охарактеризуем подробно указанные элементы.

Запрет установления внутренних таможенных пошлин

на импорт и экспорт достигается путем обеспечения баланса прав и интересов субъектов внешнеторговой деятельности и государств, в частности, не усложняется система таможенного администрирования.

Понятие «равнозначные сборы» является крайне неопре­деленным, однако судебная практика ЕС указала на то, что к таковым сборам могут относиться любые денежные сборы вне зависимости от их размера, которые наложены на товары при пересечении ими границы с целью фиска.

Для понимания сути действия запрета на количествен­ные ограничения в сфере торговли в рамках интеграционно­го объединения обратимся к упомянутому делу «Дассонви- ля», которое является одним из важнейших для разъяснения принципов функционирования единого внутреннего рынка ЕС.

Дело было инициировано Бельгийским трибуналом пер­вой инстанции, который направил соответствующий запрос в рамках ст. 177 Договора о ЕЭС по уголовному делу, возбуж­денному в Бельгии против Дассонвилей.

Последние во Фран­ции легально приобрели партию шотландского виски, однако ввоз данного товара в Бельгию требовал наличия сертификата происхождения товара, выданного таможенным органом Ве­ликобритании, а получить его было крайне затруднительно, в результате, он так и не был получен.

Как следствие, было нару­шено законодательство Бельгии.

При разрешении данного во­проса Суд дал определение «мер, равнозначных количествен­ным ограничениям»: «Все правила торговли, установленные государствами-членами, которые могут прямо или косвенно, фактически или потенциально воспрепятствовать торговле в рамках Сообщества, следует считать мерами, эквивалентными по своему действию количественным ограничениям». Таким образом, Суд признал подобную практику несоответствую­щей положениям Договора о ЕЭС и препятствующей торгов­ле в рамках общего рынка.

Свобода перемещения товаров также предусматривает запрет дискриминационного внутригосударственного нало­гообложения. Налоги не должны быть дискриминирующими и влиять на ценообразование товаров.

При этом дискрими­национной может быть, как сама налоговая ставка, так и по­рядок ее определения или сбора.

В ЕС, наряду с запретом на дискриминационное налогообложение, запрещаются количе­ственные ограничения на импорт и экспорт (квоты), а также любые эквивалентные меры (определенные Директивой от 22 декабря 1969 г. 70/50/ЕЭС).

Опыт интеграционных экономических объединений по­казывает, что зачастую стороны предусматривают исключения из принципа свободного движения товаров. В соответствии со ст.

36 Договора о функционировании ЕС разрешаются запре­щения или ограничения импорта, экспорта или транзита, при условии, что такие меры не являются средством неоправдан­ной дискриминации или скрытым ограничением торговли, обоснованные соображениями:

— общественной морали и правопорядка;

— государственной безопасности;

— защиты здоровья и жизни людей, охраны животных или сохранения растений;

— защиты национальных сокровищ, имеющих художе­ственную, историческую или археологическую ценность;

— защиты промышленной и торговой собственности.

Например, классическим примером мер по защите госу­дарственной безопасности служит решение Суда ЕС по делу 72/83 Campus Oil (1984).

В решении Суда ЕС был признан не нарушающим принципы общего рынка, в том числе прин­ципа свободы передвижения товара, Закон Ирландии, кото­рый вменял частным импортерам приобретать определенную долю товаров у государственных нефтеперерабатывающих предприятий по фиксированным ценам.

Действие данной нормы было аргументировано тем, что Ирландия всецело за­висит от ввоза нефти и нефтепродуктов из-за рубежа, а пере­рывы, которые могли бы возникнуть из-за сбоя в поставках, могут угрожать государственной безопасности страны.

Стоит отметить, что ст. 39 Договора о ЕАЭС дополняет данные ограничения еще двумя пунктами, которые предус­матривают ограничения в принципе свободы передвижения товаров по следующим основаниям:

— выполнение международных обязательств,

— обеспечение обороны страны и безопасности государ­ства-члена.

По основаниям, указанным выше, на внутреннем рынке могут также вводиться санитарные, ветеринарно-санитарные и карантинные фитосанитарные меры, а оборот отдельных товаров и вовсе может быть ограничен.

Тем не менее данные запреты или ограничения не должны являться орудием зама­скированного ограничения в торговле на территориях МЭИ объединения (ст. 36 Договора о функционировании ЕС).

Важ­но отметить, что любой запрет должен соответствовать угрозе реализации того или иного товара.

Из вышесказанного можно констатировать, что принцип свободного перемещения товаров предоставляет гражданам стран — участниц интеграционного объединения, юридиче­ским лицам, зарегистрированным в странах-участницах, а также в предусмотренных случаях иностранцам право сво­бодного перемещения товаров между территориями госу­дарств-членов без применения таможенного декларирования и государственного контроля (транспортного, санитарного, ве­теринарно-санитарного, карантинного фитосанитарного), за исключением предусмотренных законодательством и судеб­ными решениями объединения случаев, а целью закрепления

принципа является способствование формированию право­выми средствами единого внутреннего рынка МЭИ объедине­ния путем закрепления устранения тарифных и нетарифных ограничений, а также прямой и скрытой дискриминации во взаимной торговле между государствами-членами.

в Евразийском юридическом журнале № 6 (85) 2015

Источник: http://eurasiafinace.ru/naunye-stati/item/929-opredelenie-printsipa-svobody-peremeshcheniya-tovarov-v-mezhdunarodnykh-ekonomicheskikh-integratsionnykh-ob-edineniyakh-na-primere-es-i-eaes.html

Свободное перемещение товаров в практике Суда ЕС

44. Принцип свободного передвижения товаров в рамках ЕВР ЕС.

Важность свободы перемещения товаров для таможенного союза часто отмечались Судом ЕС в Люксембурге, более того, она подтверждает, как отмечал Суд, структуру Договора о ЕС[1].

Фундаментальные положения, касающиеся таможенного союза, содержатся в разделе 1 Договора под названием «Свободное перемещение товаров», и ясно, что отмена таможенных пошлин не столько необходима для таможенного союза, но установлена на основе того, что запрещены препятствия к свободному перемещению товаров.

Как отметил Суд ЕС: «Как из системы в целом, так и из общей и абсолютной природы запрета любых таможенных пошлин, применимых к товарам, перемещающихся между государствами-членами, следует, что таможенные пошлины запрещены независимо от причины, по которой они были введены, и направления дохода, полученного от этого.

Узаконивание этого запрета основано на том факте, что любое финансовое обременение, даже самое малое, наложенное на товары по той причине, что они пересекли границу, создает препятствие перемещению таких товаров»[2].

Гораздо позже Суд заявил, что «таможенный союз непременно подразумевает, что свободное перемещение товаров должно быть удостоверено между государствами-членами и, в более общих чертах, внутри таможенного союза»[3].

Тот факт, что таможенные пошлины запрещены с целью обеспечить свободное движение товаров, неизбежно сделало необходимым учитывать отношение между между статьями 23 – 25 с одной стороны  и 28 – 31 с другой (глава 2 раздела 1 Договора о ЕС), которые требуют запрета количественных ограничений или их эквивалента между государствами-членами.

В этой связи стоит упомянуть о том, что согласно статье 23 таможенный союз «охватывает всю торговлю товарами»[4] . Таможенный союз, следовательно, «требует свободного движения товаров в общем»[5]. Статьи 28 – 31, с другой стороны, касаются, более узко, запретов между государствами-членами.

Более общее отношение между специальным запретом таможенных пошлин и запретом количественных ограничений, между тем, это вопрос, который достаточно рано встал перед Судом ЕС. В 1977 году в деле Carmine Capolongo v Azienda Agricola Maya[6] Еврокомиссия и Генеральный адвокат Ремер полагали, что статья 28 может в принципе касаться обременений, равнозначных таможенным пошлинам.

С их точки зрения, между тем, это могло относиться только к случаям специального налогообложения импортера, но не к случаю Capolongo. Суд ЕС не счел это необходимым по делу.

Несколько лет спустя Суд специально рассматривал вопрос роли статьи 28 в установлении таможенных пошлин[7]. Комиссия неохотно признавала тот факт, что статья 28 здесь никакой роли не играет.

Но, несмотря на это, Суд дал ясно понять, что это не так: «как бы широка ни была сфера действия статьи 28, она не включает препятствий торговле, охваченных иными положениями договора…

Таким образом, препятствия фискальной природы или имеющие эквивалентный эффект и охваченные 9 – 16 или 95 Договора, не подпадают под запрет статьи 28»[8].

Позиция Суда часто озвучивалась и впоследствии.

Из нее следует, что при анализе любого дела, предметом которого является запрет таможенных пошлин или дискриминационное/протекционистское внутреннее налогообложение, нужно в первую очередь обращать внимание на Договор о ЕС[9].

Между тем, хотя запрет количественных ограничений является фундаментальным для свободного движения товаров внутри Сообщества, в настоящем исследовании мы перейдем к следующей важной свободе, а именно свободе транзита.

Очевидно, что свобода движения включает в себя свободу транзита. Между тем, свобода транзита – это не исключительно понятие Сообщества. Она основана на ГАТТ, а на сегодняшний день, статье 5 ГАТТ 94. 

Судом ЕС принцип свободы транзита был признан следующим образом: «Таможенный союз, учрежденный частью третьей разделом 1 главой Договора, необходимо предполагает, что свободное движение товаров между государствами-членами должно быть гарантировано.

Эта свобода сама по себе не может быть обеспечена, если для государств-членов будет возможно вмешательство или воспрепятствование любым способом транзитному перемещению товаров.

Это тем более необходимо, как следствие таможенного союза и в общих интересах государств-членов, признать существование общего принципа свободы транзита товаров внутри Сообщества. Более того, этот принцип подтвержден обращением к «Транзиту» в статье 30 Договора»[11].

Свобода транзита нарушается, например, в случае если государство-член наложит таможенные пошлины или иные обременения на товар за его транзит, за исключением расходов, покрывающих стоимость транспортировки или иных связанных расходов, даже если они только косвенно связаны с транзитом.

  Это нарушение может быть, однако, также связано с необходимостью получения специальных разрешений. Однако административные задержания возможны, только если они подпадают под требования статьи 30 Договора[12].

Суд нашел, что задержание таможенными органами во Франции товаров, перемещаемых из Испании, где они были законно приобретены, в Италию, где они должны быть в будущем законно проданы, представляет собой нарушение свободы перемещения, закрепленную в статье 28 Договора[13].

Попытки придать законность задержанию на том основании, что это действие было в защиту права на промышленный образец, не увенчались успехом. Задержание товаров, направлявшихся из Франции в Польшу, которая тогда не являлась членом ЕС, на основании подозрений в нарушении права на товарный знак, также было признано незаконным[14].

[1]See Cases 2 and 3/62 Comission v. Luxemburg [1962] ECR 425 at 431. See Case 66/81 SIOT v. Ministredelle Finance [1983] 731 at 777 para 16.

[2]Joined Cases 2 and 3/69 SociaalFondsvoor de Diamantarbeiders v SA ChBrachfeld and Sons and Chougol Diamond Co [1969] ECR at para 11/14; Case 30/01 Comission v United Kingdom, [2003] ECR I-9481 at para 52.

[3] See Case C-293/02 Jersey Produce Marketing Organisation Ltd, [2005], ECR 1-9543 at para 64; Case C-30/01 Commission v UK, n 9 above at para 53, and the cases relied upon, namely Case 266/81 SIOT v Ministre delle Finance.

[4] Договор, учреждающий Европейское сообщество (Подписан в г. Риме 25.03.1957) // СПС «КонсультантПлюс».

[5] See Joined Cases C-363/93, C-407/93, C-408/93. C-409/93, C-410/93 and C-411/93

Lancry v Direction Générale des Douanes [1994] ECR 1-3957 at 3991 para 29.

[6] Case 77/72 [1977] ECR 611.

[7] Case 74/76 IanneUi & Volpi SpAvDitta Paolo Meroni [1977] ECR 557.

[8] На сегодняшний день статьи 9 и 95 это статьи 23 и 90 соответственно и статья 16 исключена.

[9] Lyons, Timothy, EC customs law, 2nd edition. Oxford university press, 2008. P.30.

[10] Генеральное соглашение по тарифам и торговле (ГАТТ 1947) (Заключено 30 октября 1947 года) // СЗ РФ. 2012 г. № 37 (приложение, ч. VI). С. 2916 — 2991.

[11] Case 266/81, n 20 above para 16. The Court has referred to the need to facilitate the movement of goods in the Community as 'one of the basic principles of the common market': see Case C-117/88 Trend-Moden Textilhandels GmbHv Hauptzollamt Emmerich [1990] ECRI-631 at para 20.

See also Case C-3 67/89 Criminal proceedings against Aimé Richardt and Les Accessoires Scientifiques SNC [1991] ECR 1-4621 para 14; Case 237/96 Belgian Minister for Financial Affairs v Eddy Amelynck [1997] ECR 1-5103 at para 18; Case C-23/99 Commission v France [2000] ECR 1-7653 at para 43 and Case C-115/02 Administration des douanes et droits indirects v Rioglass SA and anr [2003] ECR 1-12705 at para 18.

[12] — See Case 367/89, n 21 above at para 17, where the Court said that Member States were not precluded from verifying goods in transit in accordance with the provisions of the Treaty.

[13] Case C-23/99 Commission v France.

[14] Case C-115/02 Administration des douanes et droits indirects v Rioglass SA and anr.

[15] Case 184/85 Commission v Italy [1987] ECR 2013 at 2025 para 7. See also Case C-387/01 Weigel v Finanzlandesdirektion fir Vorarlberg [2004] ECR 1-4981 at para 66.

[16] Case 168/78 Commission v France [1980] ECR 347 at para 4; Case C-383/01 De Danske Bilimportorer v Skatteministeriet, Told- og Skattesty relesen, n 16 atpara 3 7.

Joined Cases C — 3 9 3 / 0 4 a n d C-41/05 AirLiquidelndustriesBelgiumSAvVilledeScraingandProvincedeLiège [2006] ECRI-5293 atpara30andtheothercasesreferredtothereandJoinedCasesC-290/05andC-333/05Nadasdzv Vám-és Pénzûgyôrség Észak-Alfildi Regionális Parancsnoksága and Németh v Vám- és Pénzügyorség Dél-Alfildi Regionális Parancsnoksága [2006] ECR 1-10115 at para 45.

[17] Case 193/85, n 35 above at para 27 of the judgment. See also Joined Cases 2 and 3/62 Commission v Luxembourg [1962] ECR 425 at 431.

[18] See Case 168/78 Commission v France, n 34 above at para 4 cited in Joined Cases 393/04 and C-41/05 Air Liquide Industries Belgium SA v Ville de Scraing and Province de Liège, n 34 above at para 55 and the other cases cited there. Joined Cases C-290/05 and C-333/05 Nádasdi and Német v Vám-és Pénzügyorség Észak-Alfôldi Regionális Parancsnoksága, n 34 above at para 45.

[20] See Case 90/79 Commission v France [1981] ECR 283 at paras 13 and 14.

See also Case 32/80 Officier van Justitie v Kortmann [1981] ECR 251 at para 14; Case C-212/96 Paul Chevassus Marché v Conseil Régional de la Réunion, n 32 above at 1 -7 7 3 para 20; Case C — 1 0 9 / 9 8 CRT France International SA v Directeur régional des impôts de Bourgogne [1999] ECR 1-2237 at paras 11 and 13 and Joined Cases C-441; 442/98 Kapniki Mikhailïdis A Ev Idryma Koinonikon Asfaliseon (TKA) [2000] ECR 1-7145 at para 22 (which concerns a tax on exports) and Case C-355/00 Freskot AE v Elliniko Dimosio [2003] ECR 1-5263 at paras 42-3.

[21] Joined Cases C-290/05 and C-333/05 Nádasdi andNémet v Vám -és Pénzügyorség Észak-Alfoldi Regionális Parancsnoksága, n 34 above; Case C-517/04 VisserijbedrijfD. J. Koornstra & Zn.

vof v Productschap Vis, [2006] ECR 1-5015 at para 12; Joined Cases C-393/04 and C-41/05 Air Liquide Industries Belgium SA v Ville de Scraing and Province de Liège, n 34 above at para 50; Case C-34/01 to 38/01 Enirisorse SPA v Ministem délie Finanze [2003] ECR 1-14243 at para 59; Case C-355/00 Freskot AE v Elliniko Dimosio n 40 above, at para 39; Case C-383/01 De Danske Bilimporterer v Skatteministeriet, Told- og Skattestyrelesen, n 16 above at para 33; Case C-101/00Proceedings broughtbyTulliasiames andSillin[2003]ECR1-7487atpara115; Case C-234/99 Niels Nygârd v Svineafgiftsfonden, n 17 above at para 17

Источник: https://zakon.ru/Blogs/iili/14240?AspxAutoDetectCookieSupport=1

Свобода перемещения товаров в ЕАЭС к 2025 году

44. Принцип свободного передвижения товаров в рамках ЕВР ЕС.

Формирование единого рынка товаров, услуг, рабочей силы и капитала является ключевым условием глубокой экономической интеграции стран в современном мире.

В свою очередь, свобода движения и единый рынок товаров государств — членов объединения является базой для формирования единого рынка, а также повышения конкурентоспособности национальных экономик.

Учитывая планы пяти государств — членов ЕАЭС по дальнейшему углублению интеграции в рамках Евразийского экономического союза (ЕАЭС), в статье рассматриваются текущее состояние, а также факторы развития единого рынка товаров ЕАЭС.

В перспективе до 2025 г. успешное развитие интеграции стран — участниц ЕАЭС в рамках единого рынка товаров будет зависеть от ряда условий.

Устранение сохраняющихся изъятий, нетарифных барьеров, повышение эффективности Суда ЕАЭС, согласованная промышленная и макроэкономическая политика могут открыть дорогу для формирования по-настоящему единого рынка ЕАЭС.

Вместе с тем в случае провала дальнейшего взаимодействия, которое может выразиться как в потере государствами–членами и их политическими элитами интереса к развитию евразийской экономической интеграции, так и в случае отсутствия желания государств — членов ЕАЭС идти на взаимные уступки и разумные компромиссы, дальнейшее будущее единого рынка ЕАЭС и в целом проекта глубокой интеграции на евразийском пространстве кажется неоднозначным.

Формирование единого рынка товаров, услуг, рабочей силы и капитала является ключевым условием глубокой экономической интеграции стран в современном мире.

В свою очередь, свобода движения и единый рынок товаров государств — членов объединения является базой для формирования единого рынка, а также повышения конкурентоспособности национальных экономик.

Учитывая планы пяти государств — членов ЕАЭС по дальнейшему углублению интеграции в рамках Евразийского экономического союза (ЕАЭС), рассмотрим текущее состояние, а также факторы развития единого рынка товаров ЕАЭС.

Свобода перемещения и единый рынок товаров обеспечиваются функционированием Таможенного союза (ТС) государств — членов ЕАЭС.

ТС ЕАЭС предусматривает снятие внутренних таможенных барьеров между государствами — членами объединения, вынесение таможенного контроля на внешний контур Союза, устранение тарифных и нетарифных барьеров и иных препятствий для движения товаров между странами — участницами ТС, а также единые правила торговли с третьими странами. Принципы, порядок и механизмы функционирования Таможенного союза определяются Договором о Евразийском экономическом союзе, а также Таможенным кодексом и другими актами, составляющими право Союза.

В соответствие со второй частью Договора о ЕАЭС, в рамках Таможенного союза государств — членов 1) функционирует внутренний рынок товаров; 2) применяется Единый таможенный тариф (ЕТТ) и иные меры регулирования внешней торговли товарами с другими странами; 3) действует единый режим торговли товарами в отношениях с третьими странами; 4) осуществляется единое таможенное регулирование; 5) осуществляется свободное перемещение товаров между территориями государств–членов без применения таможенного декларирования и государственного контроля (транспортного, санитарного, ветеринарно-санитарного, карантинного фитосанитарного) за исключением случаев, предусмотренных Договором. Под внутренним рынком ЕАЭС понимается единое экономическое пространство, в котором обеспечено свободное передвижение товаров, лиц, услуг и капиталов. Тем самым не предусматривается применение во взаимной торговле ввозных и вывозных таможенных и иных видов пошлин, налогов и сборов, мер нетарифного регулирования, специальных защитных, антидемпинговых и компенсационных мер, за исключением некоторых случаев, когда эти меры используются для целей:

1. Охраны жизни и здоровья человека;

2. Защиты общественной морали и правопорядка;

3. Охраны окружающей среды;

4. Охраны животных, растений, культурных ценностей;

5. Выполнения международных обязательств;

6. Обеспечения обороны страны и безопасности государства–члена.

В настоящее время единый рынок товаров является наиболее проработанным и успешным измерением интеграции в рамках ЕАЭС, регулирование которого осуществляется в целом на наднациональной основе. На наднациональный уровень были вынесены вопросы таможенно-тарифного регулирования, в частности, такие вопросы, как:

1) Введение единой Товарной номенклатуры внешнеэкономической деятельности (ТН ВЭД) и Единого таможенного тарифа (ЕТТ);

2) Установление ставок ввозных таможенных пошлин, включая сезонные;

3) Установление случаев и условий предоставления тарифных льгот;

4) Определение порядка применения тарифных льгот;

5) Определение условий и порядка применения единой системы тарифных преференций Союза

6) Установка тарифных квот, распределение объемов тарифной квоты между государствами — членами, определение метода и порядка распределения объема тарифной квоты между участниками внешнеторговой деятельности.

Среди факторов успеха интеграции на данном направлении можно отметить как наличие проработанной правовой и практической базы со времен функционирования Таможенного союза ЕврАзЭС, так и учет опыта подобных интеграционных объединений за рубежом (в первую очередь — опыт Европейского союза и создания единого рынка ЕС). Немаловажно и то, что вопрос регулирования перемещения товаров внутри любого интеграционного объединения является первым этапом на пути к интеграции и в других сферах.

В ближайшей перспективе, помимо действующего Единого таможенного тарифа (ЕТТ), Единой товарной номенклатуры внешнеэкономической деятельности (ТН ВЭД) в июле 2017 г. вступает в силу Таможенный кодекс (ТК) ЕАЭС, который придет на смену Таможенному кодексу Таможенного союза (ТК ТС). Основные нововведения ТК ЕАЭС включают:

1. Включение 16 из 21 международных соглашений государств — членов ЕАЭС в ТК ЕАЭС;

2. Учет международных конвенций и обязательств государств — членов Союза в рамках ВТО;

3. Учет современного уровня развития информационных технологий (приоритет электронного декларирования и применение письменного декларирования в определенных случаях);

4. Возможность подачи таможенной декларации без подтверждающих документов (по ТК ТС подача таможенных декларация допускается только с коммерческими и транспортными документами);

5. ТК ЕАЭС предусматривает автоматическое совершение таможенных операций информационной системой и др.

Таким образом, принятие Таможенного кодекса ЕАЭС наравне с единой товарной номенклатурой внешнеэкономической деятельности и единым таможенным тарифом ЕАЭС, а также преимущественно наднациональным регулированием должны обеспечить функционирование единого рынка товаров в ближайшей перспективе.

Вместе с тем помимо факторов, способствующих развитию единого рынка товаров государств — членов ЕАЭС, следует выделить ряд моментов, которые в настоящий момент препятствуют развитию свободы движения товаров. В первую очередь негативное влияние на развитие единого рынка товаров Союза оказывают сохраняющиеся барьеры, изъятия и ограничения ЕАЭС.

Под барьерами понимаются препятствия для свободного движения товаров, услуг, капитала и рабочей силы в рамках функционирования внутреннего рынка Союза, которые не соответствуют праву ЕАЭС.

В частности, к барьерам следует отнести ряд сохраняющихся нетарифных мер, а именно — санитарные барьеры, существующие квоты, запреты на экспорт/импорт, методики количественного контроля, контроль цен и меры, влияющие на конкуренцию.

По оценкам экспертов ЕАБР [1], проблема преодоления нетарифных барьеров в рамках ЕАЭС потребует гораздо более серьезных усилий по сравнению с переговорами о Едином таможенном тарифе и вопросах таможенно-тарифного регулирования в силу потребности согласовать гораздо большее число аспектов и факторов, определяющих применение нетарифных мер.

С другой стороны, изъятия ЕАЭС — это предусмотренные правом Союза отступления о неприменении государством — членом общих правил функционирования внутреннего рынка Союза. Ограничения — это препятствия, вызванные отсутствием правового регулирования экономических отношений, развитие которых предусмотрено правом ЕАЭС.

Иными словами, изъятия и ограничения означают естественные пределы интеграции.

Таким образом, если устранение ограничений не потребует возможного пересмотра и нового согласования значительной части документов, составляющих право Союза, то изъятия, если они не связаны с переходным периодом интеграции двух «новых» для единого экономического пространства стран — Армении и Кыргызстана, требуют серьезной работы по своему устранению.

Вторая группа экономических факторов, препятствующих развитию единого рынка товаров Союза относится к структурным и макроэкономическим дисбалансам ЕАЭС.

Ключевую роль здесь играют слабая диверсификация экономик государств — членов Союза, высокая доля минерального и другого сырья во взаимной торговле, и, как следствие, большая зависимость от мировой экономической конъюнктуры и высокая волатильность валютных курсов.

Несмотря на то, что удельный вес минерального сырья во взаимной торговле стран — членов ЕАЭС существенно снизился в стоимостном выражении (с 74 и 40% в 2014–2015 гг., до 27,1% в 2016 г.

), это произошло в большей степени благодаря общемировому снижению цен на энергоносители в этот период, и в гораздо меньшей степени — росту удельного веса несырьевых товаров в общем объеме взаимной торговли.

По оценкам Евразийской экономической комиссии, дополнительный эффект от интеграции для обрабатывающей промышленности в перспективе до 2030 г.

в среднем по Союзу составит всего 0,3%, что делает проблему дальнейшей диверсификации экономик государств — членов ЕАЭС (в первую очередь России и Казахстана как стран с наибольшей удельной долей минерального сырья в экспорте) одним из приоритетных сдерживающих факторов развития единого рынка товаров ЕАЭС.

Однако подобная диверсификация должна осуществляться в большей степени за счет расширения производственной кооперации и формирования единых цепочек создания добавленной стоимости в рамках всего Союза.

В случае опоры исключительно на национальные стратегии, возникает угроза введения отдельными странами ограничения на импорт на их территорию товаров не только третьих стран, но и государств — членов ЕАЭС, которые потенциально могут конкурировать с национальными производителями, что и происходит на данный момент.

Еще одним препятствием на пути развития единого рынка товаров Союза является сохранение и возможное усиление дисбаланса между масштабами и структурой экономик государств — членов объединения.

Россия является крупнейшим поставщиком товаров на единый рынок Союза, обеспечивая 62,4% экспорта в рамках объединения, а также вторым по размеру потребителем товаров в рамках ЕАЭС (34,1% импорта).

Это свидетельствует о высокой зависимости внутреннего рынка Союза от динамики развития российского рынка, что приводит к переносу негативных тенденций, которые могут проявляться в экономике одних стран — членов, на экономики других стран ЕАЭС.

Наконец, следует отметить влияние политических факторов на динамику развитию единого рынка товаров ЕАЭС в средне- и долгосрочной перспективе. Внешним фактором по отношению к ЕАЭС в данном случае является обострение отношений России и стран Запада, вызванное украинским кризисом.

В ответ на секторальные санкции ЕС, США и некоторых других стран Россия ввела продовольственное эмбарго на импорт на свою территорию продуктов питания из этих государств.

Поскольку другие государства — члены ЕАЭС не поддержали запрет на импорт данных продуктов на свою территорию, сложилась ситуация, когда запрещенные ко ввозу в Россию продукты питания поставлялись на территорию других стран ЕАЭС (в первую очередь в Беларусь), а затем реэкспортировались на территорию Российской Федерации как товары белорусского происхождения. Подобная практика создала серьезные трения между партнерами по ЕАЭС, и при дальнейшей эскалации ситуации она угрожает привести к разочарованию государств — членов в едином рынке товаров ЕАЭС, который в данном случае используется против ее внешнеполитических интересов. Возможное решение этой проблемы видится в дальнейшем совершенствовании и согласовании правил определения происхождения товаров и развитии независимой наднациональной системы мониторинга, а также сертификации товаров и разрешении торговых споров (Суд ЕАЭС).

В перспективе до 2025 г. успешное развитие интеграции стран — участниц ЕАЭС в рамках единого рынка товаров будет зависеть от ряда условий.

Устранение сохраняющихся изъятий, нетарифных барьеров, повышение эффективности Суда ЕАЭС, согласованная промышленная и макроэкономическая политика могут открыть дорогу для формирования по-настоящему единого рынка ЕАЭС.

Вместе с тем в случае провала дальнейшего взаимодействия, которое может выразиться как в потере государствами–членами и их политическими элитами интереса к развитию евразийской экономической интеграции, так и в случае отсутствия желания государств — членов ЕАЭС идти на взаимные уступки и разумные компромиссы, дальнейшее будущее единого рынка ЕАЭС и в целом проекта глубокой интеграции на евразийском пространстве кажется неоднозначным.

1. Интервью с Директором Центра интеграционных исследований ЕАБР, 20 октября 2016 г.

Источник: https://russiancouncil.ru/analytics-and-comments/analytics/svoboda-peremeshcheniya-tovarov-v-eaes-k-2025-godu/

Движение товаров между странами ЕАЭС — на что стоит обратить внимание?

44. Принцип свободного передвижения товаров в рамках ЕВР ЕС.
На сегодняшний день странами-участницами ЕАЭС являются Армения, Белоруссия, Казахстан, Киргизия и Россия. Сам союз как международная организация был создан с целью развития и стимуляции национальных экономик, облегчения движения товаров, рабочей силы и инвестиций.

Основной документ, регулирующий работу данного объединения, «Договор о Евразийском экономическом союзе» от 29.05.2014 г.
Рассмотрим основные моменты, на которые стоит обратить внимание предпринимателям при совершении сделок с товарами внутри ЕАЭС.

Пошлины и таможенное оформление

В целях создания эффективно работающего внутреннего рынка союза страны-участницы при экспорте/импорте между государствами не применяют таможенные пошлины, систему нетарифного регулирования и прочие запреты и ограничения (ст.

28 Договора о ЕАЭС). Это относится не только к товарам, страной происхождения которых является одно из государств Союза, но и к товарам, импортированным в ЕАЭС и выпущенным в свободное обращение (т.е.

полностью очищенным с точки зрения таможни).

Казалось бы, требования к оформлению экспорта/импорта сведены к минимуму, пошлин нет. При чем здесь таможня? Однако данные послабления не отменяют полностью таможенный контроль.

Кроме того, одной из важнейших функций таможенных служб является ведение статистики по движению грузов. Поэтому участники сделки заполняют специальный документ — статистическую форму учета перемещения товаров (ст.

278 ФЗ-289 «О таможенном регулировании»).

Срок предоставления информации — не позднее 8 рабочих дней по окончании отчетного месяца (месяца, в течении которого была проведена сделка и отгрузка товара). Структура документа утверждена постановлением

Правительства РФ №1329 от 07.12.2015 г. (приложение 1). Статформа подается в электронном виде через личный кабинет участника ВЭД, либо на бумажном носителе. С наиболее подробной инструкцией по внесению информации в данный документ можно ознакомиться на официальном сайте ФТС РФ.

Следует отметить, что по ряду товаров Правительство РФ принимает отдельные решения, отменяющие упрощения и требующие оформлять грузы по классической схеме декларирования.

Например, общий порядок таможенного оформления действует при экспорте из России нефти и нефтепродуктов товарных позиций, указанных в постановлении № 529 от 01.07.2011 г.

Поэтому участникам сделки следует заранее удостовериться в том, попадает их груз в исключения или нет.

НДС и возмещение налогов

В соответствии с Приложением №18 к Договору о ЕАЭС, при осуществлении сделки между компаниями из разных стран союза и экспорте товара в рамках стран-участниц применяется нулевая ставка НДС, а также предоставляется освобождение от уплаты акцизов.

Возникнет ли необходимость у покупателя уплачивать НДС? Да. В случае сделки между двумя юридическими лицами двух государств-членов ЕАЭС, налог на добавленную стоимость взимается уполномоченным органом той страны, на территорию которой был импортирован товар, по месту налоговой регистрации собственника груза. В России такой структурой является Федеральная налоговая служба. База для исчисления платежа определяется на день постановки продукции на учет, в соответствии с ее стоимостью в контракте. Напомним, ставка налога в РФ составляет 18%, в Казахстане и Киргизии — 12%, в Белоруссии и Армении — 20%. Для подтверждения правомерности применения нулевого НДС в налоговые органы необходимо предоставить ряд документов: — договор купли-продажи, в котором покупателем значится компания другой страны-участника ЕАЭС; — подтверждение из банка о получении продавцом денег за проданный товар; — транспортные документы, подтверждающие доставку груза; — заявление о ввозе товара и уплате покупателем НДС в стране импортера (с отметкой налогового органа). Срок подачи документов — 180 дней с момента отгрузки. При совершении сделок между предпринимателями разных стран-участниц ЕАЭС часто возникает вопрос: возможно ли в данной ситуации возмещение НДС экспортеру? Особенно актуальна эта проблема в случае, если осуществляется перепродажа товара, ранее ввезенного на территорию Союза из-за границы. Например, первоначальный покупатель — фирма, зарегистрированная в Казахстане, — уплачивает пошлины и налоги за импортируемый из Евросоюза товар при таможенном оформлении в полном объеме. В результате иностранный груз приобретает статус товара Союза. Далее казахская фирма заключает договор купли-продажи с клиентом из РФ, в котором выступает как экспортер. При этом в контракте указывается стоимость товара без налога на добавленную стоимость. Получается, что участник сделки из Казахстана теряет уплаченную при растаможке сумму НДС. Можно ли ее возместить, аналогично возмещению при экспорте за границу Союза? Возмещение экспортеру налога возможно в случае предоставления документов, указанных выше, которые одновременно подтверждают применение нулевого НДС. Главным документом для фискальных органов в данном случае будет подтверждение об уплате НДС в стране-импортере, предоставленное на бумажном носителе или в электронном виде. В результате экспортеру производится возврат уплаченных ранее на таможне платежей.

Разочаруем начинающих участников ВЭД, зарегистрированных в России, — осуществить схему таможенного оформления в стране с более низким, чем в РФ, НДС и в дальнейшем ввезти груз в Россию не получится. Согласно ст.

83 Таможенного кодекса ЕАЭС, декларантом иностранных товаров, пересекающих границу Союза, могут выступать только зарегистрированные в определенном порядке лица того государства, на территорию которого товар импортируется.

Принцип территориальной принадлежности относится и к работе таможенных представителей, участвующих в процессе импорта груза.

Отметим, что основная масса таможенных брокеров не работает со статформами, и вопросы оформления и возмещения НДС решаются участниками сделки самостоятельно.

Однако для правильного и беспроблемного проведения подобного рода сделок с товарами, страной происхождения которых не является ЕАЭС, необходим полный, правильно оформленный пакет документов по растаможке.

Опытные специалисты нашей компании могут помочь вам в данном вопросе, а также проконсультировать в случае перепродажи оформленного товара в другую страну ЕАЭС.

Источник: https://inier.ru/blog-inier/tamozhennoe-zakonodatelstvo/dvizhenie-tovarov-mezhdu-stranami-eaes-na-chto-stoit-obratit-vnimanie/

Принцип свободного передвижения товаров в рамках ЕВР ЕС

44. Принцип свободного передвижения товаров в рамках ЕВР ЕС.

Товары – все движимое имущество, включая электрический ток. (Регламент Европарламента и Совета).

Товары – все, измеряемое в денежной стоимости и являющееся объектом коммерческих операций. (Судебное решение).

Безусловно к товарам относятся золотые и серебряные слитки, опасные отходы.

Не входят в «товары» денежные средства, товары, сопутствующие оказанию услуг.

3 элемента свободы:

  • отмена таможенных пошлин и сборов, имеющих равнозначный эффект;
  • запрет дискриминационного внутригосударственного обложения;
  • запрет количественных ограничений на экспорт и импорт, а также мер, равнозначных им.

Сбор, равнозначный таможенным пошлинам – любой денежный сбор, каким бы малым он ни был и каковы бы ни были его назначение и способы взимания, наложенный в одностороннем порядке на отечественные и импортные товары при пересечении ими границы и не являющийся таможенной пошлиной в строгом смысле, даже если он не приносит прибыли государству, не является дискриминационным или протекционистским, и продукция, на которую он налагается, не является конкурирующей с любой отечественной продукцией.

К сборам, равнозначным таможенным пошлинам, не относятся сборы, являющиеся элементами внутригосударственного налого­обложения. А также сборы, представляющие со­бой плату за оказание услуг при пересечении границы в любом слу­чае, если услуги предоставляются добровольно, и при соблюдении условий, сформулированных Судом (на­пример, т.н. «обязательные инспекции»).

Условия: а) такой сбор не должен превышать фактической стоимости ус­луги; б) такая услуга является обязательной и единообразной для всех аналогичных продуктов Сообщества; в) такой сбор предписан законодательством ЕС в общих интересах Сообщества; г) такой сбор способствует свободному движению товаров путем устранения препятствий, которые могут возникнуть вследствие применения односторонних мер в соответствии со ст. 30 Договора о ЕС.

Положение о запрете дискриминационного внутригосударственного обложения применяется только к налогам, независимо от способа их взимания, и не касается таможенных пошлин. Платежей и равнозначных им сборов.

Суд делит дискриминационное внутригосударственное обложение на прямое и косвенное.

Прямое – непосредственно исключительное налогообложение иностранных товаров, завышение налоговых ставок для них; различия в способах взимания, если они дают преимущество отечественным производителям.

Косвенное – “Hamblot”( налог в зависимости от мощности. До 16CV – равномерно, выше – резкий скачок, Машины > 16CVво Франции не производились =>неблагоприятные условия для иностранных производителей).

Количественные ограничения – любые исчисляемые меры, направленные на полное или частичное сдерживание импорта, экспорта или транзита товаров. Количественные ограничения существуют в виде запрета или в виде системы квот. В виде запрета могут распространяться на всю территорию государства или ее часть.

Меры, равнозначные количественным ограничениям – любые торговые правила, установленные гос-чл, которые могут прямо или косвенно, фактически или потенциально. Затруднить работу в рамках Сообщества. С оговорил, что такие правила м.б. введены, но только, если:

· отсутствует регулирование на уровне Сообщества;

· правила не затрудняют торговлю;

· являются разумными;

· доступны для всех частных лиц Сообщества.

«Тест разумности» = «Тест Cassis”.

Препятствия перемещения товаров в пределах Сообщества, возникающие в результате несоответствия законодательств гос-чл, касающиеся сбыта продукции, д.б. приняты постольку, поскольку эти положения м.б.

признаны необходимыми для удовлетворения императивных требований, относящихся, в частности, в эффективности налогового контроля, защите здоровья общества, честности коммерческих сделок и защите потребителей. В этом деле впервые признан принцип взаимного признания стандартов, т.е.

товар, допущенный на рынок в 1 государстве, д. свободно продаваться в другом гос-чл.

Суд исключил из мер, равнозначных количественным ограничениям т.н. маркетинговые меры (например, запрет работы в выходные дни).

Ограничения действия ст. 28 и 29 Договора о ЕС предусматривает ст. 30. В этой статье перечисляются основания, руководствуясь которыми государства-члены вправе вводить количественные ограничения на экспорт, импорт и транзит товаров, а также меры равнозначные им. Статья 30 содержит закрытый перечень таких оснований. К ним относятся:

1) общественная мораль;

2) общественный порядок и общественная безопасность;

3) защита здоровья и жизни людей и животных или сохранения растений;

4) защита национальных сокровищ, имеющих художественную историческую или археологическую ценность;

5) защита промышленной и коммерческой собственности.

Билет7

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/7_72555_printsip-svobodnogo-peredvizheniya-tovarov-v-ramkah-evr-es.html

Uchebnik-free
Добавить комментарий