23. Научные традиции и научные революции. Социокультурные предпосылки научных революций.

25. Социокультурные предпосылки научных революций. Изменение смыслов мировоззренческих оснований культуры; перестройка оснований науки — Билеты по философии

23. Научные традиции и научные революции. Социокультурные предпосылки научных революций.
Научные революции обычно затрагивают мировоззренческие и методологические основания науки, нередко изменяя сам стиль мышления. Поэтому они по своей значимости могут выходить далеко за рамки той конкретной области, где они произошли. Поэтому можно говорить о частнонаучных и общенаучных революциях.

Возникновение квантовой механики — это яркий пример общенаучной революции, поскольку ее значение выходит далеко за пределы физики. Новые методы исследования могут приводить к далеко идущим последствиям: к смене проблем, к смене стандартов научной работы, к появлению новых областей знаний.

В этом случае их внедрение означает научную революцию. Наука развивалась неравномерно. В развитии науки хорошо заметны 2 фазы — фаза спокойного развития науки и фаза научной революции. Фазой, определяющей дальнейшее направление развития науки является научная революция.

 

Логико-методологическая концепция Карла Поппера 

Развитие научного знания — это непрерывный процесс ниспровержения одних научных теорий и замены их другими, более удовлетворительными. 

Структура теории: 

1) выдвижение гипотезы, 

2) оценка степени фальсифицируемости гипотезы, 

3) выбор предпочтительной гипотезы (рискованные), 

4) выведение эмпирически проверяемых следствий и проведение экспериментов, 

5) отбор следствий, имеющих принципиально новый характер, 

6) отбрасывание гипотезы в случае ее фальсификации, если же теория не фальсифицируется, она временно поддерживается, 

7) принятие конвенционального или волевого решения о прекращении проверок и объявлении определенных фактов и теорий условно принятыми. 

Другими словами, наука, согласно Попперу, развивается благодаря выдвижению смелых предположений и их последующей беспощадной критике путем нахождения контрпримеров. 

Теория научных революций Т.Куна

Кун считает, что развитие науки представляет собой процесс поочередной смены двух периодов — “нормальной науки” и “научных революций”. Центральное место в концепции Куна занимает понятие парадигмы, или совокупности наиболее общих идей и методологических установок в науке, признаваемых данным научным сообществом. 

Парадигма обладает двумя свойствами: 

1) она принята научным сообществом как основа для дальнейшей работы; 

2) она содержит переменные вопросы, т.е. открывает простор для исследователей. 

Парадигма — это начало всякой науки, она обеспечивает возможность целенаправленного отбора фактов и их интерпретации. Наибольшая заслуга Т.

Куна состоит в том, что он нашел новый подход к раскрытию природы науки и ее прогресса. В отличие от К.

Поппера, который считает, что развитие науки можно объяснить исходя только из логических правил, Кун вносит в эту проблему “человеческий” фактор, привлекая к ее решению новые, социальные и психологические мотивы. 

Методология исследовательских программ И.Лакатоса

Научные революции не играют существенной роли еще и потому, что в науке почти никогда не бывает периодов безраздельного господства одной “программы”. Поэтому если революции и происходят, то это не слишком уж “сотрясает основы” науки: многие ученые продолжают заниматься своим делом, даже не обратив особого внимания на совершившийся переворот. 

Эволюционная модель развития науки Стивена Тулмина 

Необходимым конечным источником концептуальных изменений — “любопытство и способность к размышлению отдельных людей”, причем этот фактор действует при выполнении определенного ряда условий.

А укрепиться в дисциплинарной традиции, возникающие концептуальные новации могут, пройдя фильтр “отбора”.

Решающим условием в этом случае для выживания инновации становится ее вклад в установление соответствия между объяснениями данного феномена и принятым “объяснительным идеалом”. 

Теория фазовых переходов Э.Эзера 

“В результате непрерывного процесса не возникает ничего нового. Новое появляется лишь вследствие прерывности”, т.е. революции. “Однако, это не означает, что у прерывности нет своей предыстории, причем каждая содержит свои маленькие прерывности”. В то же время, “…это не означает, что в истории науки совсем нет внезапных и неожиданных фазовых переходов.

==================================================================================================================

Развитие науки — это сложный процесс, в котором сочетаются как традиции, так и нова­ции. Традиция — это исторически сложившиеся и передаваемые от поколения к поколению обычаи, обряды, нормы, идеи, ценности. В науке традиция означает преемственность знаний и методов исследования.

Традиции в науке реализуются через существование научных школ, научных парадигм, научных картин мира.

Эти научные механизмы обеспечивают эволюционный этап в развитии науки — это процесс постепенного накопления новых фактов, экспериментальных данных в рамках существующих теоретических воззрений, в связи с чем идёт расширение, уточнение и доработка уже принятых ранее теорий, понятий и принципов.

В истории развития науки периоды относительно спокойного накопления знаний иногда сменяются периодами крутой ломки устоявшихся взглядов на фундаментальные законы и принципы развития природы и общества. В этом проявляется действие научных новаций. Такие крутые повороты в развитии науки получили название научных революции.

В настоящее время, утверждается точка зрения о том, что научная революция не являет­ся чисто научным феноменом, а выступает как социокультурный феномен. Например, важными условиями научных революций, как писал советский философ МК.

Мамардашвили, является характер трансляции знаний и коммуникации учёных, а это в значительной степени определя­ется социальными и культурными особенностями той среды, в которой существует данное на­учное сообщество.

Одновременно с научной революцией происходит смена тех принципов, ко­торые лежат в основании того или иного исторического типа научной рациональности.

Каждая научная революция приводила к формированию своего типа на­учной рациональности и важную роль в этих процессах играли социокультурные особенности той эпохи и того общества, в которые эти революции происходили.

Источник: https://www.sites.google.com/site/filosofiaaspirantura/lekcii/a25

Научные традиции и научные революции

23. Научные традиции и научные революции. Социокультурные предпосылки научных революций.

Понятие революция свидетельствует о радикальных качественных изменениях в мире знания, о перестройке оснований науки.

Как показывают исследователи, научная революция может протекать двояко:

Предпосылкой любой научной революции являются факты, которые не могут быть объяснены имеющимися научными средствами и указывают на противоречия существующей теории.

Когда аномалии, проблемы и ошибки накапливаются и становятся очевидными, развивается кризисная ситуация, которая и приводит к научной революции.

В результате научной революции возникает новая объединяющая теория (парадигма), способная объяснить и устранить ранее имеющиеся противоречия.

Известный философ науки Томас Кун в своей книге Структура научных революций (1962) обосновал модель развития науки (рассказать о чередовании нормальной науки и научных революций).

Революционные периоды приводят к изменению структуры науки, принципов познания, категорий, методов и форм организации.

История развития науки позволяет утверждать, что периоды спокойного, нормального развития науки отражают ситуацию преемственности традиций, когда все научные дисциплины развиваются в соответствии с установленными закономерностями и принятой системой предписаний.

Нормальная наука означает исследования, прочно опирающиеся на прошлые или имеющиеся научные достижения и признающие их в качестве фундамента последующего развития. В периоды нормального развития науки деятельность ученых строится на основе одинаковых парадигм, одних и тех же правил и стандартов научной практики.

Возникает общность установок и видимая согласованность действий, которая обеспечивает преемственность традиций того или иного направления. Ученые не ставят задачи создания принципиально новых теорий. Нормальная наука развивается, накапливая информацию, уточняя известные факты.

Каждая научная революция открывает новые закономерности, которые не могут быть поняты в рамках прежних представлений.

Научная революция значительно меняет историческую перспективу исследований и влияет на структуру учебников и научных работ, затрагивает стиль мышления и может по своим последствиям выходить далеко за рамки своей области.

Научные революции рассматриваются как некумулятивные эпизоды развития науки, во время которых старая парадигма замещается целиком или частично новой парадигмой, несовместимой со старой.

Симптомами научной революции кроме явных аномалий являются кризисные ситуации в объяснении и обосновании новых фактов, борьба старого знания и новой гипотезы.

Научная революция это не одномоментный акт, а длительный процесс, сопровождающийся радикальной перестройкой и переоценкой всех ранее имевшихся факторов. Изменяются не только стандарты и теории, но и средства исследования.

Научная революция является выражением движущей силы научного прогресса.

Проблема научных традиций всегда привлекала внимание ученых и философов науки, но только Т. Кун (один из лидеров современной постпозитивистской философии науки) впервые рассмотрел традиции как основной конституирующий фактор развития науки.

Он обосновал, казалось бы, противоречивый феномен: традиции являются условием возможности научного развития. Любая традиция (социально-политическая, культурная и т.д.) всегда относится к прошлому, опирается на прежние достижения.

Что является прошлым для непрерывно развивающейся науки? Научная парадигма, которая всегда базируется на прошлых достижениях.

К их числу относятся ранее открытые научные теории, которые по тем или иным причинам начинают интерпретироваться как образец решения всех научных проблем, как теоретическое и методологическое основание науки в ее конкретно-историческом пространстве.

Парадигма есть совокупность знаний, методов, образцов решения конкретных задач, ценностей, безоговорочно разделяемых членами научного сообщества. Со сменой парадигмы начинается этап нормальной науки. На этом этапе наука характеризуется наличием четкой программы деятельности, что приводит к селекции альтернативных для этой программы и аномальных для нее смыслов. Предсказания новых видов явлений и процессов, т.е. тех, которые не вписываются в контекст господствующей парадигмы, не является целью нормальной науки.

Ученый в обозначенной ситуации систематизирует известные факты; дает им более детальное объяснение в рамках существующей парадигмы; открывает новые факты, опираясь на предсказания господствующей теории; совершенствует опыт решения задач и проблем, возникших в контексте этой теории. Наука развивается в рамках традиции. И, как показал Кун, традиция не только не тормозит это развитие, но выступает в качестве его необходимого условия.

Из истории науки известно, что происходит смена традиции, возникновение новых парадигм, т.е.

радикально новых теорий, образцов решения задач, связанных с такими явлениями, о существовании которых ученые даже не могли подозревать в рамках старой парадигмы.

Действуя по правилам господствующей парадигмы, ученый случайно и побочным образом наталкивается на такие факты и явления, которые не объяснимы в рамках этой парадигмы. Возникает необходимость изменить правила научного исследования и объяснения.

Но в таком объяснении есть изъяны. Дело в том, что парадигма как бы задает угол зрения, и то, что находится за его пределами, просто-напросто не воспринимается.

Поэтому, даже случайно натолкнувшись на новое явление, ученый, работающий в определенной парадигме, вряд ли его заметит или проинтерпретирует адекватно. Эту ситуацию признавал и Кун.

Например, когда физики, пытаясь увидеть след электрона в камере Вильсона, обнаружили, что этот след имеет форму развилки, то они отнесли этот эффект к погрешностям эксперимента.

И только когда Дирак на кончике пера открыл позитрон, стала ясна истинная суть двойного следа в камере Вильсона. Возникает проблема: как согласовать изменение парадигмы под напором новых фактов с утверждением, что восприятие ученым явлений, не укладывающихся в парадигму, всегда затруднено.

Концепцию Куна пытаются усовершенствовать отечественные философы науки. Это усовершенствование связано, прежде всего, с разработкой концепции многообразия научных традиций, которое основывается на отличии научных традиций по содержанию, функциям, выполняемым в науке, способу существования.

Так, по способу существования можно выделить вербализованные (существующие в виде текстов) и невербализованные (не выразимые полностью в языке) традиции. Первые реализованы в виде текстов монографий и учебников. Вторые не имеют текстовой формы и относятся к типу неявного знания.

Последнее связано с именем философа М. Полани (конец 50-х гг. XX в.). Неявное знание это такое знание, которое принципиально не может быть четко и полно выражено с помощью вербального языка.

Так, очень трудно выразить в виде словесных правил или предписаний такие бытующие среди ученых действия, как красивое решение задач, создание эстетической теории, изящно поставленный эксперимент и т.д. Не существует четких определений того, что в науке относится к разряду красивого.

Ценностные ориентации ученых, специфика их тонко аргументированных рассуждений также относятся к сфере неявного знания.

Неявные знания передаются на уровне образцов от учителя к ученику, от одного поколения ученых к другому. М. А. Розов выделяет два типа образцов в науке: а) образцы действия и б) образцы-продукты. Образцы действия предполагают возможность продемонстрировать технологию производства предмета.

Такая демонстрация легко осуществима по отношению к артефактам (сделанные руками человека предметы и процессы). Можно показать, как делают, например, нож. Так же сравнительно легко продемонстрировать последовательность операций какого-нибудь химического анализа, решения математических уравнений.

Но показать технологию производства аксиом той или иной научной теории, дать рецепт построения удачных классификаций еще никому не удалось. Дело в том, что аксиомы, классификации это некие образцы продуктов, в которых глубоко скрыты схемы действия, с помощью которых они получены.

Эти схемы действия, как правило, остались не вполне проясненными и для самого создателя аксиом, классификаций и т. д. Так, никто не знает, как Евклид создал свои Начала, ибо он не дал никаких разъяснений по этому поводу.

Он оставил потомкам готовый образец продукта, и теперь можно только пытаться реконструировать процесс создания Начал, в котором присутствовали как явные, так и не поддающиеся реконструкции неявные предпосылки и знания, вплоть до религиозно-мистических.

Признание того факта, что научная традиция включает в себя наряду с явным также и неявное знание, позволяет сделать следующий вывод.

Научная парадигма это не замкнутая сфера норм и предписаний научной деятельности, а открытая система, включающая образцы неявного знания, почерпнутого не только из сферы научной деятельности, но из других сфер жизнедеятельности ученого.

Достаточно вспомнить о том, что многие ученые в своем творчестве испытали влияние музыки, художественных произведений, религиозно-мистического опыта и т. д. Следовательно, ученый работает не в жестких рамках стерильной куновской парадигмы, а подвержен влиянию всей культуры, что позволяет говорить о многообразии научных традиций.

Каждая научная традиция имеет свою сферу применения и распространения. Поэтому можно выделять традиции специально-научные и общенаучные. Но проводить резкую грань между ними трудно. Дело в том, что специально-научные традиции, на которых базируется та или иная конкретная наука, например, физика, химия, биология и т. д.

, могут одновременно выступать и в функции общенаучной традиции. Это происходит в том случае, когда методы одной науки, например биологии, применяются для построения теорий других естественных и даже общественных наук.

Как известно, в настоящее время многие теоретические и методологические принципы и установки биологии используются при объяснении генезиса общества, отношения между полами и т.д.

Возникновение нового знания. Для уточнения понятия новация М. А. Розов выделяет незнание и неведение. Незнание предполагает возможность сформулировать задачу исследования того, чего мы не знаем.

В сфере незнания ученый знает, чего он не знает, а потому может сказать: Я не знаю того-то, например, причины какого-то уже известного физического или культурного явления, каких-то уточняющих сущность явления характеристик и т. д.

И когда причины и уточняющие характеристики явлений будут выявлены, можно говорить о появлении нового знания в науке. Это новое имеет своеобразную природу: оно является результатом целенаправленных, преднамеренных действий ученых. Куновское толкование парадигмы соотносится только с так понимаемым новым.

Незнание позволяет ученому планировать познавательную деятельность, используя уже накопленные знания о существовании тех или иных явлений и предметов. Иначе говоря, новое здесь выступает как расширение знания о чем-то уже известном.

Так, исследователи Марса вполне правомерно ставят вопросы о строении марсианского грунта, о наличии воды, а следовательно, жизни на этой планете. В контексте наук о планетах вполне закономерно ставить вопросы такого типа, которые образуют сферу незнания.

Неведение, в отличие от незнания, можно высказать только в форме утверждения я не знаю, чего не знаю. Действительно, трудно представить ситуацию, когда кто-то бы из ученых ставил задачу открыть то, что никому до сих пор не было известно.

Так, в античности никто не знал о квантовой механике, а потому Демокрит, например, в принципе не мог поставить вопрос о спине электрона. Или другой пример. Когда астрофизики не знали ничего о черных дырах, никто из них не мог поставить вопрос об их существовании.

Только когда этот феномен был открыт, возникла возможность говорить о нем в терминах незнания: Я не знаю того-то и того-то, что относится к данному феномену.

Итак, целенаправленный, запрограммированный поиск абсолютно неизвестных еще никому явлений и процессов просто невозможен. Не существует и метода поиска таких явлений, ибо не известно, что и где искать. Абсолютное неведение находится за пределами возможности целеполагания ученого, ибо он не знает, что ему искать.

И, тем не менее, ученые выходят в сферу неведения и делают открытия таких явлений, процессов, о которых никто до этого не догадывался. Многие из таких открытий являются провозвестниками научных революций, т.е. принципиальных сдвигов в науке (о научных революциях см. ниже).

На вопрос, как преодолевается неведение, т.е. как совершаются открытия принципиально нового в науке, дает ответ отечественный философ М. А. Розов, предлагая несколько концепций.

Концепция пришельцев. Смысл этой концепции прост: в какую-то науку приходит ученый из другой научной области. Не связанный традициями новой для себя науки, пришелец начинает решать ее задачи и проблемы с помощью методов своей родной науки.

В итоге, он работает в традиции, но примененной к новой области. Как правило, успех сопутствовал тем ученым, которые совершали монтаж методов той науки, в которую пришелец внедрился, и той, из которой он пришел. На примере Пастера М.

Розов показал, что успех ученого был обусловлен комбинированием традиций химии и биологии.

Концепция побочных результатов исследования. Работая в традиции, ученый иногда случайно получает какие-то побочные результаты и эффекты, которые им не планировались. Так произошло, например, в опытах Л. Гальвани на лягушках.

Заметить не планируемые, а потому непреднамеренные побочные эффекты ученый может только в силу их необычности для той традиции, в. которой он работает.

Необычность требует объяснения, что предполагает выход за узкие рамки одной традиции в пространство совокупности сложившихся в данную эпоху научных традиций.

Концепция движения с пересадками. Побочные результаты, непреднамеренно полученные в рамках одной из традиций, будучи для нее бесполезными, могут оказаться очень важными для другой традиции. М.

Розов так характеризует эту концепцию: Развитие исследования начинает напоминать движение с пересадкой: с одних традиции, которые двигали нас вперед, мы как бы пересаживаемся на другие. Именно так открыл закон взаимодействия электрических зарядов Кулон.

Работая в традиции таких наук, как сопротивление материалов и теория упругости, он придумал чувствительные крутильные весы для измерения малых сил. Но закон Кулона мог появиться только тогда, когда этот прибор был использован в традиции учения об электричестве.

Открытие Кулона результат перехода ученого из одной исследовательской традиции в другую.

Рассмотренные примеры получения нового научного знания свидетельствуют о важнейшей роли научных традиций. Можно сказать, чтобы сделать открытие, надо хорошо работать в традиции. Новаций не бывает вне традиций.

Источник: https://ifilosofia.ru/filosofiya-nauki-podborka-lektsij/389-nauchnye-tradicii-i-nauchnye-revoljucii.html

Вопрос 3. Социокультурные предпосылки глобальных научных революций

23. Научные традиции и научные революции. Социокультурные предпосылки научных революций.

Тема 5. НАУЧНЫЕ ТРАДИЦИИ И НАУЧНЫЕ РЕВОЛЮЦИИ.

Революция в науке — это период такого ускорения темпов её роста, которое связано с преобразованием фундаментальных понятий, принципов, теорий в частных науках, с существенным преобразованием мировоззрения и общей методологии исследования.

В истории естествознания можно обнаружить четыре такие революции. первой из них была революция XVII вв., ознаменовавшая собой становление классического естествознания.

Предпосылки:

— Общественная практика и производство — основная предпосылка становления классической механики.

В XVII веке освоение колоний, завоевание новых рынков сбыта, вывоз ценного сырья, развитие торговли, мореплавания, кораблестроения и промышленности в целом создавали предпосылки сближения механики с общественно-производственной практикой. От механики и математики в XVII в. ждали рациональных рекомендаций, реконструкций тех ремёсел и промышленности, развитие которых через столетие переросло в промышленный переворот.

— Ренессансные предпосылки возникновения классической механики.

Поздняя схоластика не создала духовные предпосылки радикального переворота в предмете и методах естественных наук, каким явилось зарождение классической механики. Причины его следует искать в эпохе Возрождения, прежде всего в культуре Гуманизма и натурфилософии. Гуманистическое движение (XIV-XVI вв.

) возникает и развивается вне традиционных центров средневековой культуры, вне университетских корпораций и орденских традиций. Область интересов гуманистов — филология, история, ораторское искусство, мораль, теология. Новый тип учёного в Гуманизме — учёный, существующий вне корпораций, индивидуалист.

Окончательное разрушение старой схоластической картины мира предприняла натурфилософия Возрождения. В трактовке Галилея борьба за право философии и науки на постижение истины, независимой от религиозного откровения, принимает форму учения о двух «книгах» — Священного писания и природы.

Теория «двух книг» означала отказ от согласования научных гипотез и теорий с буквальным истолкованием библейских текстов. Таким образом, достигалась полная самостоятельность науки и философии при провозглашении их глубочайшего единства и согласия.

— Реформация и английская революция, как факторы формирования классической механики.

Период Реформации в Европе проявил более открытую связь отвлеченных идей с социальной борьбой. Атмосфера Реформации и религиозных войн XVI в. создавала культурный потенциал, подтачивавший каноническую средневековую традицию.

Для науки весьма существенной стороной Реформации была децентрализация церковной догматики, поскольку религиозные войны привели к множественности церквей. Основная посылка Реформации — допустимость непосредственного общения с богом без единого по своей природе посредничества церкви — обусловливает близость эмпирического опыта человека самому божеству.

Оправдание земного, эмпирического постижения бога в его творениях — идейное ядро Реформации. Английская революция XVII в. — общественный рычаг, столкнувший старые научные идеи с новым временем Ньютона.

Через конфликты, реставрации и повторные революционные взрывы пробивала себе дорогу победа буржуазной «собственности над феодальной, нации над провинциализмом, конкуренции над цеховым строем» господства собственника земли над подчинением собственника земле, просвещения над суеверием.

2. Социокультурные предпосылки второй научной революции .

Существенные перемены в этой целостной и относительно устойчивой системе оснований естествознания nроизошли в конце XVIII — первой половине XIX в. Их можно расценить как вторую глобальную научную революцию, определившую переход к новому состоянию естествознания ­дисциплинарно организованной науке, иными словами Эпоха Просвещения подготовила почву для второй научной революции.

Предпосылки:

— Просвещение явилось завершением мощного революционного всплеска, захватившего ведущие ,страны Запада; Правда, то были мирные революции: промышленная — в Англии, политическая ­во Франции, философско-эстетическая — в Германии. За сто лет — с 1689 по 1789 год — мир изменился до неузнаваемости.

— Великая промышленная революция в Англии и Великая французская революция послужили провозвестником нового порядка вещей, при котором движущей силой развития общества выступают научные и культурные идеи, а главным субъектом исторических преобразований, его зачинщиком является интеллигенция. С тех пор НИ одного крупного события в Европе не проходило без руководящей роли или непосредственного участия именно этого слоя населения. Просвещение создало новый тип людей — интеллигентов, людей науки и культуры.

— Успехи Просвещения стали возможными только потому, что на историческую сцену вышла еще одна мощная социальная сила — класс буржуазии, который сыграл в интеллектуальной истории Европы двойственную роль: с одной стороны, буржуазия, привлекая в свои ряды людей энергичных, предприимчивых и интеллектуальных, выступила основным спонсором культуры, с другой стороны, ссужая деньги, она навязывала интеллигенции свои узкоутилитарные, приземленные цели и идеалы, которым часто приходилось соответствовать интеллигенции.

— возникновение массовой культуры.

— Разум и гуманность под влиянием этих идей формируется модель культуры эпохи Просвещения.

Целью культуры провозглашается счастье человека, разум которого позволяет ему познать собственную (человеческую) природу и жить в гармонии с ней. Уверенность в мощи человеческого разума, в его безграничных возможностях в развитии наук, создающем условия для экономического и социального благосостояния, -вот пафос эпохи Просвещения.

3. Социокультурные предпосылки третьей научной революции.

Первая и вторая глобальные революции в естествознании протекали как формирование и развитие классической науки и ее стиля мышления. Третья глобальная научная революция была связана с преобразованием этого стиля и становлением нового, неклассического естествознания.

Предпосылки:

— Культура XIX в. является культурой сложившихся буржуазных отношений. Капитализм как система полностью сформировался. Для культуры этого периода характерно отражение внутренних противоречий буржуазного общества.

Столкновение противоположных тенденций, борьба основных классов — буржуазии и пролетариата, поляризация общества, стремительный взлет материальной культуры и начавшееся отчуждение личности определили характер духовной культуры того времени.

— В XIX в.

происходит коренной переворот, связанный с появлением машины, которая отдаляет человека от природы, ломая привычные представления о его главенствующей роли, и превращает человека в зависимое от машины существо.

В условиях усиливающейся механизации человек уходит на периферию духовной жизни, отрывается от духовных основ. Место ремесленного труда, связанного с личностью и творчеством мастера, занял монотонный труд.

— Духовная культура XIX в. развивалась и функционировала под влиянием двух важнейших факторов: успехов в области философии и естествознания. Ведущей доминантой культуры XIX в. была наука. Отсюда — появление столь несходных явлений в культуре XIX в.: романтизма, критического реализма, символизма, натурализма, позитивизма и т.д.

— Особенности мировоззрения. Европейская культура XIX в.

· является отражением тех противоречивых начал, которые являет собой развитое буржуазное общество, но, тем не менее, она не имеет себе равных по глубине проникновения в бытие и духовный мир человека по творческому напряжению в науке, литературе, философии и искусстве. В этот период начинает формироваться система прикладных и инженерно-технических наук как посредника между фундаментальными знаниями и производством.

— Переход от классического к неклассическому естествознанию был подготовлен изменением структур духовного производства в европейской культуре, кризисом мировоззренческих установок классического рационализма.

4.Социокультурные предпосылки четвёртой научной революции.

В конце ХХ — начале ХХI в .. происходят новые радикальные изменения в основаниях науки. Эти изменения можно охарактеризовать как четвертую глобальную научную революцию, в ходе которой рождается новая, постнеклассическая наука.

— Культура начала ХХ века развивается по социокультурной траектории, заложенной эпохой Нового времени, и достигает своей зрелой стадии развития на этапе индустриального общества.

Вместе с тем, на данном этапе становятся явными мировоззренческий, экологический, энергетический и соответственно социально-экономический кризисы, которые определяют общественно-культурную ценность нового.

Самосознание человека в индустриальном обществе дает образ нововременного человека, опирающегося только на себя и свой разум, индустриальная реальность посредством различных каналов СМИ и пропагандируемой индустидеологией, создает мнимую самостоятельность субъекта деятельности, равно как и мнимую индивидуальность.

— Труд в индустриальном обществе, понимается как напряженная каждодневная предметно- практическая деятельность, необходимая в индустриальной системе общественных отношений для поддержания своего материального существования и возможности большего потребления жизненных благ.

Творчество в социокультурном пространстве индустриального общества понимается как часть производительной деятельности, направленная на открытие нового и сохраняет свою актуализацию в науке.

При этом в индустриальном обществе существует разграничение творчества как деятельности, направленной на открытие нового и труда — так и ежедневной рутинной деятельности. В структуре производства они разграничены и сосуществуют.

— Духовная и материальная культура ХХ в. — это продолжение социокультурных процессов XIX века, который не оправдал надежд человечества и породил новый кризис и потрясения: противоречия, накопившиеся внутри общества, не могли решаться ходом естественных исторических изменений.

Произошел переход от моностuлuстической к полистuлистuческой культурной модели. Формирование полистилистической культуры является следствием общемирового перехода от индустриальной к постиндустриальной (информационной) стадии развития общества, который выражается прежде всего в процессах глобализации.

Заложенная в этой экономике, этом обществе и этой культуре логика также лежит в основе общественных деяний и социальных институтов взаимозависимого мира. Параллельно информатизации общества складывается тенденция «виртуализации» социальных явлений и процессов. Человек и общество постепенно движутся от жизни тела к жизни сознания.

Общение людей все чаще происходит не на уровне телесном, материальном, а на уровне информационном, виртуальном. Мы все больше удаляемся из мира материального в мир иной, мир созданный, смоделированный. Полистилистическая культура ставит под сомнение иерархичность, упорядоченность, отчасти ­саму системность культуры.

С другой стороны, благодаря информатизации между подсистемами культуры возникают новые связи и отношения. Это необходимо учитывать при анализе религии, науки и искусства.

Источник: https://poisk-ru.ru/s16422t2.html

Uchebnik-free
Добавить комментарий