34. Нарушения мышления при локальных поражениях мозга.

34. Нарушение мышления при психических заболеваниях и локальных поражениях мозга

34. Нарушения мышления при локальных поражениях мозга.

Интеллектуальная деятельность в стадиях:

    1. Стадия предварительной ориентировки в условиях задачи
    2. Формирование программы алгоритма
    3. Непосредственное осуществление различных операций
    4. Контроль за промежуточным и конечным результатом
    5. Сличение полученныого результата с условием задачи

При локальных поражения мозга:

Динамические нарушения интеллектуальной деятельности: регуляторные и временные (если какая-нибудь стадия растягивается). Если какая-нибудь стадия выпадает — выпадает операция — операциональное нарушение интеллектуальной деятельности.

1. Висок. При поражении левого виска на фоне сенсорной или аккустико-мнестической афазии — нарушение вербально-логической деятельности. Пространственные задачи могут быть выполнены.

Нарушения могут возникнуть при речевом опосредовании. Например: от 100 отнимать по 3. Не сможет, так как нужно постоянное речевое опосредование. Если условие задачи на слух — то может забыть. Структурное или операциональное нарушение. Задачу нужно предъявить в письменном виде. Тогда опора на зрительные связи поможет опоре на речевые связи.

2. Теменно-затылочные отделы. Нарушена структура наглядно-образного мышления. Недоступно пространственно-логические операции. Нарушение вербально-логических операций, если они требуют пространственных или квазипространственных отношений.

3. Задний лоб. Поражение премоторных отделов. Поражается вербальное и наглядно-образное мышление. На первом месте динамические нарушения интеллектуальной деятельности. Ошибка — стереотипные ответы. Трудности переключения. Сложности ориентировки задания. Инертность интеллектуальной деятельности.

4. Поражение префронтальных отделов. Возникают наиболее грубые изменения интеллектуальной деятельности. Структурного и динамического характера. Нарушается произвольность. Первая стадия — ориентировки отсутствует вообще. Либо сильно сокращается.

Это касается наглядно-образного и наглядно-действенного мышления. Больной может не до конца рассмотреть картинку и начать делать. Читает разссказ, при пересказе понимает упрощенно. При контоминации — может смешать его с другим рассказом.

Нарушение саой структуры логических связей. При арифметических задачах — упрощение программы. Например из 100 вычесть17. Больной отвечает: 83-73-63… Полевое поведение, что вижу, то вплетаю в свою деятельность. Инертность. Общая интеллектуальная инактивность.

Привлечь к интеллектуальной деятельности невозможно.

При психических заболеваниях:

    1. Снижение уровня обобщения – конкретно-ситуативные решения при олигофрении, рано начавшийся эпилептический процесс, после перенесения тяжелых форм энцефалита.
    2. Искажение процесса обобщения – встречается в основном при шизофрении (галлюцинатороно-параноидной форме), психопатия.

Динамика мышления

    1. лабильность – травмы ГМ, атеросклероз ГМ, МДП в маниакальной фазе.
    2. инертность – эпилепсия, у больных с отдаленными последствиями тяжелых травм ГМ, при некоторых формах умственной отсталости.

Личностный компонент мышления

Разноплановость – шизофрения (особенно параноидная форма); резонерство – психопатия, шизофрения.

Нарушение процесса саморегуляции познавательной деятельности: у больных шизофренией (вялотекущая форма) происходит ослабление процесса саморегуляции мышления, выражающееся в нарушении конструктивной и мобилизующей функций при относительной сохранности контрольной и активизации защитной. Снижена побудительность целей.

Иногда нарушается способность к смене позиции, отчуждению и объективации своих действий. Некритичность, сверхценные, идеи бредовые состояния.

Изобретательский бред, кверулянтство — сутяжный бред, бред преследования, бред отношения, бред величия, ипохондрический бред, бред самоуничижения, любовный бред — можно разбить на три основные группы — величия, самоуничижения, отношения. Непонятно, что это — нарушения личности или мышления? Аргумент в пользу личности — нарушение адекватности самооценки.

При эпилепсии – нарушен регулятивный аспект целеобразования. В обоих случаях нарушение целеобразования носят динамический характер и зависят от общей иерархии целей, стоящих перед испытуемыми. Они отражают складывающиеся актуально в процессе решения взаимоотношения между направленностью, побудительностью и произвольностью конечных целей.

+ нарушения побудительного и регулятивного аспектов целеоборазования.

При незаданности предметного содержания целей в условиях их произвольноговыдвижения проявляются характерные нарушения мышления: актуализация латентных, необычных свойств предметов, абстрактность построения – шизофрения; конкретность, детализация, ригидность мышления – эпилепсия.

Источник: http://www.psyworld.ru/students/bilety/texts_clin/34.html

Нарушение мышления при локальных поражениях мозга

34. Нарушения мышления при локальных поражениях мозга.

Нейропсихология мышления относится к числу мало разработанных разделов нейропсихологии. Современная наука рассматривает мышление как активную психическую деятельность, направленную на решение определенной задачи, которая подчиняется всем законам психической деятельности. Мышление возникает при наличии соответствующего мотива и постановке определенной задачи.

Мыслительная деятельность проходит следующие этапы или стадии:

1. стадия предварительной ориентировки в условиях задачи;

2. стадия формирования программы и выбора средств решения задачи (выработка общей стратегии мышления);

3. стадия непосредственного осуществления различных операций, направленных на решение задачи;

4. стадия контроля за промежуточными и конечными результатами;

5. cтадия сличения конечного результата с условиями задачи и ожидаемым результатом.

В качестве операций, которые используются в мыслительной деятельности, выступают: вербально-логические, числовые, наглядно-образные «умственного действия».

В отечественной психологии характерно рассмотрение процесса мышления как качественного скачка в континууме познавательных функций, изучение его опосредованного характера.

Исследования по психологии мышления показали, что мышление формируется постепенно (это одно из наиболее поздних психических образований), оно определяется как деятельность культурно-историческими факторами.

Мышление в значительной степени опосредуется речевыми символами и представляет собой сложную интегративную деятельность, протекающую по особым законам.

Нейропсихология изучает особенности нарушений интеллектуальной деятельности при локальных поражениях мозга (здесь огромные возможности для разработки общепсихологических проблем мышления).

Отечественными психологами много сделано по изучению различных аспектов мышления: по генезу мышления, его структуре; анализу различных форм мышления; роли эмоций в интеллектуальной деятельности, взаимосвязи мышления и речи и др. (Л. С. Выготский, С. Л. Рубинштейн, П. П. Блонский, А. Н. Леонтьев, Б. М. Теплов, А. В. Брушлинский, О. К. Тихомиров и др.).

Нейропсихологические симптомы нарушения мышления имеют такое же локальное значение, как и симптомы нарушения других познавательных процессов. А. Р. Лурия описал несколько типов нарушений интеллектуальных процессов при поражении височных, теменно-затылочных, премоторных, префронтальных отделов головного мозга.

А. При поражении левой височной областина фоне сенсорной или акустико-мнестической афазии интеллектуальные процессы не остаются интактными.

Несмотря на нарушение звукового образа слов, их семантическая или «смысловая сфера», как правило, остаётся относительно сохранной.

Больные с акустико-мнестической и сенсорной афазией могут правильно оперировать пространственными отношениями элементов, выполнять арифметические операции (в письменном виде), решать задачи на поиск последовательности наглядно развёртывающего сюжета (серии сюжетных картин).

Однако у них грубо нарушены те смысловые операции, которые требуют постоянного опосредующего участия речевых связей. Эти трудности возникают и в «неречевых» операциях, если требуется удерживать в памяти речевой материал. Поэтому у таких больных нарушены операции устного счёта.

Таким образом, у таких больных при сохранности непосредственного понимания наглядно-образных и логических отношений нарушена способность выполнять последовательные дискурсивные вербальные операции, для осуществления которых необходима опора на речевые связи или их следы.

Б. При поражении теменно-затылочных отделов мозга, когда страдает «синтез отдельных элементов в группы» (И.М. Сеченов) и возникает целая совокупность дефектов, связанных с нарушением пространственного анализа и синтеза, интеллектуальная деятельность нарушается иным образом.

Эти нарушения связаны с выпадением (или ослаблением) оптико-пространственного фактора. Больные обнаруживают трудности в тех интеллектуальных операциях, для решения которых необходимо выделение наглядных признаков и их пространственных отношений. Наиболее чётко эти нарушения проявляются в задачах на «конструктивный интеллект» (типа складывания куба Линка или кубиков Кооса).

У таких больных сохранно намерение выполнить ту или иную задачу, они могут составить общий план предстоящей деятельности. Однако, вследствие трудностей в пространственных операциях, они не способны выполнить само задание. Аналогичные трудности выступают у них и при решении арифметических задач.

Для этой категории больных характерны также нарушения понимания определённых логико-грамматических конструкций, отражающих пространственные и «квазипространственные» отношения.

Таким образом, при поражении теменно-затылочных отделов левого полушария страдают наглядно-образные формы мышления, требующие выполнения операций на пространственный анализ и синтез, а также понимание семантики «квазипространственных» отношений.

В. Поражения премоторных отделов левого полушария головного мозга.

Нарушения входят в состав премоторного синдрома, характеризующегося нарушением временной организации всех психических процессов.

У больных нарушается свёрнутый, автоматизированный характер интеллектуальных операций («умственных действий»), свойственный взрослому здоровому человеку. Эти нарушения входят в хорошо описанный синдром динамической афазии.

Нарушения динамики интеллектуальной деятельности выявляется уже при прослушивании сложных текстов (рассказов, басен, арифметических задач и т. д.) в виде замедленности процесса понимания.

В качестве механизма, опосредующего эти нарушения понимания, выступают нарушения внутренней речи. Для данной категории больных характерно нарушение автоматизированных интеллектуальных операций в самых различных заданиях (арифметических, вербальных, наглядно-образных).

Одна из типичных ошибок — стереотипные ответы, возникающие в тех случаях, когда требуется переключиться на новую операцию.

Таким образом, центральным дефектом интеллектуальной деятельности у больных с поражением премоторных отделов левого полушария является нарушение динамики мышления, нарушение свернутых «умственных действий». В то же время сохранены пространственные операции и понимание логико-грамматических конструкций.

Г.

Поражение лобных префронтальных отделов мозга сопровождается серьёзными нарушениями интеллектуальных процессов, причём клиническая феноменология этих нарушений очень разнообразна: от грубых дефектов интеллектуальной деятельности до почти бессимптомных случаев. Нарушения мышления у таких больных связаны, в первую очередь, с распадом самой структуры интеллектуальной деятельности (как и всякой другой психической деятельности).

Первая стадия интеллектуальной деятельности — формирование «ориентировочной основы действия» — у них либо полностью выпадает, либо резко сокращается; больные не сопоставляют элементы задачи, не формулируют гипотезу; они импульсивно начинают выполнять случайные действия, не сличая их с исходными целями. Эти нарушения проявляются при выполнении как невербальной, так и вербально-логической интеллектуальной деятельности.

При решении конструктивных задач (типа кубиков Кооса). требующих предварительной ориентировки в материале, его классификации и выбора нужных действий, больные сразу же начинают импульсивные действия, которые, естественно, не приводят к успеху.

При выполнении различных вербально-логических задач нарушения структуры интеллектуальной деятельности также проявляются у данных больных достаточно демонстративно. Уже на стадии понимания определённого рода текстов (типа метафор, пословиц и т. д.

), имеющих множественное значение (прямой и переносный смысл), когда необходимо сделать выбор хотя бы из двух альтернатив, больные оказываются несостоятельными, так как они не могут «затормозить» побочные альтернативы.

Больные понимают тексты упрощенно или вообще неправильно,

При попытках воспроизвести после прочтения короткие рассказы типа басен (например, «Курица и золотые яйца», «Галка и голуби» и т. п.) больные повторяют лишь отдельные элементы текста, включают в него посторонние рассуждения, не могут ответить на вопрос, в чём же мораль рассказа.

Таким образом, одна из существенных особенностей данных больных -это нарушение операций с понятиями и логическими отношениями. Интеллектуальные нарушения у таких больных проявляются и при решении арифметических задач.

Особые трудности испытывают больные с поражением лобных долей мозга при выполнении серийной интеллектуальной деятельности в виде однородных действий.

Таким образом, при поражении лобных префронтальных отделов мозга нарушения интеллектуальной деятельности имеют сложный характер. Они возникают вследствие нарушений самой структуры интеллектуальной деятельности, из-за инертности, стереотипности раз возникших связей, общей интеллектуальной инактивности.

В монографии «Высшие корковые функции…» А. Р. Лурия впервые в нейропсихологии описал результаты «факторного анализа» нарушений мышления, выделив четыре самостоятельные формы интеллектуальных дефектов: при поражении височной области левого полушария интеллектуальные дефекты возникают при нарушении слухового гнозиса или слухоречевой памяти;

  • при теменно-затылочных очагах — страдает оптико-пространственного анализ и синтез;
  • при поражении премоторных отделов левого полушария нарушается фактор временной, динамической организации, появляются интеллектуальные персеверации, штампы, стереотипы;
  • при поражении префронтальных отделов лобных долей мозга на фоне общей аспонтанности страдает фактор программирования и контроля за деятельностью.

В другой монографии «Основы нейропсихологии» А. Р. Лурия использовал иной принцип анализа интеллектуальных нарушений при локальных поражениях мозга, взяв за критерий две формы мышления: наглядное (конструктивное) и вербально-логическое (дискурсивное).

Цель этого подхода — доказать, что и наглядно-образные и вербально-логические формы мышления нарушаются при самых различных локальных поражениях мозга, однако характер этих нарушений различен и отражает нарушение определенного аспекта интеллектуальной деятельности.

Дальнейшее изучение нарушений мышления у больных с локальными поражениями мозга шло в разных направлениях.

С конца 60 — начала 70-х гг. началось интенсивное изучение особенностей нарушений интеллектуальной деятельности в контексте проблемы межполушарной асимметрии мозга и межполушарного взаимодействия. Среди них можно выделить:

1. работы Р. Сперри и М. Газзаниги на «расщеплённом мозге», показавшие, что в условиях нарушения межполушарного взаимодействия левое и правое полушария по-разному «решают» разного рода задачи:

2. исследования Г. Ратклифа по уточнению роли правого и левого полушария в «пространственном мысленном вращении», в котором использовался метод серийной оценки положения правой и левой руки (на схематических рисунках), когда от испытуемого требовалось выполнить серию мысленных вращений изображения человека;

3. данные Е. П. Кок о нарушениях зрительно-пространственных функций, которые могут возникать при поражениях как правого, так и левого полушария, то есть отрицается исключительная роль левого или правого полушария в интеллектуальной деятельности;

4. исследования Э. Г. Симерницкой и соавторов, посвященные изучению различных классов пространственных представлений и наглядно-образного мышления, которые показали, что левое полушарие преимущественно участвует в выполнении задач, требующих сохранности топологических пространственных представлений, а левое — координатных представлений о пространстве;

5. работа В. Л. Деглина по изучению на модели унилатеральной электросудорожной терапии пространственных функций левого и правого полушарий, были выделены различные классы пространственных представлений — перцептивные (работа правого полушария) и концептуальные (левое полушарие).

6. исследования Т. Ш. Гагошидзе, посвященные поражениям правой теменно-затылочной области и левой теменно-затылочной области, выявили латеральные различия в интеллектуальной деятельности по всем показателям (времени решения задач, количеству и характеру ошибок, влиянию подсказки);

7. новое направление в изучении мозговой организации мышления, связанное, прежде всего, с именем Н. П. Бехтеревой, М. Н. Ливанова, С. Н. Раевой; это направление посвящено изучению роли подкорковых структур мозга в интеллектуальной деятельности.

Отрицание исключительной роли того или иного полушария в интеллектуальной деятельности — положение, вытекающее из теоретических представлений и экспериментальных исследований отечественной психологии.

Исследования нейронной активности различных подкорковых структур при выполнении различной интеллектуальной деятельности показало, что любая интеллектуальная деятельность сопровождается активацией целого ряда подкорковых структур, при этом паттерны импульсной активности подкорковых структур в определенной степени отражают семантическое значение слов и вербально-логических операций и могут рассматриваться как «семантические коды» интеллектуальной деятельности.

Нейропсихология мышления — интенсивно разрабатываемая область, в которой можно ожидать интересных открытий в ближайшее время.

Источник: https://studopedia.org/10-140439.html

Билет № 38. Мышление и его мозговая организация. Нарушения мышления при локальных поражениях мозга

34. Нарушения мышления при локальных поражениях мозга.

Нейропсихология М – мало разработанный отдел нейропси. Причины: идеалистические представления – М не имеет конкретных мозговых механизмов, можно связывать лишь с мозгом как целым; вульгарно-материалистические – М это выработка условных рефлексов.

Разработка проблемы мозговой организации М зависит от взглядов на мышление как психическую функцию и от понимания общих принципов их локализации.

М (сейчас) — активная психическая деятельность, направленная на решение определенной задачи, которая подчиняется всем законам психической деятельности.

М возникает при наличии мотива и постановке определенной задачи.

Стадии мыслительной деятельности:

предварительная ориентировка в условиях задачи;

выработка общей стратегии решения задачи;

осуществление различных операций, направленных на решение задачи;

контроль за промежуточными и конечным результатами;

сличение конечного результата с условиями задачи и ожидаемым результатом.

Операции, использующейся в М деятельности — вербально-логические, числовые, наглядно-образные «умственные действия», сложившиеся в общественно- исторической практике человека и усвоенные в процессе обучения.

У нас М — качественный скачок в континууме познавательных функций, как процесс, имеющий опосредованный характер и культурный социально- исторический генез.

М формируется постепенно, являясь одним из наиболее поздних психологических образований; определяется культурно-историческими факторами; опосредуется речевыми символами и представляет сложную интегративную деятельность.

Способ познания – изучение нарушений при локальных поражениях мозга.

Что сделано в советский период:

проводились исследования генеза мышления, его структуры;

анализировались различные формы мыслительной деятельности;

изучалась роль генетического фактора в интеллектуальной деятельности;

изучалась взаимосвязь мышления и речи, мышления и эмоций и др.

Классические работы — Л. С. Выготский, П. П. Блонский, А. Н. Леонтьев, С. Л. Рубинштейн, А. Р. Лурия и т.д. – показали продуктивность диалектико-материалистического подхода к мышлению как сознательной целенаправленной психической деятельности. Не изучено:

недостаточно изучена связь интеллектуальной деятельности с другими познавательными процессами, а также с потребностно-мотивационной сферой субъекта, его личностными характеристиками;

остаются нераскрытыми закономерности творческого интеллекта, «продуктивного мышления», процессов интуиции;

недостаточно изучена проблема уровневой организации мышления, возможности рефлексии разных этапов интеллектуальной деятельности и др.

«Неспецифические симптомы» — нарушения М характеризуют заболевания мозга как целого (у нас).

Опыт исследования нарушений интеллектуальной деятельности с позиций теории системной динамической локализации высших психических функций показал, что нейропсихологические симптомы нарушений мышления имеют такое же локальное значение, как и симптомы нарушений других познавательных процессов. А. Р.

Лурия, описывая нейропсихологические синдромы поражения разных отделов левого полушария мозга (у правшей) — височных, теменно-затылочных, премоторных и префронтальных, — выделяет несколько типов нарушений интеллектуальных процессов. В своей классификации нарушений мышления А. Р. Лурия опирался на факторный анализ интеллектуальных дефектов.

При поражении левой височной области на фоне сенсорной или акустико-мнестической афазии интеллектуальные процессы не остаются интактными.

Звоковой образ слов нарушен, но семантическая сфера относительно сохранна (исследование Э. С. Бейн — вербальные парафазии в речи больного с сенсорной афазией, возникают по законам категориального мышления).

Больные с акустико-мнестической и сенсорной афазией могут правильно выполнять следующие действия:

оперировать пространственными отношениями элементов;

выполнять арифметические операции (в письменном виде);

решать задачи на поиск последовательности наглядно-развертывающегося сюжета (серии сюжетных картин) и др.

Нарушены смысловые операции, требующие постоянного опосредующего участия речевых связей (устный счет).

У «височных» больных сохранно понимание наглядно-образных и логических отношений, нарушена способность выполнять последовательные дискурсивные вербальные операции, где необходима опора на речевые связи (из-за нарушений слухоречевой памяти). Компенсируется опорой на наглядные зрительные стимулы. Поражение височной области нарушает звуковую структуру речи. Семантическая сторона речи в значительной степени остается сохранной.

Поражения теменно-затылочных отделов мозга – дефекты связаны с трудностями пространственного анализа и синтеза.

Все из-за выпадением (или ослаблением) оптикопространственного фактора (трудности при выделении наглядных признаков и их пространственных отношений; задачи на «конструктивный интеллект» — куб Линка или кубиков Кооса; проблемы с арифметическими задачами; трудности понимания логико-грамматических конструкций, отражающих пространственные и «квазипространственные» отношения).

Поражение премоторных отделов левого полушария ГМ входят в состав премоторного синдрома — трудности временной организации всех психических процессов. Наблюдается распад «кинетических схем» движений, трудности переключения с одного двигательного акта на другой, нарушения динамики мыслительного процесса (синдром динамической афазии).

Механизм, опосредующего эти дефекты понимания — нарушения внутренней речи. Нарушены процессы развертывания речевого замысла и «свертывания» речевых структур. Наблюдается нарушение динамики речевых процессов и нарушение динамики вербально-логического мышления. Типичная ошибка — это стереотипные ответы.

Сохранны пространственные операции и понимание логико-грамматических конструкций, отражающих пространственные отношения.

Поражение лобных префронтальных отделов мозга сопровождается серьезными нарушениями интеллектуальных процессов. Нарушения М у больных связаны с распадом самой структуры интеллектуальной психической деятельности.

Первая стадия интеллектуальной деятельности — формирование «ориентировочной основы действия» — либо полностью выпадает, либо резко сокращается; не сопоставляют элементы задачи, не формулируют гипотезу, импульсивно начинают выполнять случайные действия, не сличая их с исходными целями (при невербальных и вербально-логических задачах). Конструктивные задачи (кубики Кооса) –импульсивные действия, хотя нужна подготовка. С инструкцией – все идет ок. Вербально-логические задачи — на стадии понимания текстов с несколькими значениями, где нужно выбрать один вариант- не могут «затормозить» побочные альтернативы.

Воспроизведение басен — включают в него посторонние рассуждения и не могут ответить на вопрос, в чем же мораль рассказа. После прочтения второго текста все еще хуже — проявляются контаминации (смешение двух рассказов) (характерно при поражениях медиальных отделов лобных долей мозга).

Так же проблемы с арифметическими задачами (исследования А. Р. Лурия и Л. С. Цветковой). Не могут выработать нужную «стратегию» или план решения задачи, случайны манипуляции с числами, не могут корректировать ошибки. С инструкцией дела идут ок..

Особые трудности испытывают больные с поражением лобных долей мозга при выполнении серийной интеллектуальной деятельности в виде цепи однородных действий (типа устного сложения или вычитания).

Подобные серийные счетные операции требуют удержания в памяти промежуточных результатов и общей инструкции, а также сохранности механизмов контроля и регуляции интеллектуальной деятельности.

В этих заданиях больные соскальзывают на стереотипные ошибочные ответы или упрощают задачу.

«Высшие корковые функции…» А. Р. Лурия — результаты «факторного анализа» нарушений мышления, выделены четыре самостоятельные формы интеллектуальных дефектов, каждая связана с поражением определенной области мозга.

При поражении височной области левого полушария интеллектуальные дефекты возникают вследствие нарушений модально-специфических факторов: слухоречевого гнозиса или слухоречевой памяти, — что ведет к вторичным нарушениям и вербально-логических, семантических операций.

При теменно-затылочных очагах поражения первично страдает другой модально-специфический фактор — оптико-пространственный анализ и синтез, и, как следствие, нарушаются наглядно-образные, конструктивные формы мышления, а также вербально-логические операции, основанные на понимании «квазипространственных» отношений.

При поражении премоторных отделов левого полушария нарушается фактор временной, динамической организации интеллектуальной деятельности, вследствие чего появляются интеллектуальные персеверации, штампы, стереотипы; распадается автоматизированность речевых «умственных действий». Кроме того, нарушается и избирательность семантических связей как следствие нейродинамических нарушений следовой деятельности («уравнивания следов»).

При поражении префронтальных отделов лобных долей мозга (особенно при массивных «лобных» синдромах) на фоне общей аспонтанности, адинамии страдают программирование и контроль за любой, в том числе и интеллектуальной, деятельностью (независимо от ее содержания) при сохранности отдельных частных «умственных действий». Таким образом, в этих случаях в интеллектуальных нарушениях участвуют два фактора: фактор активации и фактор программирования и контроля.

«Основы нейропсихологии» А. Р.

Лурия – принцип анализа нарушений другой, критерий взята классификация формы мышления: наглядное (конструктивное) и вербально-логическое (дискурсивное) — нарушаются при самых локальных поражениях мозга, характер нарушений при разной локализации патологического очага различен.

Префронтальные отделы лобных долей мозга — дефекты программирования, регуляции. Теменно-затылочные структуры — операциональный аспект интеллектуальной деятельности, основанной на пространственном и «квазипространственном» анализе и синтезе.

Источник: https://studopedia.su/18_1085_bilet---mishlenie-i-ego-mozgovaya-organizatsiya-narusheniya-mishleniya-pri-lokalnih-porazheniyah-mozga.html

Uchebnik-free
Добавить комментарий