35.Пароксизмальные явления: припадки (grand mal, petit mal). Отличие истерических пароксизмов от эпилептических.

Малые припадки (petit-mal) у детей. Особенности

35.Пароксизмальные явления: припадки (grand mal, petit mal). Отличие истерических пароксизмов от эпилептических.

Малые припадки, простые или ассоциированные с другими формами эпилепсии, встречаются, по мнению некоторых авторов (Брид), в 12% общего числа случаев эпилептической болезни; согласно нашей статистике, на их долю приходится 9,3% случаев заболеваний детской эпилепсией, причем в половине случаев речь идет об истинных приступах (petit-mal).

Хотя они могут появляться уже с первого года жизни, все же большинство случаев малых припадков наблюдаются между 7 и 15 годами: по мере окончания периода полового созревания они либо исчезают, либо превращаются в большие эпилептические припадки.

Лишь в исключительных случаях малые припадки отмечаются до наступления 3-летнего возраста или после полового созревания. Нам удалось обнаружить малые приступы и у взрослых (разумеется, гораздо реже, чем у детей).

Указанные приступы сопровождаются, в большинстве случаев, различными альтерационными изменениями типа височной эпилепсии.

Мы наблюдали также случаи исчезновения малых припадков и их переход в психомоторные приступы. У детей до 3-летнего возраста приступы с- клиническим аспектом, характерным для малых припадков, являются большими атипичными или абортивными приступами (Ливингстон).
Частота малых приступов очень велика, причем в некоторых случаях наблюдается более 200 приступов в сутки.

Что касается этиологии малых припадков, то канадские ученые Пенфилд и Джаспер (Jasper) считают, что поскольку эти приступы с электроэнцефалографическсй точки зрения характеризуются наличием пика со следовой волной с частотой 3 кол/сек, симметричностью и двусторонностью, то они включаются в идиопатическую, генуинную, эссенциальную, криптогенную эпилепсию.

Томпсон и Тимме (Thompson, Timme) придерживаются того же мнения, а Виллиамс описывает двух близнецов, из которых один страдал малыми припадками с типичной электроэнцефалографической кривой, характеризующейся пиком со следовой волной частотой в 3 кол/сек, в то время как у другого, несмотря на отсутствие приступов, также отмечалась идентичная электроэнцефалографическая кривая. Метракос, Метракос и Фразер (Metrakos, Frazer), исследуя частоту патологических электроклинических случаев у родственников больных центроэнцефалической эпилепсией, нашли повышенную частоту заболеваемости в этой группе лиц (5,99%) по сравнению с нормальной группой (2,33%).

Многочисленные авторы отвергают в настоящее время вышеуказанные заключения, так как, с одной стороны, пик со следовой волной можно обнаружить и при других формах эпилепсии, а с другой стороны, центроэнцефалическая эпилепсия может комбинироваться с другими электроэнцефалографическими модификациями, а не только с пиком со следовой волной.

Мы, впрочем, также наблюдали малые припадки после энцефалита, вызванного коклюшем, так что, не обобщая этого явления подобно Гиббсу и Гиббсу, можно говорить о существовании возможности энцефалитной этиологии вышеописанных приступов.

Леннокс, однако, считая медленные комплексы с частотой 1,5 кол/сек симптоматическими, допускает, что пик со следовой волной частотой в 3 кол/сек представляет собой наследственное явление.

Клиническая картина малого припадка довольно сильно варьирует в зависимости от степени затемнения сознания и от изменений корковых и подкорковых образований, по направлению к которым вторично ирра-диирует первичный очаг разряжения.

Во время приступа больной бледнеет, неподвижный взор его устремлен в пустоту. Иногда дети смотрят вверх и ритмически моргают по три раза в секунду; в редких случаях наблюдаются ассоциированные движения и бровей, с таким же ритмом.

Больные не падают и у них не отмечается никаких после припадочных явлений, поскольку приступ начинается и кончается внезапно.

Даже очень часто случающиеся припадки не приводят к деградации интеллекта ребенка. Леннокс исследовал 33 ребенка с малыми припадками, у каждого из которых наблюдалось в среднем по 30 000 приступов, и не обнаружил каких-либо изменений интеллекта.

Произвольная гипервентиляция вызывает в огромном большинстве случаев припадок, который, начавшись, прерывает форсированное дыхание.

Степень изменения сознания изучалась целым рядом авторов с помощью различных методов исследования. Короткие пароксизмы не сопровождаются значительным затемнением сознания, в то время как в остальных случаях они приводят без исключения к глубоким его изменениям.

Юнг считает, что разряды, частота которых не превышает 2 секунд, остаются латентными, если не достигают 300uV, и приводят лишь к незначительному затемнению сознания.

Другими словами, для появления изменений сознания совершенно необходимо, чтобы разряд достигал определенного порога, что, однако, не приводит к изменениям сознания, точно пропорциональным длительности и интенсивности разряда.

С целью оценки длительности изменения сознания французские авторы Корнил, Гасто и Корриол (Cornil, Gastaut, Corriol) сконструировали аппарат, издающий звук в момент наступления припадка, характеризующегося кривой с пиком со следовой волной.

Куртуа, Ингвар и Джаспер (Courtois, Ingvar, Jasper) исследовали интерференцию различных функций во время малого припадка, заставляя больного считать громким голосом одновременно с произведением ритмических движений. Мы заставляли больного называть цифру, следующую за цифрой, произнесенной шопотом одним из исследователей.

Во время малого припадка как вопрос, так и ответ записывались на электроэнцефалограмму с помощью специальных микрофонов.

Систематические исследования, проведенные нами на значительном числе больных с малыми припадками, не дали убедительных результатов. Больные, у которых отмечались длительные приступы (10— 15 сек. и более), отвечали на вопросы, заданные во время припадка, а также по окончании его.

Это указывает на то, что нарушаются главным образом эфферентные пути. Некоторые больные говорили нам по окончании припадка, что слышали цифру-тест, но не были в состоянии ответить на заданный вопрос. У других больных, с той же длительностью припадка, наблюдалась полная потеря сознания.

В некоторых случаях электроэнцефалографический аспект у лиц с полной потерей сознания идентичен картине, отмечающейся у больных без потери сознания. В других случаях существуют некоторые различия, главным образом в отношении длительности указанных альтераций.

Фишгольд утверждает, что электреэнцефалографический элемент в виде пика является моментом, вызывающим потерю ее знания. Нам удалось наблюдать случаи разрядов множественных пиков со следовой волной, длительностью в 10—15 секунд, во время которых больная отлично отвечала на все задаваемые ей вопросы.

Шиманозо (Schimanozo) и сотрудники отметили, что степень сознания значительно варьирует во время малого припадка, которое менее изменено в начале и к концу приступа.

Нарушение сознания сопровождается резкой и серьезной модификацией электрической активности в обоих полушариях головного мозга, появляющейся обычно прежде всего в лобных долях и значительно реже в теменно-затылочных областях.

Иногда биоэлектрические альтерации появляются вначале на уровне какого-нибудь коркового поля до появления в других зонах, однако быстро охватывают и другие области со скоростью, превышающей 1 м/сек, не соблюдая границы цитоархитектонических полей.

Интенсивное возбуждение внезапно появляется — согласно Пенфилду и Джасперу — в какой-либо центроэнцефалической области мозговой коры и быстро распространяется на другие образования.

Происходящий взрыв посылает разряды в различных направлениях с различной быстротой распространения Некоторые из них затрагивают главным образом образования с тормозящей функцией и в таком случае наблюдается припадок акинетического типа; другие распространяются по направлению к различным областям головного мозга, вследствие чего появляются разнообразные клинические картины малого припадка. У некоторых больных в течение припадка наблюдается безсвязная речь или же они вообще перестают говорить, в то время как другие повторяют либо пишут одно и то же слово, которое они произносили или писали при наступлении приступа, и, наконец в третьей группе отмечается повторение или автоматическое выполнение незначительных движений.

По мнению Шваба (Schwab), малый припадок следует рассматривать как абсанс длительностью 2—15 секунд, клиническим выражением которого является лишь неподвижность взора и мигание без каких-либо других автоматических движений.

Признавая, однако, что в некоторых случаях патологическое возбуждение иррадиирует в кору головного мозга, что приводит к появлению простых или сложных моторных актов незначительной длительности он рассматривает эти случаи как очаговые или психомоторные приступы.

Пенфилд и Джаспер различают два типа автоматических движений при малых припадках.

При первом наблюдаются автоматические движения, напоминающие автоматизмы при височных очагах (жевательные акты, автоматическая походка при затемненном сознании), а при второй форме отмечается автоматическое продоляение ранее начатого акта. В обоих случаях не обнаружили височного очага, а лишь разряды типа пика со следовой волной частотой в 3 кол/сек.

Крайндлер предложил, учитывая как электрические, так и клинические наблюдения, сгруппировать под названием малых припадков все пароксизмальные кризисы, которые выражаются внезапным доявлением нарушения сознания, при наличии или отсутствии тормозных феноменов и явлений моторного автоматизма, и сопровождаются электроэнцефалографической кривой, которая обязательно должна иметь разряды пиков со следовой волной частотой в 3 кол/сек. У значительной части больных, страдающих малыми припадками, наблюдаются также и большие припадки либо центрсэнцефалического, либо фокального типа. Между прочим, Пенфилд и Джаспер рассматривают малый припадок как фокальный приступ, имеющий иногда тенденцию к превращению в большой генерализованный припадок.

Часто малые припадки рассматриваются в начале своего появления как своего рода невнимательность, но по мере их учащения они легко поддаются клиническому распознаванию.

Ребенок внезапно останавливается, теряет сознание, лицо приобретает амимическое выражение, ребенок остается в позе, в которой его застал припадок; иногда больные мигают или у них отмечаются незначительные движения головы и верхних конечностей.

Через несколько секунд ребенок приходит в себя и иногда, быстро сориентировавшись, продолжает прерванную деятельность. Малые припадки не сопровождаются постприпадочными явлениями и перед их появлением не отмечаются какие-либо предвестники.

Иногда дети с незначительным затемнением сознания во время малого припадка выполняют простые произвольные движения, чтобы замаскировать приступ или привлечь внимание окружающих лиц

Жуг (Joog) считает, что у этих детей отмечается своеобразный физический и психический статус: они недоразвиты, мышечный тонус понижен. Обладая достаточно развитым интеллектом, они все же остаются застенчивыми и малодеятельными, причем у них довольно часто наблюдается высокое чувство ответственности и даже честолюбие.

— Обратно в раздел «неврология»

Оглавление темы «Эпилепсия у детей»:

Источник: https://dommedika.com/nevrologia/malie_pripadki_u_detei.html

Эпилепсия — симптомы, формы. Grand mal, petit mal, эпилептический статус. Достоевский и эпилепсия

35.Пароксизмальные явления: припадки (grand mal, petit mal). Отличие истерических пароксизмов от эпилептических.

Прежде чем говорить о творчестве при эпилепсии, необходимо дать хотя бы поверхностные сведения о сущности самого заболевания.

Эпилепсия проявляется различными болезненными формами, которые кратко можно свести к следующим: grand mal, petit raal, status epilepticus, симптоматическая эпилепсия, Кожевниковская эпилепсия и другие формы.

Grand mal или большие судорожные припадки

Большая эпилепсия — grand mal — обычно имеет предварительную ауру — предвестник перед началом припадка. Чтобы охарактеризовать данное состояние, удобнее всего обратиться к автору, который сам страдал данным заболеванием; таковым автором является Достоевский.

В его произведении «Идиот» имеются следующие слова, характеризующие данное предприпадочное состояние: «Он задумался, между прочим о том, что в эпилептическом состоянии его была одна степень, почти перед самым припадком (если только припадок приходил на яву), когда вдруг, среди грусти, душевного мрака, давления, мгновениями как бы воспламенялся его мозг, и с необыкновенным порывом напрягались разом все жизненные силы его. Ощущение жизни, самосознания почти удесятерялось в эти мгновенья, продолжавшиеся, как молния. Ум, сердце озарялись необыкновенным светом; все волнения, все сомнения его, все беспокойства как бы умиротворялись разом, разрешались в какое-то спокойствие, полное ясной гармоничной радости и надежды, полное разума и окончательной причины. Но эти моменты, эти проблески были еще только предчувствием той окончательной секунды (никогда не более секунды), с которой начинался самый припадок. Эта секунда была, конечно, невыносима. Раздумывая об этом мгновении впоследствии, уже в здоровом состоянии, он часто говорил сам себе, что ведь все эти молнии и проблески высшего самоощущения и самопознания, а стало быть и «высшего бытия», — не что иное, как болезнь, как нарушение нормального состояния, а если так, то это вовсе не высшее бытие, а, напротив, должно быть причислено к самому низшему… И, однако же, он дошел, наконец, до чрезвычайно парадоксального вывода: «Что же в том, что это болезнь, — решил он, наконец, — какое до того дело, что это напряженье ненормальное, если самый результат, если минута ощущения, припоминаемая и рассматриваемая уже в здоровом состоянии, оказывается в высшей степени гармонией, красотой, дает неслыханное и негаданное дотоле чувство полноты, меры, примирения и встревоженного, молитвенного слития с самым высшим синтезом жизни?»

Вот слова, которые принадлежат Достоевскому, страдавшему эпилепсией, знающему данные моменты и оценивающему их значительно лучше, чем автор, не испытавший этого страдания.

Далее наступает полная потеря сознания, и человек впадает как бы в психический хаос.

Но он сейчас же после потери сознания падает, и у него начинаются в начале тонические, а потом клонические судороги; далее он прикусывает язык, изо рта бьет слюна, расширяются зрачки, которые теряют реакцию на свет.

Обычно в жизни думают, что припадки могут продолжаться очень долго, и нередко больные или родственники говорят, что припадок продолжался час и более, но такого положения никогда не бывает: припадок продолжается никак не больше нескольких минут.

Если бы припадок продолжался дольше, то больной погиб бы от отсутствия дыхания, так как мышцы дыхания также приходят в судорожное состояние, как и другие мышцы тела. Припадок постепенно стихает, и больной впадает в последующий сон; после сна больной чувствует разбитость, и у него постепенно проясняется сознание.

Достоевский характеризует так послеприпадочное состояние: «Первое впечатление было очень сильное, — повторил князь, — когда меня везли из России через разные немецкие города, я только молча смотрел и, помню, даже ни о чем не расспрашивал.

Это было после ряда сильных и мучительных припадков моей болезни, а я всегда, если болезнь усиливалась и припадки повторялись несколько раз сряду, впадал в полное отупение, терял совершенно память, а ум хотя работал, но логическое течение мысли как бы обрывалось. Больше двух или трех идей последовательно я не мог связать сразу. Так мне кажется.

Когда же припадки утихали, я опять становился и здоров, и силен, вот как теперь. Помню: грусть во мне была нестерпимая; мне даже хотелось плакать; я не удивлялся и беспокоился: ужасно на меня подействовало, что все это чужое; это я понял. Чужое меня убивало.

Совершенно я пробудился от этого мрака, помню я, вечером в Базеле, при въезде в Швейцарию, и меня разбудил крик осла на городском рынке. Осел ужасно поразил меня и необыкновенно почему-то мне понравился, а с тем вместе вдруг в моей голове как бы все прояснело».

Так постепенно проясняется сознание у эпилептика, страдающего grand mal — большими судорожными припадками.

Petit mal или малые судорожные припадки

Petit mal проявляется совершенно другими симптомами, чем grand mal, так как при petit mal никогда больной не падает и если теряет сознание, то на секунду или долю ее; поэтому, если больной делал какое-либо дело, то по окончании припадка petit mal он продолжает это дело так же, как если бы у него и не было болезни.

Насколько мимолетно состояние petit mal, можно судить по словам того же Достоевского. Ставрогин говорит Тихону: » — Знаете, я вас очень люблю. — И я вас, — отозвался вполголоса Тихон.

Ставрогин замолк и вдруг впал опять в давешнюю задумчивость.

Это происходило точно припадками, уже в третий раз, да и Тихону сказал он «люблю» — тоже чуть не в припадке, по крайней мере, неожиданно для себя самого. Прошло более минуты.»

Но и в этом состоянии у больного наблюдаются особые признаки, когда у него обостряется внутреннее восприятие и когда его сознание какими-то неведомыми путями постигает истину или угадывает тот смысл, который не выявился во вне.

Достоевский говорил так словами Ставрогина: » — Почему вы узнали, что я рассердился, — быстро произнес он. Тихон хотел было что-то сказать, но он вдруг перебил его в необъяснимой тревоге.

— Почему вы именно предполагали, что я непременно должен был рассердиться? Да, я был зол, вы правы, но вы грубый циник, вы унизительно думаете о природе человеческой… Злобы могло и не быть, будь только другой человек, а не я… Впрочем, дело не о человеке, а обо мне.

Все-таки вы чудак и юродивый…» Далее Ставрогин говорит: » — А вы наверно узнали, что я с чем-то пришел?» Тихон ответил:

» — Я… угадал по лицу.»

При petit mal бывает лишь застывание, но никогда не бывает судорог: но состояние потери сознания может продолжаться и более долгое время, при чем на этом промежутке времени больной не падает, но совершает ряд координированных действий, ничем не отличающихся от действия здорового человека.

Поэтому эпилептики нередко являются путешественниками.

Так, например, идя со службы, эпилептик может пойти в противоположную от дома сторону и очнуться в местности, куда он не предполагал идти; после первоначального удивления он возвращается домой; и, обычно, когда эти состояния повторяются несколько раз, то больной обращается за советом к врачу.

Часто при наличии такого состояния наблюдаются бессознательные действия, благодаря которым больной вступает в конфликт с существующими юридическими нормами. Нередко такие больные воруют, поджигают или производят какие-либо иные разрушительные антиобщественные деяния.

Эпилептический статус и Кожевниковская эпилепсия

Status epilepticus (эпилептический статус) характеризуется быстро чередующимися припадками. Данное состояние, не оборванное вовремя, является крайне опасным для больного. В этом состоянии творчества у больного обычно не бывает.

Симптоматическая эпилепсия проявляется теми же признаками, как и grand mal, отличаясь от нее лишь причинами возникновения данного заболевания.

Кожевниковская эпилепсия имеет предприпадочные признаки, ибо она начинается с какого-либо отдельного органа, например, с руки, и судороги могут переходить затем на все тело.

Источник: http://medbasis.ru/td-chapter-5-epilepsy

Пароксизмальные расстройства

35.Пароксизмальные явления: припадки (grand mal, petit mal). Отличие истерических пароксизмов от эпилептических.

Пароксизмами называют кратковременные внезапно возникающие и резко прекращающиеся расстройства, склонные к повторному появлению.

Пароксизмально могут возникать самые различные психические (галлюцинации, бред, помрачение сознания, приступы тревоги, страха или сонливости), неврологические (судороги) и соматические (сердцебиение, головные боли, потливость) расстройства.

В клинической практике наиболее частая причина возникновения пароксизмов — эпилепсия, однако пароксизмы характерны и для некоторых других заболеваний, например для мигрени (см. раздел 12.3) и нарколепсии (см. раздел 12.2).

Эпилептиформные пароксизмы

К эпилептиформным пароксизмам относят кратковременные приступы с самой различной клинической картиной, непосредственно связанные с органическим поражением мозга.

Эпилептиформная активность может выявляться на ЭЭГ в виде одиночных и множественных пиков, одиночных и ритмически повторяющихся (частотой 6 и 10 в секунду) острых волн, кратковременных вспышек высокоамплитудных медленных волн и особенно комплексов «пик—волна», хотя эти явления регистрируются и у людей без клинических признаков эпилепсии.

Существует множество классификаций пароксизмов в зависимости от локализации очага поражения (височные, затылочные очаги и др.

), возраста появления (детская эпилепсия — пикнолепсия), причин возникновения (симптоматическая эпилепсия), наличия судорог (судорожные и бессудорожные пароксизмы).

Одной из наиболее распространенных классификаций является разделение припадков по ведущим клиническим проявлениям.

Большой судорожный припадок (grand mal) проявляется внезапно возникающим выключением сознания с падением, характерной сменой тонических и клонических судорог и последующей полной амнезией. Продолжительность припадка в типичных случаях составляет от 30 с до 2 мин.

Состояние пациентов меняется в определенной последовательности. Тоническая фаза проявляется внезапной утратой сознания и тоническими судорогами. Признаками выключения сознания являются утрата рефлексов, реакций на посторонние раздражители, отсутствие болевой чувствительности (кома).

Вследствие этого больные, падая, не могут защитить себя от тяжелых травм. Тонические судороги проявляются резким сокращением всех групп мышц и падением. Если в момент возникновения припадка в легких находился воздух, наблюдается резкий крик. С началом припадка дыхание прекращается.

Лицо сначала бледнеет, а затем нарастает цианоз. Продолжительность тонической фазы 20—40 с. Клоничвская фаза также протекает на фоне выключенного сознания и сопровождается одновременным ритмическим сокращением и расслаблением всех групп мышц.

В этот период наблюдаются мочеиспускание и дефекация, появляются первые дыхательные движения, однако полноценное дыхание не восстанавливается и цианоз сохраняется. Воздух, выталкиваемый из легких, образует пену, иногда окрашенную кровью вследствие прикуса языка или щеки. Продолжительность тонической фазы до 1,5 мин.

Припадок завершается восстановлением сознания, однако еще в течение нескольких часов после этого наблюдается сомноленция. В это время пациент может ответить на простые вопросы врача, но, предоставленный сам себе, глубоко засыпает.

У отдельных больных клиническая картина припадка может отличаться от типичной. Нередко одна из фаз судорог отсутствует (тонические и клонические припадки), однако обратной последовательности фаз не наблюдается никогда.

Примерно в половине случаев возникновению припадков предшествует аура (различные сенсорные, моторные, висцеральные или психические явления, крайне кратковременные и одинаковые у одного и того же больного).

Клинические особенности ауры могут указывать на локализацию патологического очага в мозге (соматомоторная аура — задняя центральная извилина, обонятельная — крючковидная извилина, зрительная — затылочные доли).

Некоторые пациенты за несколько часов до возникновения припадка испытывают неприятное ощущение разбитости, недомогания, головокружения, раздражительности. Эти явления называются предвестниками припадка.

Малый припадок (petit mal) — кратковременное выключение сознания с последующей полной амнезией. Типичным примером малого припадка является абсанс, во время которого больной не меняет позы.

Выключение сознания выражается в том, что он прекращает начатое действие (например, замолкает в разговоре); взор становится «плавающим», неосмысленным; лицо бледнеет. Через 1—2 с пациент приходит в себя и продолжает прерванное действие, не помня ничего о припадке.

Судорог и падения не наблюдается. Другие варианты малых припадков — сложные абсансы, сопровождающиеся абортивными судорожными движениями вперед (пропульсии) или назад (ретропульсии), наклонами по типу восточного приветствия (салам-припадки).

При этом больные могут потерять равновесие и упасть, но тут же встают и приходят в сознание. Малые припадки никогда не сопровождаются аурой или предвестниками.

Большую сложность для диагностики представляют бессудорожные пароксизмы, эквивалентные припадкам. Эквивалентами припадков могут быть сумеречные состояния, дисфории, психосенсорные расстройства.

Сумеречные состояния — внезапно возникающие и внезапно прекращающиеся расстройства сознания с возможностью совершения довольно сложных действий и поступков и последующей полной амнезией. Сумеречные состояния подробно описаны в предыдущей главе (см. раздел 10.2.4).

Во многих случаях эпилептиформные пароксизмы не сопровождаются потерей сознания и полной амнезией. Примером таких пароксизмов являются дисфории — внезапно возникающие приступы измененного настроения с преобладанием злобно-тоскливого аффекта.

Сознание не помрачено, но аффективно сужено. Больные возбуждены, агрессивны, злобно реагируют на замечания, проявляют недовольство во всем, высказываются резко оскорбительно, могут ударить собеседника. После завершения приступа пациенты успокаиваются.

Они помнят о случившемся и извиняются за свое поведение. Возможно пароксизмальное возникновение патологических влечений: так, проявлением эпилептиформной активности бывают периоды неумеренного употребления спиртного — дипсомании.

В отличие от больных алкоголизмом такие пациенты вне приступа не испытывают выраженной тяги к алкоголю, употребляют спиртное умеренно.

Почти любой симптом продуктивных расстройств может быть проявлением пароксизмов. Изредка встречаются пароксизмально возникающие галлюцинаторные эпизоды, неприятные висцеральные ощущения (сенестопатии) и приступы с первичным бредом. Довольно часто во время приступов наблюдаются описанные в главе 4 психосенсорные расстройства и эпизоды дереализации.

Психосенсориые припадки проявляются ощущением, что окружающие предметы изменили размеры, цвет, форму или положение в пространстве. Иногда появляется чувство, что части собственного тела изменились («расстройства схемы тела»).

Дереализация и деперсонализация при пароксизмах могут проявляться приступами deja vu и jamais vu. Характерно, что во всех указанных случаях у пациентов сохраняются довольно подробные воспоминания о болезненных переживаниях.

Несколько хуже запоминаются реальные события в момент припадка: больные могут вспомнить лишь фрагменты из высказываний окружающих, что указывает на измененное состояние сознания. М. О.

Гуревич (1936) предложил отличать подобные расстройства сознания от типичных синдромов выключения и помрачения сознания и обозначил их как «особые состояния сознания».

Больной 34 лет с младенческого возраста наблюдается у психиатра в связи с задержкой психического развития и частыми пароксизмально возникающими приступами. Причиной органического поражения мозга является перенесенный на первом году жизни отогенный менингит. На протяжении всех последних лет припадки возникают по 12—15 раз в день и отличаются стереотипностью проявлений.

За несколько секунд до начала пациент может предчувствовать приближение приступа: внезапно он берет себя рукой за правое ухо, другой рукой придерживает живот, через несколько секунд поднимает ее к глазам. На вопросы не отвечает, инструкций врача не выполняет. Через 50—60 с приступ проходит.

Больной сообщает, что в это время чувствовал запах гудрона и слышал в правом ухе грубый мужской голос, высказывавший угрозы. Иногда одновременно с этими явлениями возникает зрительный образ — человек белого цвета, черты лица которого рассмотреть не удается.

Пациент довольно подробно описывает болезненные переживания во время приступа, заявляет также, что чувствовал прикосновения врача в момент припадка, однако не слышал обращенной к нему речи.

В описанном примере мы видим, что в отличие от малых припадков и сумеречных помрачений сознания у больного сохраняются воспоминания о перенесенном приступе, однако восприятие реальности, как и следует ожидать при особых состояниях сознания, фрагментарное, неотчетливое.

Феноменологически данный пароксизм весьма близок к ауре, предшествующей большому судорожному припадку. Подобные явления указывают на локальный характер приступа, на сохранение нормальной активности других отделов мозга.

В описанном примере симптоматика соответствует височной локализации очага (данные анамнеза подтверждают такую точку зрения).

Наличие или отсутствие очаговых (фокальных) проявлений — важнейший принцип Международной классификации эпилептиформных пароксизмов (табл. 11.1). В соответствии с Международной классификацией припадки разделяют на генерализованные (идиопатические) и парциальные (фокальные).

Большое значение для дифференциальной диагностики данных вариантов пароксизмов имеет электроэнцефалографическое обследование.

Генерализованным припадкам соответствует одновременное появление патологической эпилептической активности во всех отделах мозга, в то время как при фокальных припадках изменения электрической активности возникают в одном очаге и только позже могут затронуть другие участки мозга. Существуют и клинические признаки, характерные для парциальных и генерализованных приступов.

Генерализованные припадки всегда сопровождаются грубым расстройством сознания и полной амнезией.

Поскольку припадок сразу нарушает работу всех отделов мозга одновременно, больной не может чувствовать приближения приступа, ауры никогда не наблюдается.

Типичным примером генерализованных припадков являются абсансы и другие виды малых припадков. Большие судорожные припадки относятся к генерализованным, только если они не сопровождаются аурой.

Таблица 11.1. Международная классификация эпилептических пароксизмов

Классы припадковРубрика в МКБ-10Клиническая характеристикаКлинические варианты
Генерализованные (идиопатические)G40.3Начинаются без видимой причины, сразу с отключения сознания; на ЭЭГ двусторонняя синхронная эпилептическая активность в момент приступа и отсутствие патологии в межприступном периоде; хороший эффект от применения стандартных противосудорожных средствТонико-клонические (grand mal)Атонические Клонические Тонические Типичные абсансы (petit mal)Атипичные абсансы и миоклонические припадки
Парциальные (фокальные)G40.0,G40.1,G40.2Сопровождаются аурой, предвестниками или нет полного отключения сознания; асимметрия и очаговая эпилептическая активность на ЭЭГ; часто органическое заболевание ЦНС в анамнезеВисочная эпилепсия [G40.0]Психосенсорные и джексоновские припадки [G40.1]С амбулаторными автоматизмами [G40.2]Вторично-генерализованные (grand mal)

Парциальные (фокальные) припадки могут не сопровождаться полной амнезией. Психопатологическая симптоматика их разнообразна и точно соответствует локализации очага.

Типичными примерами парциальных приступов являются особые состояния сознания, дисфории, джексоновские припадки (двигательные припадки с локализацией в одной конечности, протекающие на фоне ясного сознания). Довольно часто локальная эпилептическая активность позже распространяется на весь мозг.

Этому соответствуют потеря сознания и возникновение клонико-тонических судорог. Такие варианты парциальных припадков обозначаются как вторично-генерализованные. Примерами их служат приступы grand mal, возникновению которых предшествуют предвестники и аура.

Разделение припадков на генерализованные и парциальные имеет существенное значение для диагностики. Так, генерализованные припадки (как grand mal, так и petit mal) в основном служат проявлением собственно эпилептической болезни (генуинной эпилепсии).

Парциальные припадки, напротив, весьма неспецифичны и могут встретиться при самых различных органических заболеваниях головного мозга (травмы, инфекции, сосудистые и дегенеративные заболевания, эклампсия и др.).

Так, появление парциальных припадков (вторично-генерализованных, джексоновских, сумеречных состояний, психосенсорных расстройств) в возрасте более 30 лет нередко оказывается первым проявлением внутричерепных опухолей и других объемных процессов в мозге. Эпилептиформные пароксизмы — частое осложнение алкоголизма.

В этом случае они возникают на высоте абстинентного синдрома и прекращаются, если больной длительно воздерживается от употребления спиртного. Следует учитывать, что некоторые лекарственные средства (камфора, бромкамфора, коразол, бемегрид, кетамин, прозерин и другие ингибиторы холинэстеразы) могут также провоцировать эпилептические припадки.

Опасным пароксизмально возникающим состоянием является эпилептический статус — серия эпилептических припадков (чаще grand mal), между которыми больные не приходят в ясное сознание (т.е. сохраняется кома). Повторные судорожные приступы приводят к гипертермии, нарушению кровоснабжения мозга и ликвородинамики.

Нарастающий отек мозга вызывает расстройства дыхания и сердечной деятельности, которые бывают причиной смерти (см. раздел 25.5). Эпилептический статус нельзя назвать типичным проявлением эпилепсии — чаще всего он наблюдается при внутричерепных опухолях, травмах головы, эклампсии.

Он также встречается при внезапном прекращении приема противосудорожных средств.

, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Источник: https://auno.kz/uchebnik-po-psixiatrii/123-paroksizmalnye-rasstrojstva.html

Глава 11. Пароксизмальные расстройства

35.Пароксизмальные явления: припадки (grand mal, petit mal). Отличие истерических пароксизмов от эпилептических.

Пароксизмами называют кратковременные внезапно возникаю­щие и резко прекращающиеся расстройства, склонные к по­вторному появлению.

Пароксизмально могут возникать самые различные психические (галлюцинации, бред, помрачение со­знания, приступы тревоги, страха или сонливости), невроло­гические (судороги) и соматические (сердцебиение, головные боли, потливость) расстройства.

В клинической практике наиболее частая причина возникновения пароксизмов — эпи­лепсия, однако пароксизмы характерны и для некоторых дру­гих заболеваний, например для мигрени (см. раздел 12.3) и нарколепсии (см. раздел 12.2).

11.1. Эпилептиформные пароксизмы

К эпилептиформным пароксизмам относят кратковременные приступы с самой различной клинической картиной, непо­средственно связанные с органическим поражением мозга.

Эпилептиформная активность может выявляться на ЭЭГ в виде одиночных и множественных пиков, одиночных и ритмически повторяющихся (частотой 6 и 10 в секунду) острых волн, кратковременных вспышек высокоамплитудных медленных волн и особенно комплексов «пик—волна», хотя эти явления реги­стрируются и у людей без клинических признаков эпилепсии.

Существует множество классификаций пароксизмов в зави­симости от локализации очага поражения (височные, затылоч­ные очаги и др.

), возраста появления (детская эпилепсия — пикнолепсия), причин возникновения (симптоматическая эпи­лепсия), наличия судорог (судорожные и бессудорожные па­роксизмы).

Одной из наиболее распространенных классифика­ций является разделение припадков по ведущим клиническим проявлениям.

Большой судорожный припадок (grand mal) проявляется вне­запно возникающим выключением сознания с падением, ха­рактерной сменой тонических и клонических судорог и после­дующей полной амнезией. Продолжительность припадка в ти­пичных случаях составляет от 30 с до 2 мин.

Состояние па­циентов меняется в определенной последовательности. Тони­ческая фаза проявляется внезапной утратой сознания и тони­ческими судорогами. Признаками выключения сознания явля­ются утрата рефлексов, реакций на посторонние раздражите­ли, отсутствие болевой чувствительности (кома).

Вследствие этого больные, падая, не могут защитить себя от тяжелых травм. Тонические судороги проявляются резким сокращени­ем всех групп мышц и падением. Если в момент возникнове­ния припадка в легких находился воздух, наблюдается резкий крик. С началом припадка дыхание прекращается. Лицо сна­чала бледнеет, а затем нарастает цианоз.

Продолжительность тонической фазы 20—40 с. Клоничвская фаза также протекает на фоне выключенного сознания и сопровождается одновре­менным ритмическим сокращением и расслаблением всех групп мышц.

В этот период наблюдаются мочеиспускание и дефе­кация, появляются первые дыхательные движения, однако полноценное дыхание не восстанавливается и цианоз сохраня­ется. Воздух, выталкиваемый из легких, образует пену, иног­да окрашенную кровью вследствие прикуса языка или щеки. Продолжительность тонической фазы до 1,5 мин.

Припадок за­вершается восстановлением сознания, однако еще в течение нескольких часов после этого наблюдается сомноленция. В это время пациент может ответить на простые вопросы врача, но, предоставленный сам себе, глубоко засыпает.

У отдельных больных клиническая картина припадка может отличаться от типичной. Нередко одна из фаз судорог отсут­ствует (тонические и клонические припадки), однако обратной последовательности фаз не наблюдается никогда.

Примерно в половине случаев возникновению припадков предшествует аура (различные сенсорные, моторные, висцеральные или психи­ческие явления, крайне кратковременные и одинаковые у од­ного и того же больного).

Клинические особенности ауры могут указывать на локализацию патологического очага в моз­ге (соматомоторная аура — задняя центральная извилина, обо­нятельная — крючковидная извилина, зрительная — затылоч­ные доли).

Некоторые пациенты за несколько часов до воз­никновения припадка испытывают неприятное ощущение раз­битости, недомогания, головокружения, раздражительности. Эти явления называются предвестниками припадка.

Малый припадок (petit mal) — кратковременное выключе­ние сознания с последующей полной амнезией. Типичным примером малого припадка является абсанс, во время которо­го больной не меняет позы.

Выключение сознания выражает­ся в том, что он прекращает начатое действие (например, замолкает в разговоре); взор становится «плавающим», нео­смысленным; лицо бледнеет. Через 1—2 с пациент приходит в себя и продолжает прерванное действие, не помня ничего о припадке. Судорог и падения не наблюдается.

Другие вари­анты малых припадков — сложные абсансы, сопровождающие­ся абортивными судорожными движениями вперед (пропульсии) или назад (ретропульсии), наклонами по типу восточного при­ветствия (салам-припадки).

При этом больные могут потерять равновесие и упасть, но тут же встают и приходят в созна­ние. Малые припадки никогда не сопровождаются аурой или предвестниками.

Большую сложность для диагностики представляют бессудо­рожные пароксизмы, эквивалентные припадкам. Эквивалента­ми припадков могут быть сумеречные состояния, дисфории, психосенсорные расстройства.

Сумеречные состояния — внезапно возникающие и внезап­но прекращающиеся расстройства сознания с возможностью совершения довольно сложных действий и поступков и после­дующей полной амнезией. Сумеречные состояния подробно описаны в предыдущей главе (см. раздел 10.2.4).

Во многих случаях эпилептиформные пароксизмы не сопро­вождаются потерей сознания и полной амнезией. Примером таких пароксизмов являются дисфории — внезапно возникаю­щие приступы измененного настроения с преобладанием злоб­но-тоскливого аффекта.

Сознание не помрачено, но аффек­тивно сужено. Больные возбуждены, агрессивны, злобно ре­агируют на замечания, проявляют недовольство во всем, вы­сказываются резко оскорбительно, могут ударить собеседника. После завершения приступа пациенты успокаиваются.

Они помнят о случившемся и извиняются за свое поведение. Воз­можно пароксизмальное возникновение патологических влече­ний: так, проявлением эпилептиформной активности бывают периоды неумеренного употребления спиртного — дипсомании.

В отличие от больных алкоголизмом такие пациенты вне при­ступа не испытывают выраженной тяги к алкоголю, употреб­ляют спиртное умеренно.

Почти любой симптом продуктивных расстройств может быть проявлением пароксизмов. Изредка встречаются паро- ксизмально возникающие галлюцинаторные эпизоды, непри­ятные висцеральные ощущения (сенестопатии) и приступы с первичным бредом. Довольно часто во время приступов на­блюдаются описанные в главе 4 психосенсорные расстройства и эпизоды дереализации.

Дсихосенсориые припадки проявляются ощущением, что ок­ружающие предметы изменили размеры, цвет, форму или положение в пространстве. Иногда появляется чувство, что части собственного тела изменились («расстройства схемы тела»).

Дереализация и деперсонализация при пароксизмах мо­гут проявляться приступами deja vu и jamais vu. Характерно, что во всех указанных случаях у пациентов сохраняются доволь­но подробные воспоминания о болезненных переживаниях.

Несколько хуже запоминаются реальные события в момент припадка: больные могут вспомнить лишь фрагменты из вы­сказываний окружающих, что указывает на измененное состо­яние сознания. М. О.

Гуревич (1936) предложил отличать по­добные расстройства сознания от типичных синдромов выклю­чения и помрачения сознания и обозначил их как «особые со­стояния сознания».

Больной 34 лет с младенческого возраста наблюдается у пси­хиатра в связи с задержкой психического развития и частыми паро- ксизмально возникающими приступами. Причиной органического по­ражения мозга является перенесенный на первом году жизни отоген- ный менингит.

На протяжении всех последних лет припадки возни­кают по 12—15 раз в день и отличаются стереотипностью проявле­ний. За несколько секунд до начала пациент может предчувствовать приближение приступа: внезапно он берет себя рукой за правое ухо, другой рукой придерживает живот, через несколько секунд поднима­ет ее к глазам. На вопросы не отвечает, инструкций врача не вы­полняет.

Через 50—60 с приступ проходит. Больной сообщает, что в это время чувствовал запах гудрона и слышал в правом ухе грубый мужской голос, высказывавший угрозы. Иногда одновременно с эти­ми явлениями возникает зрительный образ — человек белого цвета, черты лица которого рассмотреть не удается.

Пациент довольно под­робно описывает болезненные переживания во время приступа, за­являет также, что чувствовал прикосновения врача в момент припад­ка, однако не слышал обращенной к нему речи.

В описанном примере мы видим, что в отличие от малых припадков и сумеречных помрачений сознания у больного со­храняются воспоминания о перенесенном приступе, однако восприятие реальности, как и следует ожидать при особых со­стояниях сознания, фрагментарное, неотчетливое.

Феномено­логически данный пароксизм весьма близок к ауре, предшеству­ющей большому судорожному припадку. Подобные явления указывают на локальный характер приступа, на сохранение нормальной активности других отделов мозга.

В описанном примере симптоматика соответствует височной локализации оча­га (данные анамнеза подтверждают такую точку зрения).

Наличие или отсутствие очаговых (фокальных) проявле­ний — важнейший принцип Международной классификации эпилептиформных пароксизмов (табл. 11.1).

В соответствии с Международной классификацией припадки разделяют на гене­рализованные (идиопатические) и парциальные (фокальные).

Большое значение для дифференциальной диагностики данных вариантов пароксизмов имеет электроэнцефалографическое об­следование.

Генерализованным припадкам соответствует одно­временное появление патологической эпилептической активно­сти во всех отделах мозга, в то время как при фокальных при­падках изменения электрической активности возникают в од­ном очаге и только позже могут затронуть другие участки моз­га. Существуют и клинические признаки, характерные для парциальных и генерализованных приступов.

Генерализованные припадки всегда сопровождаются грубым расстройством сознания и полной амнезией. Поскольку при­падок сразу нарушает работу всех отделов мозга одновремен­но, больной не может чувствовать приближения приступа, ауры никогда не наблюдается. Типичным примером генерали­зованных припадков являются абсансы и другие виды малых

Таблица 11.1. Международная классификация эпилептических пароксизмов

Классы припадков

Руб­рика в МКБ-10

Клиническая характеристика

Клинические варианты

Генерализованные (идиопатические)

G40.3

Начинаются без ви­димой причины, сразу с отключения сознания; на ЭЭГ двусторонняя синх­ронная эпилепти­ческая активность в момент приступа и отсутствие патоло­гии в межприступ- ном периоде; хоро­ший эффект от применения стан­дартных противосу- дорожных средств

Тонико-клонические (grand mal) Атонические Клонические Тонические Типичные абсансы (petit mal)

Атипичные абсансы и миоклонические припадки

Парциальные (фокальные)

G40.0, G40.1, G40.2

Сопровождаются аурой, предвестни­ками или нет пол­ного отключения сознания; асиммет­рия и очаговая эпилептическая ак­тивность на ЭЭГ; часто органическое заболевание ЦНС в анамнезе

Височная эпилепсия [G40.0]

Психосенсорные и джексоновские при­падки [G40.1] С амбулаторными автоматизмами [G40.2]

Вторично-генерали­зованные (grand mal)

припадков. Большие судорожные припадки относятся к гене­рализованным, только если они не сопровождаются аурой.

Парциальные (фокальные) припадки могут не сопровождать­ся полной амнезией. Психопатологическая симптоматика их разнообразна и точно соответствует локализации очага.

Типич­ными примерами парциальных приступов являются особые состояния сознания, дисфории, джексоновские припадки (двигательные припадки с локализацией в одной конечности, протекающие на фоне ясного сознания). Довольно часто ло­кальная эпилептическая активность позже распространяется на весь мозг.

Этому соответствуют потеря сознания и возникно­вение клонико-тонических судорог. Такие варианты парциаль­ных припадков обозначаются как вторично-генерализованные. Примерами их служат приступы grand mal, возникновению которых предшествуют предвестники и аура.

Разделение припадков на генерализованные и парциальные имеет существенное значение для диагностики. Так, генера­лизованные припадки (как grand mal, так и petit mal) в ос­новном служат проявлением собственно эпилептической болез­ни (генуинной эпилепсии).

Парциальные припадки, напро­тив, весьма неспецифичны и могут встретиться при самых различных органических заболеваниях головного мозга (травмы, инфекции, сосудистые и дегенеративные заболевания, эклам­псия и др.).

Так, появление парциальных припадков (вторич­но-генерализованных, джексоновских, сумеречных состояний, психосенсорных расстройств) в возрасте более 30 лет нередко оказывается первым проявлением внутричерепных опухолей и других объемных процессов в мозге. Эпилептиформные паро­ксизмы — частое осложнение алкоголизма.

В этом случае они возникают на высоте абстинентного синдрома и прекращают­ся, если больной длительно воздерживается от употребления спиртного. Следует учитывать, что некоторые лекарственные средства (камфора, бромкамфора, коразол, бемегрид, кета- мин, прозерин и другие ингибиторы холинэстеразы) могут также провоцировать эпилептические припадки.

Опасным пароксизмально возникающим состоянием являет­ся эпилептический статус — серия эпилептических припадков Суаще grand mal), между которыми больные не приходят в ясное сознание (т.е. сохраняется кома). Повторные судорож­ные приступы приводят к гипертермии, нарушению кровоснаб­жения мозга и ликвородинамики.

Нарастающий отек мозга вызывает расстройства дыхания и сердечной деятельности, которые бывают причиной смерти (см. раздел 25.5). Эпилеп­тический статус нельзя назвать типичным проявлением эпилеп­сии — чаще всего он наблюдается при внутричерепных опухо­лях, травмах головы, эклампсии.

Он также встречается при внезапном прекращении приема противосудорожных средств.

Источник: https://studfile.net/preview/468919/page:52/

Uchebnik-free
Добавить комментарий