21. Установление и прекращение владения. Защита владения.

Порядок установления и прекращения владения

21. Установление и прекращение владения. Защита владения.

Классификация № 2

Классификация № 1

Понятие и виды владения

Понятие владения в римском частном праве

План:

1. Понятие и виды владения

2. Порядок установления и прекращения владения

3. Формы защиты владения

Список использованной литературы:

1. Гетьман-Павлова И.В. Римское частное право: учебное пособие. – 2-е изд., стер. – М.: Изд-во Юрайт, 2011. С. 103-108.

2. Новицкий И.Б. Римское право: учебник. – М.: Изд-во Юрайт, 2011. С. 98-110.

3. Омельченко О.А. Римское право: учебник. Изд-е 2-е, испр. и доп. – М.: ТОН – Остожье, 2000. С. 157-164.

4. Прудников М.Н. Римсоке право: учебник. – М.: Изд-во Юрайт, 2010. С. 167-172.

5. Скрипилев Е.А. Основы римского права. Конспект лекций. – 5-е изд., стер. – М.: ОСЬ, 2008. С. 132-134.

6. Хвостов В.М. Система римского права. Учебник. – М.: Изд-во «Спарк», 1996. С. 225-227.

Владение (possesio)– право фактического, реального господства лица над вещью, соединенное с намерением относиться к вещи как к своей собственной.

С исторической точки зрения владение – это отношение, которое:

1. предшествует праву собственности;

2. порождает право собственности;

3. НО! Владение не = право собственности.

Примеры:

· лицо владеет недвижимостью в течение 2-х лет. Имущество принадлежать ему на праве собственности будет только по истечении этих 2-х лет, что называется приобретательная давность. Для движимого имущества – по истечении 1-го года.

· бывает и такое, что владелец имущества называется «владеющий несобственник» (лицо купило краденую вещь; лицо само украло вещь и владеет ею).

Признаки владения:

1. corpus possessionis — объективный (или материальный) элемент владения — фактическое, реальное господство над вещью;

2. animus possessionis — субъективный (или волевой) элемент владения — владельческая воля, намерение владеть вещью как своей собственной. Исходя из этого пункта, можно установить, что владение не = держание вещи.

Например, лицо взяло вещь другого человека на сохранение (договор хранения). У хранителя нет намерения владеть вещью, нет владельческой воли.

Виды владения:

1. законное владение(таким владельцем является обычно собственник имущества);

2. незаконное владение:

а) незаконное добросовестное —т.е. такое владение, при котором лицо не знает, но должно знать о неправомерности своего владения (лицо купило вещь у вора, не зная, что вещь украдена);

б) незаконное недобросовестное — т.е. такое владение, при котором лицо знает о неправомерности своего владения (владение вещью вором; сознательная скупка краденого у вора);

3. производное владение – т.е. такое владение, при котором лицо осуществляет реальное, фактическое господство над вещью, но его в силу особых причин нельзя назвать владельцем.

К примеру, производным владельцем будет лицо, которому заложена вещь. Как только должник вернет залогодержателю долг, тот вещь отдаст должнику. Еще пример: два лица спорят о том, кому из них принадлежит вещь.

На время спора они передают эту вещь секвестору – специальному человеку.

7. титульное, которому предшествовало законное основание (цивильное владение). Наличие титула владения определяло правомерность приобретения владения в собственность, впоследствии это могло произойти либо по давности (usucapio), либо когда приобретение владения и собственности совпадали;

8. беститульное – владельческая ситуация, когда у владельца отсутствовало намерение приобрести вещь в собственность.

Это владение кредитора вещью, данной в залог; владение лица, которому вещь была дана на хранение на время процесса о собственности по соглашению сторон, с тем чтобы она была выдана победителю процесса; владение наследственного арендатора, когда договор не мог быть прекращен арендодателем до тех пор, пока уплачивается рента; прекарное владение – владение лица, которое владело вещью до первого требования собственника. Данный вид владения иногда именуют поризводным, поскольку перечисленные лица владеют «для других». В вышеперечисленных случаях владение совпадает с держанием, и держателям предоставляется владельческая защита;

9. преторское. Претор мог до истечения срока давности предоставить владельцу защиту интердиктами. Такая защита предоставлялась всякому, кто осуществлял фактическое господство над вещью при наличии обоих элементов владения.

Установление владения проходит в два этапа:

1.corpus possessionis — установление фактического, реального, окончательного господства над вещью, т.е. завладение. Сделать это не трудно:

· засеять пашню;

· начать жить в доме;

· захватить участок земли;

· ездить на лошади.

· дикими зверями можно завладеть не путем ранения, а при окончательной поимке, так как в промежуток времени после ранения может произойти такое, что помешает поймать зверя.

2.animus possessionis —проявить владельческую волю. Установить ее достаточно сложно. Одной воли (внутренних мыслей, желания) мало! Надо проявить свою волю во вне, т.е. совершить определенные действия:

· заключить договор;

· передать вещь и т.д.

Способы приобретения владения:

В зависимости от того, становится лицо первым владельцем вещи или нет:

1. Первоначальные:

· Захват ничейных земель;

· Оккупация диких животных;

· Создание новой вещи (сшить платье, построить дом) и т.д.

2. Производные (т.е. на основании соглашения с предыдущим владельцем):

· Покупка;

· Мена;

· Дарение.

I. В зависимости от характера передачи владения над вещью:

1. передача длинной рукой (traditio longe manu)– акт передачи имеет абстрактный характер; вещь передается юридически, но не фактически (например, показать с башни поле или было достаточно вступить лишь на какую-либо часть имения при полноте знаний плана и границ имения; передать ключи от строения, где находится товар);

2. передача короткой рукой (traditio brevi manu) – это такой способ установления владения, когда держатель превращался во владельца без фактической передачи вещи (например, лицо взяло в аренду вещь, а потом решило ее купить. Зачем отдавать вещь, чтобы потом снова ее получить уже на правах покупателя. Сделка в этом случае совершалась, а вещь оставалась «неподвижной»).

II. В зависимости от того, кто приобретает владение: лично субъект или через представителя:

1. приобретение владения лично;

2. приобретение владения через представителя при наличии двух условий:

А) наличие у представителя полномочий, вытекающих из закона (например, у опекуна) или из договора (что-то вроде доверенности);

Б) наличие намерения приобрести вещь НЕ для себя, а для представляемого.

Основания для прекращения владения:

1. гибель вещи;

2. изъятие вещи из гражданского оборота;

3. похищение вещи;

4. потеря вещи в неизвестном месте;[53]

5. смерть владельца;

6. намеренное оставление земли без обработки или в пренебрежении;

7. утрата владения путем насильственной оккупации земельного участка другим лицом;

3. отчуждение вещи (передача в дар, мена, продажа) – т.е. утрата любого из двух элементов:corpus possessionis или animus possessionis.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/1_100722_poryadok-ustanovleniya-i-prekrashcheniya-vladeniya.html

Защита владения в римском праве. Установление Animus possessionis

21. Установление и прекращение владения. Защита владения.

Руководясь общей идеей охраны гражданского мира и порядка, римский претор от охраны чисто полицейского спокойствия мало-помалу перешел к охране мира в более широком смысле, в смысле запрещения частного самоуправства вообще.

Так возникли преторские посессорные (владельческие) интердикты, прообраз наших нынешних исков о защите владения.

Для наличности владения в юридическом смысле необходим не только внешний факт господства (corpus possessionis), но и внутренний элемент — воля владеть (animus possidendi); помимо воли лица владение для него возникнуть не может (Покровский И.А. «Основные проблемы гражданского права», XIII Проблема владения). 

Таким образом, для установления владения в смысле римского права, необходимо соблюдение corpus possessionis (тело владения) и animus possidendi (воли владеть вещью, как своей).

Например, арендатор или иной держатель на имя собственика, не имея воли владеть вещью как своей, не признавался владельцем и не получал владельчискую защиту (за исключением производных владельцев). Далее, Новицкий И.Б. в «Римком праве» (изд.6, 1997 — 245 с.

) в главе «Установление и прекращение владения» указывает, что владение возникает, когда соединяется «тело владения» и «animus possidendi», прекращается, соответственно при утрате хотя бы одного из двух элементов. Далее (!, разд.2 гл. «Установление и прекращение владения») пишет следующее: 

«…как установить намерение; с которым данное лицо обладает вещью? Лицо является на земельный участок, вспахивает его, засевает и т.д.; лицо обладает лошадью, ездит на ней и т.п.

Как узнать, делает ли оно все это “с намерением относиться к вещи как к своей” или признавая над собой какого-то собственника, т.е. как простой держатель вещи? Ответ напрашивается сам собой: необходимо выяснить так называемую causa possessionis, т.е.

то правовое основание, которое привело к обладанию лица данной вещью…». 

Абзацем ниже: «доказывать causa possessionis вообще прямо не требовалось». «Исходным положением было то, (что если лицо фактически пользуется вещью для себя, то предполагалось, что у него есть намерение относиться к вещи как к своей.

А если другая сторона желала это предположение опровергнуть, то ей и нужно было сослаться на то, что лицо получило вещь по такому основанию, которое исключает владельческую волю (например, что вещь получена по договору найма)..».

 

Т.е. из сказанного, следует, что доказывать causa possessionis лицу, требующему защиты владения не требовалось, но, как пишет Новицкий И.Б. другая сторона могла предположение владения опровергнуть, сославшись на основание получения вещи, которое исключает владение. Тут необходимо обратить внимание к самой защите. В кратце об обоснование такой защиты. 

Первый же пункт «Римского права» Новицкого (глава «Защита владения»): 

«…В отличие от держания владение пользовалось самостоятельной владельческой защитой. Характерная черта владельческой защиты заключалась в том, что в процессе о владении не только не требовалось доказательства права на данную вещь, но даже и не допускалась ссылка на такое право.

Для того чтобы получить защиту владения, необходимо установить факт владения и факт его нарушения…». «…

Владельческая защита, построенная на выяснении одних только фактов (владения и его самоуправного нарушения), вне зависимости от вопроса о праве на владение данной вещью, называлась поссессорной (possessorium); защита прав, требующая доказательства наличия у данного лица права, называлась петиторной (petitorium)…» (абз.3 п.1). 

Иными словами, при защите владения устанавливались исключительно факты (тело владения» и «animus possidendi»), также отсутствие трех пороков владения (об этом чуть ниже), а также (!) causa possessionis (в случае ссылки на иное основание, исключающее владение), НО ссылка ответчика на право не допускалась.

Обоснование защиты владения Новицкий И.Б. видит в теории Иеринга «владение — видимость собственности». Т.е. упрощенная защита для собственника (законного владельца, иногда посредственного (хотя о «двойном владение» речи еще не шло)).

«Исходя из нормальнoгo, постоянно наблюдаемого в жизни совпадения в одном лице владельца и собственника, государство в целях наилучшей защиты собственника облегчало его положение как владельца тем, что охраняло владение, не требуя доказательства права собственности и не позволяя затягивать процесс ссылкой ответчика на его право собственности…». Другой теории придерживался Покровский И.А.: «…С теорией Иеринга в новейшее время успешно конкурирует теория гражданского мира: владение защищается в интересах этого последнего. «На обеспеченности владельческих отношений, — говорит, например, один из представителей этой теории, Эндеманн, — покоится порядок человеческого общежития. Охранять мир дома и через его посредство мир народа составляло всегда одну из высших задач общежития»…» («Основные проблемы гражданского права», глава XIII Проблема владения). Эту же теорию упоминает и Новицкий И.Б.: «При этом объяснении остается без ответа вопрос, почему самоуправное посягательство на обладание вещью держателя (например, хранителя вещи, арендатора и т.п.) является менее опасным и не дает этому фактическому обладателю вещи основания получить скорую и облегченную защиту….» (п.2 главы «Защита владения»). Но Новицкий не учитывал другого возражения Покровского: «Неправильность теории Иеринга обнаруживается главнейшим образом из следующих обстоятельств. Прежде всего, если владельческая защита создана в интересах лучшей охраны права собственности, тогда непонятно, почему эта защита направляется даже против собственника, почему против иска о восстановлении нарушенного владения не допускается самое ясное возражение о том, что ответчик, нарушитель владения истца, есть собственник и что он своим действием только восстановил правомерное состояние, вернул свою вещь себе…». 

Кажется, что предпочтение все же за теорией «гражданского мира», поскольку во-первых, выяснение права при защите владения не допускалось вообще, иными словами, если есть предположение права, то его можно опровергнуть, так как в процессе было возможно возражение против «владения» со сслыкой на основание, исключющее его — устанавливалась causa possessionis. Более того, сама ссылка на основание, исключающее владение (аренда, хранение  т.д.), в таком случае могла бы ограничиться только возражением об отсутсвие права собственности (если владение защищалось как видимость собственности), но такая ссылка не допускалась. Во-вторых, владение защищалось не actio in rem, а посредством интердиктов, т.е. административных актов в современном смысле. Сохранение «гражданского мира» есть задача публичная, защита собственника (пусть предполагаемого — частноправовая, а значит судебная — actio in rem). В подтверждение — защита давностного владельца (предположение собственности, фикция), которая, как пишет Новицкий И.Б. осуществлялась: «actio in rem Publiciana. Этот иск давался лицу, владение которого отвечало всем требованиям, необходимым для приобретения вещи по давности, за исключением лишь истечения давностного срока (см, ниже, гл. III, § 3, п. 4). Для того чтобы дать такому владельцу защиту, претор включал в форму иска предписание судье предположить, что истец провладел давностный срок и, следовательно, приобрел право собственности….». В-третьих, существовала три порока владения, исключающие защиту (пес vi пес clam пес precarioab adversario”), которые связаны (полагаю) именно с сохранение «гражданского мира», составляя скорее публичное нарушение, нежели частное. Ну и в-четвертых, история все развития владения все же показала скорее правильность теории «гражданского мира», исключив из элементов владения намерение обладать вещью как своей, предоставив владельческую защиту несобственникам, но арендаторам, обладателям ограниченных вещных прав и.д. Т.е., там, где собственность не предполагается. 

«Владельческие интердикты давались или для того, чтобы защитить от самовольных посягательств на вещь владельца, еще не утратившего владения, т.е.

чтобы удержать за ним владение (это — interdicta retinendaepossessionis, интердикты “об удержании владения”), или же для того, чтобы вернуть утраченное владение (interdicta recuperandae possessionis, интердикты “о возврате владения”)…».

Владельческая защита впоследствии, как для движимости, так и для недвижиммости, направленная на удержания давалась при отсутствии трех пороков: «только тому, кто владеет недвижимостью, “пес vi пес clam пес precarioab adversario”.

Это значит, что владельческая защита не дается тому, кто захватил недвижимость силой (vi) от того, кто является другой стороной в процессе (ab adversario), не дается, далее, защита тому, кто захватил недвижимость тайно (clam) no отношению к другой стороне — противнику в процессе; наконец, не получает защиты тот, кто получил недвижимость от противника в процессе в пользование до востребования (precario, D. 43.27, l.pr.).» (Новицкий И.Б., п. 3 «Защита владения»). При том, интердикт принято называть «двойным», ибо сопоставив вышеназванные факты, вещь могла оказаться как у заявителя, так и у невладеющего лица. «К другой категории владельческих интердиктов, а именно интерциктов для возврата владения (recuperandae possessionis), относились интердикты unde vi и de precario. Interdictum unde vi дается юридическому владельцу недвижимостью, насильственно (vi) лишенному владения…». «Interdictum de precario давался лицу, предоставившему свою вещь другому в так называемое прекарное пользование т.е. в бесплатное пользование до востребования, если лицо взявшее вещь на этих условиях, не возвращало ее по первому требованию…» (все, «Защита владения» Новицкий И.Б.). 

Принято различать основание (титул) и способ (модус) приобретения собственности. Не выясняя титула, можно обратиться к модусу, НО «Римское право отчетливо разграничивало обязательственный договор об отчуждении вещи (куплю-продажу) и само отчуждение в смысле перехода права собственности (передачу вещи).

Traditio, или передача вещи, также была договором, так как предполагала соглашение между передающим вещь и принимающим, но договором, имеющим вещно-правовые последствия — переход права собственности…» (Новицкий И.Б. глава «Приобретение и утрата частной собственности». Traditio была абстрактной сделкой (там же) , т.е.

из нее не следовала causa, а значит и доказать animus possidendi, при возражение захватчика, одним только модусом не возможно. Следовало раскрывать основание (титул).

Но и здесь («Риское право» абзацем ниже) указано: «traditio как способ приобретения права собственности предполагала следующие элементы: а) переход владения вещью к приобретателю по воле отчуждателя; б) так называемую легитимацию на передачу, т.е.

право передающего вещь на ее отчуждение; такое право нормально принадлежит собственнику, но уполномочен на отчуждение иногда и не собственник (залоговый кредитор; см. ниже, гл. IV, § 7, п. 4); в) соглашение сторон о том, что владение вещью передается для перенесения права собственности на передаваемую вещь; г) не должно быть запрещения для передающего вещь отчуждать ее (например, такое запрещение было установлено для мужа в отношении отчуждения земельного участка, полученного им в приданое за женой; см. разд. IV, § 3, п. 3)…». 

Т.е., абзацем выше — сделка абстрактная, действительна без указания цели передачи (ведь есть и титул — договор), а абзацем ниже — traditio включает в себя соглашение о передачи в собственность. С одной стороны, как способ приобретения, традиция включает в себя и титул, в котором указана цель передачи.

С другой стороны, традиция — это тоже договор, вещная сделка, насколько я понял, но возражать о наличие animus possidendi, не раскрывая титула (права) невозможно. Т.е. речь уже не о владение, как факте, а о ius possidendi , как правомочии.

Возражать о праве нельзя, возражать animus possidendi можно, чтобы исключить такое возражение, необходимо раскрыть титул (право). Либо, упрощенный порядок был связан не с отсутствием необходимости доказывать право, а с административным порядком (интердикты) в отличие от судебного.

И фактически защищалось ius possidendi, а не владение (что кстати сказать ближе к Иерингу). Либо… 

Источник: https://zakon.ru/blog/2016/03/22/zaschita_vladeniya_v_rimskom_prave_ustanovlenie_animus_possessionis_0

Установление и прекращение владения

21. Установление и прекращение владения. Защита владения.

1. Римские юристы считали, что владение приобретается «корпус и анимус»(тело и душа) но недостаточно одного corpus или одного animus.Теловладение – фактическое владение лица над вещью.

Душавладение – намерение относиться к вещи как к собственной.

Это означает, что владение устанавливается для дан­ного лица с того момента, когда у него соединились и телесный момент (corpus possessions), и владельческая воля в смысле намерения относиться к вещи как к своей.

«Корпус посессионес» и его приобретение. Нужно осуществить в отношении вещи те действия, которые обычно по отношению к таким вещам совешают собственники. При наличии «корпус» владения «анимус» презимируется. Для сохранения владения не требуется непрерывного господства над вещью.

Если вещь используется собственником сезонно, то владелец пользуется вещью сезонно. Установить и доказать corpus possessionis, факт обла­дания данного лица данной вещью, по общему правилу, не представляет особых затруднений.

Но как установить наме­рение, с которым данное лицо обладает вещью? Лицо является на земельный участок, вспахивает его, засевает и т.д.; лицо обладает лошадью, ездит на ней и т.п.

Как узнать, делает ли оно все это «с намерением относиться к вещи как к своей» или признавая над собой какого-то собственника, т.е. как простой держатель вещи?

Ответ напрашивается сам собой: необходимо выяснить так называемую causa possessionis, т.е. то правовое основание, ко­торое привело к обладанию лица данной вещью.

Одно лицо получило вещь путем покупки, сопровождавшейся передачей вещи продавцом, другое — получило такую же вещь по дого­вору найма во временное пользование.

Осуществляя свое поль­зование, оба они совершают, быть может, одинаковые дей­ствия, но для первого лица эти действия являются показателем владельческой воли, а для второго — они лишь выражение его зависимого держания.

В отношении animus possessionis (владельческой воли) применялся принцип: «никто не может изменить сам себе осно­вание владения».

Этот принцип не имел такого смысла, что если лицо в данный момент обладает вещью, допустим, по договору найма и, следовательно, является держателем вещи, то оно никогда и ни при каких условиях не может превратиться во владельца или, наоборот, владелец никогда не может стать держателем.

Владение может быть приобретено не только лично, но и через представителя (опекуна или попечителя), т.е. через лицо, действующее от имени и за счет другого лица.

Для приобретения владения через пред­ставителя требовались следующие условия: представитель должен был иметь полномочие приобрести владение для дру­гого лица, будет ли это полномочие вытекать из закона (как у опекуна) или из договора.

Давая представителю такое полно­мочие, лицо тем самым заранее выражало свою владельческую волю (animus possessionis).

Другой элемент владения (corpus possessionis) осуществлялся в лице представителя, но требова­лось, чтобы представитель, приобретая вещь, имел намерение приобрести ее не для себя, а для представляемого.

Прекращение владения. Владение утрачивалось с утра­той хотя бы одного из двух необходимых элементов — corpus possessionis или animus possessionis.

Так, владение лица прек­ращалось, как только вещь выходила из его обладания или лицо выражало желание прекратить владение (отчуждало вещь). Владение прекраща­лось в случае гибели вещи или превращения ее во внеоборот­ную вещь.

При передаче владения м/у новым и старым владельцем отсутствует правопреемство т.е. прежний м/б недобросовестным владельцем, а новый – добросовестным.

Если владение осуществлялось через представителя, то оно прекращалось, помимо воли владельца, в том случае, если прекратилась возможность обладания вещью и в лице пред­ъявителя и в лице представляемого. Пока тот или другой из них еще могли проявлять свою власть над вещью, вещь считалась во владении представляемого.

30. Защита владения.

Нет единства взглядов в вопросе о природе владения. 1.Владение – ограниченное вещное право. Субъективное право – мера возможного поведения гарантированная законом. Ограниченное вещное право – мера господства над чужой вещью. 2. Владение есть не право, а факт. Это фактическое господство лица над вещью, соединенное с намерением относится к ней как к собственной.

В отличие от держания владение пользовалось самосто­ятельной владельческой защитой. Характерная черта владель­ческой защиты заключалась в том, что в процессе о владении не только не требовалось доказательства права на данную вещь, но даже и не допускалась ссылка на такое право. Для того чтобы получить защиту владения, необходимо установить факт владения и факт его нарушения.

Владельческая защита, построенная на выяснении одних только фактов, вне зависимости от вопроса о праве на владение данной вещью, называлась поссессорной (более правоподобная); защита прав, требу­ющая доказательства наличия у данного лица права, называ­лась петиторной. 1.

Совпадение в одном лице и собственника и владельца встречалось в жизни настолько часто, что можно было предполагать (пока не дока­зано иное), что кто владеет вещью, тот и собственник (и наоборот).

Государство в целях наилучшей защиты собственника облегчало его положение как владельца тем, что охраняло владение, не требуя доказатель­ства права собственности и не позволяя затягивать процесс ссылкой ответчика на его право собственности.

Если же оказывалось, что вещь на­ходилась в незаконном владении лица, которое получило защиту благодаря указанной особенности владельческого про­цесса, то претендующий мог прибегнуть к петиторному процессу, доказать свое право собственности и истребовать вещь. 2. упрощенная владельческая защита была одной из мер борь­бы с самоуправством.

Фактически сложившиеся отношения не должны нарушаться по усмотрению отдельных лиц, счита­ющих, что вещи могут находиться во владении не тех, ктоимифактически обладает, а в их владении. Изменение фактичес­кого положения вещей возможно только через посредство суда, т.е. путем предъявления иска. Если же лицо посягало на чужое фактическое владение помимо суда, государство ограждало владельца, даже если он и не имел права на владение.

Владение защищается в упрощенном административном порядке с помощью интердикта (безусловный приказ претора). Интердикты выносились при наличии угрозы нарушения права. По интердикту uti possidetis защита обеспечивалась не всякому владельцу, а только тому, кто владеет недвижимостью. Интердиктом utrubi защищалось владение движимыми вещами.

Оба интердикта называют «двойным» в том смысле, что хотя здесь есть, конечно, заявитель, ини­циатор процесса, но нет истца и ответчика; каждая сторона может оказаться на положении ответчика. Не допускалось постановка вопроса о праве на вещь. Выясняются только следующие факты: 1. не была ли вещь получена от противника насильно, тайно. 2.

для движимых выяснялось у кого находится вещь на момент интердикта; для недвижимых – устанавливалось кто провладел вещью большую часть последнего года. В сроке о недвиж. побеждает тот, кто владеет.

Если вещь была отобрана у противника насильственно или тайно, то она возвращалась, а нарушитель, если он был собственником, лишался своего права.

Владельческая защита, построенная на выяснении одних только фактов, вне зависимости от вопроса о праве на владение данной вещью, называлась поссессорной; защита прав, требу­ющая доказательства наличия у данного лица права, называ­лась петиторной.

По направленности интердикты делятся на: 1. направленный на восстановление нарушенного владения. 2. направленный на удержание владения. Защита владения носит предварительный характер. Лицо неудовлетворенное интердиктом может возбудить вопрос о праве на вещь.

Добросовестный владелец помимо интердиктов имел еще специальное средство защиты — actio in rem Publiciana.

Этот иск давался лицу, владение которого отвечало всем тре­бованиям, необходимым для приобретения вещи по давности, за исключением лишь истечения давностного срока.

Для того чтобы дать такому владельцу защиту, претор включал в форму иска предписание судье предпо­ложить, что истец провладел давностный срок и, следователь­но, приобрел право собственности. Таким образом, actio Publiciana служит примером «иска с допущением фикции».

Добросовестный владелец получал защиту по actio Publiciana только против недобросовестных владельцев, но не против собственника или такого же, как и истец, добросовест­ного владельца. Actio Publiciana давалась также для защиты так называемого «преторского собственника».



Источник: https://infopedia.su/1x9d21.html

Понятие и виды владения. § 2. Установление и прекращение владения. § 3. Защита владения

21. Установление и прекращение владения. Защита владения.

ПОНЯТИЕ И ВИДЫ ВЛАДЕНИЯ

1. Владение в смысле фактического обладания ве­щами является тем отношением, на почве которого скла­дывался исторически институт права собственности.

Не забывая этой исторической связи «владения» и «права собственности» (оставившей свой след на разго­ворной речи, нередко отождествляющей эти два поня­тия), необходимо иметь в виду, что в более развитом римском праве «владение» и «право собственности» — различные категории, которые могли совпадать в одном и том же лице, но могли принадлежать и разным лицам.

Владение представляло собой именно фактическое обладание, однако связанное с юридическими последст-

виями, прежде всего снабженное юридической защитой;

Для юридической защиты владения характерно то, что она давалась вне зависимости от того, имеет ли данный владелец вещи право собственности на нее или нет.

2. Однако не всякое фактическое обладание лица вещью признавалось в римском праве владением. Про­водилось различие между владением в точном смысле (possessio, possessio civilis) и простым держанием (detentio, иногда называвшимся possessio naturalis).

Для наличия владения (possessio) необходимы были два элемента: corpus possessionis (буквально «тело» владе­ния, т.е. само фактическое обладание) и animus posses­sionis (намерение, воля на владение). Однако не всякая воля фактически обладать вещью признавалась владель­ческой волей.

Лицо, имеющее в своем фактическом об­ладании вещь на основании договора с собственником (например, получивший ее от собственника в пользова­ние, на хранение и т.п.), не признавалось владельцем, а было держателем на чужое имя (detentor alieno nomine).

Между тем нельзя сказать, что пользователь или храни­тель вещи не имеет воли обладать вещью, воля у него есть, но воля обладать от имени другого. Для владения же в юридическом смысле была необходима воля обладать вещью самостоятельно, не признавая над собой власти другого лица, воля относиться к вещи как к своей (animus domini).

Такая воля есть у подлинного собственника; у лица, которое в силу добросовестного заблуждения счи­тает себя за собственника, хотя на самом деле таковым не является (так называемый добросовестный владелец);

наконец, у незаконного захватчика чужой вещи, пре­красно знающего, что он не имеет права собственности на данную вещь, и все-таки проявляющего волю владеть вещью как своей.

Напротив, такой владельческой воли, именно в смысле намерения относиться к вещи как к собственной, нет, например, у арендатора: он обладает вещью, облада­ет в своем интересе, но самим фактом платежа арендной платы он уже признает за собой юридическое господство

собственника (лицо, относящееся к вещи как к своей, не станет платить кому-то за пользование этой вещью). По­этому арендатор в римском праве считался держателем арендованной вещи на имя ее собственника.

Таким образом, владение (possessio) можно опреде­лить как фактическое обладание лица вещью, соединенное с намерением относиться к вещи как к своей (обладать неза­висимо от воли другого лица, самостоятельно); держание же (detentio) — как фактическое обладание вещью без та­кого намерения (обладание на основе договора с другим лицом, вообще несамостоятельное, а также и обладание ненамеренное, бессознательное и т.д.).

Практическое значение различия владения и держа­ния выражалось в том, что в то время как владельцы (possessores) защищались от всяких незаконных посяга­тельств на вещь непосредственно сами, арендатор как «держатель от чужого имени» мог получить защиту толь­ко через посредство собственника, от которого получена вещь. Этим вскрывается социальное значение такого по­строения: отсутствие собственной владельческой защиты арендатора, необходимость для него обращаться за по­мощью к собственнику позволяли собственнику сильнее эксплуатировать арендатора, принадлежавшего обычно к малоимущим слоям населения.

3. Что касается corpus possessionis, то в более отда­ленную эпоху в малоразвитом праве этот элемент владе­ния понимался в грубом физическом смысле обладания (в руках, в доме, во дворе). В дальнейшем corpus posses­sionis стали понимать не так грубо, а более утонченно:

стали признавать, что corpus possessionis имеется во всех случаях, когда при нормальных условиях для лица обес­печена возможность длительного беспрепятственного проявления своего господства над вещью.

Такую общую формулировку позволяют дать многочисленные конкрет­ные примеры, имеющиеся в источниках римского права.

Так, римские юристы считали, что дикие звери и птицы лишь до тех пор остаются в нашем владении, пока они состоят под нашей охраной (в клетке и т.п.) и не верну-

лись в естественное состояние свободы; прирученное (домашнее) животное не выходит из нашего владения, даже если оно уйдет со двора, лишь бы оно не потеряло привычку возвращаться обратно; если передаются това­ры, находящиеся в кладовой, то достаточно простого вручения ключей от этой кладовой, чтобы получить cor­pus possessionis в отношении передаваемых товаров, и т.д.

Классический юрист Павел (D.41.2.1.21) не связыва­ет corpus possessionis непременно с физическим держани­ем вещи: для наличия владения нет необходимости взять вещь «согроге et tactu» (буквально телом и прикоснове­нием), так сказать, забрать в кулак, осязать.

По отноше­нию к некоторым вещам (например, зданию, колоннам и т.п.) это вообще немыслимо; в таких случаях достаточно охватить вещь oculis et affectu (глазами и намерением).

Так, римские юристы говорили, что, если кто хочет при­обрести владение земельным участком, ему не нужно об­ходить omnes glebas, каждую пядь земли, достаточно явиться хотя бы на одно место участка, лишь бы было намерение владеть всем участком.

Юрист Цельз пошел дальше и признавал достаточным для приобретения вла­дения, чтобы передающий участок показал его приобре­тающему с какого-нибудь высокого места, например с башни (D.41.2.18.2), и т.д.

Богатая казуистика, содержащаяся в Дигестах, по­зволяет определить corpus possessionis как такое положе­ние лица в отношении вещи, в каком нормально нахо­дятся собственники в отношении своих вещей: если по нормальным условиям предполагается нахождение вещей в жилище собственника (например, платье, домашняя обстановка и т.п.

), а такого рода вещь находится в кон­кретном примере за пределами жилища, corpus posses­sionis признать нельзя; если же сложили бревна, кирпичи и т.д.

даже не во дворе, а перед воротами дома, назван­ные строительные материалы все же считаются находя­щимися в фактическом владении данного лица, потому что в жизни для этих вещей такое положение нормально, и т.д.

4. Владелец фактически проявляет вовне (законно или незаконно) собственническое отношение к вещи.

Равным образом и предметом владения по римскому праву могли быть те же самые вещи, на которые воз­можно право собственности.

Ввиду изложенного соот­ношения между владением и правом собственности в ли­тературе римского права предлагалось (Иерингом) опре­делить владение как «видимость собственности».

5. Виды владения. Владельцем вещи нормально явля­ется ее собственник, так как нормально вещи находятся в обладании тех, кому они принадлежат. Собственник имеет и право владеть вещью (ius possidendi).

В этом смысле он является законным владельцем.

Владельцы, фактически обладающие вещью с намерением относиться к ней как к собственной, но не имеющие ius possidendi (права вла­деть), признаются незаконными владельцами.

Незаконное владение в свою очередь может быть двух видов: незаконное добросовестное и незаконное недобросовестное владение.

Добросовестным владение в римском праве призна­ется в тех случаях, когда владелец не знает и не должен знать, что он не имеет права владеть вещью (например, лицо, приобретшее вещь от несобственника, выдававше­го себя за собственника). Примером недобросовестного владения может служить владение вора, который знает, что вещь не его, и тем не менее ведет себя так, как будто вещь принадлежит ему.

Различие добросовестного и недобросовестного владения имело значение в ряде отношений; так, только добросовестный владелец мог приобрести по давности право собственности (см. ниже, гл. III, § 3, п.

4); в тех случаях, когда собственник предъявлял иск об изъятии его вещи от фактического владельца, недобросовестный вла­делец вещи строже отвечал за сохранность вещи, за плоды от вещи и т.д.

, чем добросовестный владелец, и пр.

6. Принято выделять в особую группу несколько случаев владения, когда в силу особых причин владель­ческая защита давалась лицам, которых по существу

нельзя признать владельцами в римском смысле слова; в литературе римского права принято в этих случаях гово­рить о так называемом производном владении. К числу производных владельцев относится, например, лицо, ко­торому вещь заложена (см. ниже, гл. IV, § 7).

Это лицо держит вещь не от своего имени, не как свою, а как чу­жую с тем, чтобы вернуть ее собственнику, как только будет уплачен долг, обеспеченный залогом.

Но если бы принявшего вещь в залог не признали владельцем, то получилось бы, что в случае нарушения его обладания вещью он мог бы оказаться беззащитным, так как сам он не имел бы владельческой защиты, а собственник, на имя которого он держит вещь, мог не оказать ему защи­ты, ибо он заинтересован скорее истребовать вещь для себя. Эта особенность отношения привела к тому, что лицо, получившее вещь в залог, хотя и не имело animus domini, получило в виде исключения самостоятельную владельческую защиту.

Другой пример производного владения. Два лица спорят о том, кому из них принадлежит данная вещь. Не доверяя один другому, они передают ее впредь до разре­шения их спора в судебном порядке на сохранение како­му-то третьему лицу (так называемая секвестрация).

Это третье лицо вовсе не имеет намерения относиться к вещи как к своей. Оно — держатель, но неизвестно, от чьего имени (так как о праве собственности на вещь идет спор); следовательно, в случае нарушений неизвестно, к кому же хранитель вещи должен обратиться за защитой.

Поэтому за таким лицом была признана самостоятельная владельческая защита.

Просмотров 476 Эта страница нарушает авторские права

Источник: https://allrefrs.ru/1-7597.html

Установление и прекращение владения. Защита владения

21. Установление и прекращение владения. Защита владения.

Учение о вещах и их классификация по римскому праву.

Основная задача которою решает гражданское право распределение и закрепление материальных благ и вещей находящихся в гражданском обороте. пособом закрепления мат. благ в отношении субъектов права являются различные вещные права.

Соответственно каждая вещь имеет определенную юр. со своим обладателем.

Если вещь принадлежит какому либо лицу то все остальные члены общества обязаны признавать наличие юр. связи между вещью и ее владельцем и не нарушать эту связь.

Вещные права имеют абсолютным характер защиты. Те такая защита обращена против любого третьего лица. Защищает от любого посягательства.

Классификация вещей:

1. Деление на оборотные и внеоборотные вещи.

Оборотных те которые в гр. обороте, значит выступают объектом частных прав и объектом правоотношений.

Внеоборотные вещи- вещи которые по различным основаниям изъяты из гражданского оборота, те они не могут быть объектом правом собственности. Относиться по 4категориям :

А) вещи которые по своей природе не могут выступать объектами чс.

( воздух и вода)

Б) вещи запрещенных законом оборотом. ( яды, запрещенные книги)

В) вещи религиозные ( храмы, могилы)

Г) государственные( общественные, дороги, театры, тюрьмы).

2. Телесные и бестелесные

Телесные объекты материального мира, природного вида, которые мы можем осязать( дома, земля, животные)

Бестелесные те которые не возможно осязать. ( юр. права и отношения)

Например, право на наследство, сервитут, различные обязательства.

3. Деление на манципируемы и неманципируемые. ( квирит. Соб).

М- италийские земли, постройки и насаждения сады или посевы, рабы и рабочие животные способные ходить в упряжке. ( свинье козы не манципируемы) характерно для предклассического периода по законам 12 таблиц.

Н/М-

Смысл в том что М. вещи наиболее ценные для собственника , те которые для обработки земли.

На М вещи прво собственности передается более сложным путем нежели в отношении других вещей. Иньюра цесио обряд мансипации.

Переда права собственности осуществлять по традициям.

4. Движимые и недвижимые.

Недвижимые- земли то что на создано трудом собственника и скреплено с землей. ( земли, постройки,посадки, посевы). Критерий связь с поверхностью земли.

Движимые-1 год

Первоначально не имеет большого значения. Однако законы 12 таблиц определяют разные сроки для перехода в собственность по давности владения.

Законы 12 таблиц сроки приобретения вещей по давности владения:

Для движимых 1 год.

Недвижимых 2 года.

5. Делимые и неделимые

Делимые — которые можно разделить и при этом они не утрачивают свою ценность и назначение. ( земля, песок, деньги)

Неделимые- те которые раздел которых в натуре невозможен.

( раб, животное)

При разделе вещь передается одному из сособствеников всем остальным денежная компенсация , соответствующая части стоимости вещи.

6.вещи простые и сложные.

Простые- вещи единичные( однородные ). Например, корова.

Сложные- составные вещи , которые объединяются общим назначением и названием. Например, стадо коров, легион, мебель, наследство.

7. Главные и побочные.

Судьба побочной зависит от главной. Побочная вещь принадлежит к главной.

А)Побочная вещь часть главной вещи. ( бревно часть дома)

Б)побочная принадлежность к главной вещи. (Ключ принадлежность замка).

В) побочная вещь плод главной вещи. Плод- доходы от состояния, урожай, проценты с капитала молоко и теленок

32. Владение: понятие и виды.

На почве владения сложился институт собственности. Ктегория владений собственник могли совпадать в одном лице.Владение- фактическое обладания вещью,соединенное с намерением лица относиться к ней как к своей. ержание-фактическое обладание вещью без намерения относиться к ней как к своей.Различ.

между владением и держанием сост.в том,что владельцы защищались от незаконного посягательства сами,а держатели-посредством собствен-ка.Для осущест.владения необходимо 2 эл-та:1)фактическое обладание вещью,2)воли обладать вещью самостоятельно,не признавая над ней власть другого.

Виды владения:законное,незаконное,произвольное владение.Законный владелец-собст-к,имел право обладать вещью.Незаконн.владелец-лицо фактически обладающ.вещью с намерением относиться к ней как к своей,но не имеющ.права владения.Незаконное владение:1)добросовестное(при кот.

владелец не знал и недолжен был знать,что оно купило вещь у собст-ка,назвавшегося собст-ом)2)Недобросовест.-вор,так как он знает что вещь не его.Только добросовестн.мог приобрести право собс-ти предъявлял исковые требования к владельцу,объем исковых требований к добросовестн.

владельцу меньше,Производное владение-в силу особых причин нельзя было назвать владельцом(например производным владельцем считалось лицо,вещь кот.была заложена)

1) В случае возникновения споров о захвате факт захвата доказывается установлением волевого и материального элементов владения;

2) передача владения, традиция.Приобретение владения первоначально, даже если владение передается одним лицом другому. При приобретении движимых вещей от прежнего владельца с его согласия достаточно, чтобы вещи были перемещены от отчуждателя в дом приобретателя и находились там под охраной. Способы передачи владения:

– передача товара осуществлялась путем передачи ключей от помещения, где находится товар.

– «передача длинной рукой».Продавец при отчуждении недвижимости мог просто показать покупателю передаваемый участок с башни, этого было достаточно для передачи владения;

– «передача короткой рукой»(стала возможна при Юстиниане) – передача владения лишь изменением субъективного момента, т. е. воли сторон в отношении вещи.

3) самовольный захват владения.Постороннее лицо насильственно завладевало земельным участком в отсутствие и без ведома владельца.

4) приобретение владения через других лицполучило признание лишь в классическую эпоху, когда крупную роль в хозяйствах стали играть вольноотпущенники

– недобровольная потеря владения, когда достаточно утраты фактического господства над вещью;

– добровольная потеря владения, когда требуется утрата обоих элементов владения (волевого и материального).

Источник: https://studopedia.su/16_123773_ustanovlenie-i-prekrashchenie-vladeniya-zashchita-vladeniya.html

Uchebnik-free
Добавить комментарий