15.Социальная политика Николая I. «Крестьянский вопрос» во второй четверти XIX века и секретные комитеты. Историография «крестьянского вопроса» во второй четверти XIX века

Крестьянский вопрос во внутренней политике самодержавия во второй четверти XIX в

15.Социальная политика Николая I. «Крестьянский вопрос» во второй четверти XIX века и секретные комитеты. Историография «крестьянского вопроса» во второй четверти XIX века

Предыдущая11121314151617181920212223242526Следующая

В правительственной политике второй чет­верти XIX в. одним из острейших был кресть­янский вопрос. Само крестьянство постоянно

«напоминало» о себе возраставшими с каждым десятилетием бунта­ми. Крестьяне выступали не только против «злоупотреблений» крепостным правом, но и против крепостного права вообще — за пре­доставление им «полной воли».

Шеф жандармов А. Х. Бенкендорфв секретных отчетах царю с тревогой писалоб опасности этого явления.

«Вообще крепостное состояние есть пороховой погреб под государством и тем опаснее, что войско составлено из крестьян же».

Николай I в принципе отрицательно относился к крепостному нраву, видел его неприглядные стороны и считал социально опасным. Понимая необходимость отмены крепостного права, он, тем не менее, указывал на несвоевременность проведения этой меры в данный мо­мент. «Нет сомнения,- заявил он в Государственном совете 20 марта 1842 г.

, — что крепостное право в нынешнем его положении есть зло, для всех ощутительное, но прикасаться к нему теперь было бы еще более гибельным, и всякий помысел о даровании свободы крепостным людям был бы преступным посягательством на Спокойствие го­сударства».

Опасность освобождения крестьян он видел в том, что упразднение власти помещиков над ними неизбежно затронет и само­державие, опиравшееся на эту власть. Правительство также опасалось, что отмена крепостного права неизбежно будет сопровождаться народными волнениями.

Поэтому проводимые меры в крестьянском вопро­се носили паллиативный характер: они были направлены на отмену наиболее одиозных вопиющих сторон крепостничества и преследо­вали цель снять остроту социальных отношений в деревне.

Представления Николая I о крестьянском вопросе были вполне определенными: «Освободить крестьян без земельных наделов – безумие». Для наделения же крестьян землей требовались средства, время и терпение; необходимо было иметь внятное представление о том, как подобная мера отразится на дворянском сословии.

Нельзя было допустить его оскудения и разорения. Именно дворянство поставляло верных слуг России, именно из этого сословия все монархи получали надежных помощников, именно дворянство откликалось на нужды страны, когда надо было идти на бой с врагами, защищая честь и независимость Отечества.

Обидеть дворянства Николай I никогда не мог.

В царствование Николая I было издано более 100 законода­тельных актов по крестьянскому вопросу. Был издан ряд законов, на­правленных против обезземеливания крестьян. Так, по указу 1827 г помещикам запрещалось продавать крестьян без земли или одну землю без крестьян.

Изданный в том же году указ запрещал отдавать крепостных крестьян на заводы. Указ 2 мая 1833 г.

запрещал продавать крепостных с публичного торга «с раздроблением семейств» «удовлетворять казенные и частные долги», расплачиваясь за них крепостными с отрывом их от земли, а также переводить крестьян в дворовые, отбирая у них наделы. В 1841 г.

было запрещено дворянам не имевшим имений, покупать крестьян без земли. В число мер, направленных на некоторое смягчение крепостного права, входил и­ указ 1828 г., ограничивавший право помещиков ссылать крестьян в Сибирь по своему усмотрению; указ 1844 г.

, предоставлявший помещикам право отпускать дворовых на волю по обоюдному с ними договору; указ 1853 г., запрещавший сдавать в аренду помещичьи населенные имения недворянам. В 1842 г. Сибирь объявлялась зоной, свободной от крепостного права.

Предпринимались и попытки более общего подхода к решению проблемы крепостного права, для чего создавались специальные секретные комитеты.Всего в царствование Николая I. было образовано 9 таких комитетов.

Более или менее практическое значение в решении крестьянского вопроса из числа секретных комитетов имели два — комитеты 1835 и 1839 гг. «Секретный комитет для изыскания средств к улучшению состояния крестьян разных званий» 1835 г.

поставил перед собой широкую, но весьма осторожно сформулированную задачу постепенного перевода крестьян «от состояния крепостного до состояния свободного».

Было намечено три этапа этого процесса: на первом предполагалось ограничить работу крестьян на помещика тремя днями в неделю; на втором этапе: крестьяне оставались «крепкими земле», но их повинности четко регламентировались законом; на третьем этапе крестьяне получали» право свободного перехода от одного владельца к другому, надельная земля продолжала считаться собственностью помещика, но крестьяне могли арендовать ее по договоренности с ним на определенных условиях. Какого-либо срока завершения этого безземельного освобождения крестьян Комитет не устанавливал. Однако даже предложение не вышло за рамки его обсуждения.

Новая попытка общего решения крестьянского вопроса была предпринята в Секретном комитете 1839 г. помещиками. Итогом его занятий явилось изданиеуказа 2 апреля 1842, г. об «обязанных крестьянах». Указ был направлен на то, чтобы «исправить вредное начало» указа 1803 г.

о «вольных хлебопашцах» -отчуждение части земельной собственности помещиков (надельной крестьянской земли), в пользу крестьян. Николай I исходил из незыблемости помещичьего землевладения.

Он рассматривал земельную собственность помещи­ков «навсегда неприкосновенной в руках дворянства» и как гарантию «будущего спокойствия», По этому указу крестьянин получал с согла­сия помещика свободу и надел, но не в собственность, а в пользование, за который был обязан (отсюда и название «обязанный крестьянин») выполнить по соглашению с помещиком по сути дела те же феодаль­ные повинности (барщину или оброк), но с условием, что помещик впредь не мог изменять ни виды, ни размеры этих повинностей. Предоставленный в пользование крестьянина надел помещик не мог уже ни отнять у него, ни обменять или уменьшить. Никаких определенных норм наделов и повинностей закон не устанавливал — все зависело от воли помещика. В селениях «обязанных крестьян» вводилось выбор­ное «сельское самоуправление», однако сохранялась вотчинная власть помещика в имении. Практического значения в разрешении крестьянского вопроса указ 2 апреля 1842 г. не имел. За время его действия (1842-1858) в категорию «обязанных крестьян» перешло всего лишь 27 17Здуши муж. пола. Это объясняется не только тем, что большинство помещиков встретили этот указ в штыки, но и тем, что и сами крестьяне не соглашались на столь невыгодные условия, не дававшие им ни земли, ни свободы.

Еще меньшее применение имел указ 8 ноября 1847 г. о праве крестьян помещичьих имений, продававшихся с публичных торгов за неуплату казенных или частных долгов владельца имения. Согласно этому указу, крестьяне обязаны были внести выкуп в тече­ние 30 дней со времени объявления о продаже имения.

Размер выку­па определялся последней на торгах ценой, при этом крестьяне долж­ны были внести всю выкупную сумму сразу, «не ожидая никакого по­собия от казны». Выкупленная земля предоставлялась в собственность всей общине, а не отдельному крестьянскому двору.

Выкупив­шиеся на волю крестьяне поступали в разряд государственных и несли наравне с ними все подати и повинности, за исключением оброка за землю (который платили государственные крестьяне за свои наделы). Поэтому такие крестьяне получали название «безоб­рочных». Характерно, что, несмотря на стеснительные условия выку­па,.

от многих крестьянских общин, к удивлению правительства, стали поступать заявления о предоставлении им возможности выкупиться на волю на основании этого указа. Помещики забили тревогу.

Прави­тельство пошло им навстречу: формально не отменяя указа, оно так изменило его различными «разъяснениями» и «дополнениями», что практически свело его на нет. Всего этим указом могли воспользоваться и выкупиться на волю лишь 964 души. муж. пола крестьян.

3 марта 1848 г. был издан закон, предоставлявший помещичьим крестьянам право покупать землю (до этого они ее покупали на имя своего помещика). Однако крестьянин мог купить земли только с согласия помещика.

Смелее правительство действовало там, где его меры по крестьянскому вопросу не затрагивали интересов русского дворянства, а именно -в западных губерниях (в Литве, Белоруссии и на Правобережной Украине), и где помещиками были преимущественно поляки.

Здесь правительство стремилось ослабить влияние польских помещиков и вместе с тем предотвратить процесс обезземеливания крестьян.

В30-х годах была проведена конфискация имений у тех польских помещиков, которые участвовали в восстании 1830-1831 Крестьяне этих имений были переведены в разряд государственных.

В 1844 г. был образован Комитет западных губерний для выработки «Правил для управления имениями по утвержденным для оных инвентарям».

Были составлены инвентари— описания помещичьих имений с точной фиксацией крестьянских наделов и общее для всех имений количества барщинных дней, которые впредь нельзя было изменять. Инвентарная реформа была проведена в 1847-1848 гг.

в губерниях Правобережной Украины (Волынской Киевской и Подольской), в 1852-1855 гг. — в белорусских губернии. (Витебской, Гродненской, Минской и Могилевской).

Гораздо большее значение имела реформа в государственной деревне, проведенная в 1837-1841 гг. В апреле 1835 г. было создано V отделение императорской канцелярии специально для разработки проекта реформ государственной деревни. Во главе его был назначен П. Д. Киселев.

Государственная деревня была изъята из ведения Министерства финансов и передана в учрежденное 26 декабря 1837 г. Министерство государственных имуществ под управление П. Д.Киселева. В 1838-1841 гг.

последовала серия законодательных актов о введении нового управления государственной деревней о землеустройстве крестьян, упорядочении податной системы, организации начального образования, медицинской и ветеринарной помощи.

На местах создавалась четырехступенчатая система управления: губерния — округ — волость — сельское общество. В каждой губернии учреждалась палата государственных имуществ. В округ входили один или два уезда, в зависимости от численности в них государственных крестьян.

Во главе округа был поставлен окружной начальник. Округа подразделялись на волости из расчета около 6 тыс. душ муж. пола в каждой. Волости, в свою очередь, делились на сельские общества примерно по 1500 душ муж. пола в каждом. Сельское общество состояло из одного или нескольких селенй. Вводилось: выборное сельское и волостное самоуправление.

Из домохозяев от каждых 5 дворов составлялся сельский сход, который избирался сро­ком на 3 года сельского старшину, а для исполнения полицейских функциий — сотских и десятских. Волостной сход состоял из домохозя­ев от каждых 20 дворов.

Он избирал сроком на 3 года волостное прав­ление в составе волостного головы и двух «заседателей» — по хозяйственной и полицейской части. Для разбора мелких тяжб и проступков крестьян избирались сельские и волостные суды («расправы»). Они состояли из судьи и нескольких «добросовестных' (заседателей).

Впоследствии опыт административного устройства в государственной деревне был использован при формировании сельского самоуправления во время проведения реформы в помещичьей и удельной деревне.

Реформа Киселева государственной деревни сохраняла общинное землепользование с периодическими переделами земли внутри общины. Была реорганизована оброчная повинность. Хотя оброк по­-прежнему раскладывался «по душам» (муж. пола), размеры его оп­ределялись с учетом доходности крестьянского надела.

Для уравнения оброчных платежей в соответствии с доходностью земли был прове­ден земельный кадастр (межевание земель с их оценкой).

Для устранения малоземелья предусматривалось наделение кресть­ян землей из государственного резерва, а также переселению их в малонаселенные губернии с выдачей ссуд на льготных условиях Для решения продовольственного вопроса расширялась «общественная запашка», которая призвана была создать необходимый страховой резерв. На случай неурожаев устраивались- запасы зерна. На селе заводились школы медицинские и ветеринарные пункты. Создавались «образцовые государственные «фермы» для пропаганды среди крестьян новейших приемов земледелия. В государственной деревне западных губерний была ликвидирована барщина и отменена практика сдачи казенных селений арендаторам. В 1847 г. Министерству государственных имуществ было предоставлено право покупать за счет казны дворянские населенные имения.

Реформа 1837-1841 гг. в государственной деревне носила противоречивый характер. С одной стороны, она несколько смягчила земельную «тесноту», способствовала развитию производительных сил, но с другой — расширила дорогостоящий бюрократический аппарат управления, создала мелочную чиновничью опеку над крестьянами.

Предыдущая11121314151617181920212223242526Следующая .

Источник: https://mylektsii.ru/9-25382.html

Социальная политика. Крестьянский вопрос во второй четверти XIX века. Реформа П.Д. Киселева

15.Социальная политика Николая I. «Крестьянский вопрос» во второй четверти XIX века и секретные комитеты. Историография «крестьянского вопроса» во второй четверти XIX века

Крестьянский вопрос был одним из центральных во внутренней политике высшего руководства страны во второй четверти XIX в.

Причем и сам Николай I и его правительство хорошо понимали, что какого-то единого крестьянского вопроса в России не существовало, а согласно российским реалиям, имелось их по крайней мере три — вопрос о помещичьих крестьянах, вопрос о государственных крестьянах и вопрос об удельных крестьянах.

Наиболее политически и социально сложным был вопрос о помещичьих крестьянах, поскольку именно он глубоко затрагивал кровные интересы дворян-землевладельцев, что могло обернуться для Николая I крайне нежелательной и даже лично опасной дворянской оппозицией.

Поэтому в верхах было решено вначале начать преобразования в других категориях крестьянства, не связанных с дворянством, рассчитывая к тому же, что их положительные результаты, возможно, подвигнут консервативную массу помещиков к ликвидации крепостного права или хотя бы к существенному его ограничению.

Образцом для задуманных преобразований в известной мере послужила реформа управления удельными имениями, проводившаяся с 1827 г. графом Л.А.Перовским, бывшим тогда членом Совета Департамента уделов.

Чтобы поднять доходность царских имений, Перовский старался действовать как «образцовый помещик» своего времени: расширяя и концентрируя разбросанные удельные земли, он увеличил в имениях общественные запашки, чтобы создать продовольственные запасы на случай неурожаев; оставшиеся хлебные излишки Перовский продавал и на вырученные деньги образовал «хлебный капитал»; отсюда он черпал средства для покупки породистого скота, введения лучших агрономических приемов, постройки крестьянских школ и ремесленных училищ, устройства больниц и ветеринарных пунктов.

Перовский старался уменьшить крестьянское малоземелье и поднять урожайность зернового хозяйства удельных крестьян. Одной из важнейших мер реформы было переложение оброка (налога) с душ на землю.

Таким путем Перовский стремился достигнуть более равномерного и потому более эффективного обложения крестьянства, а также повысить нормы денежного оброка. В целом реформа положительно сказалась на хозяйственном и бытовом положении удельного крестьянства.

Николай I считал реформу Перовского вполне удавшейся и решил положить ее в основу дальнейших мероприятий по крестьянскому вопросу.

Следующей реформированию подверглась государственная деревня. Реформа в отношении государственных крестьян была проведена в 1837-1841 гг. Ее инициатором и руководителем был граф П.Д.Киселев (1788-1872).

Павел Дмитриевич Киселев особо выделялся среди окружения Николая I своим умом и широким политическим кругозором. Затронутый влиянием просветительской литературы, он выступал как убежденный сторонник «просвещенного абсолютизма», способного обеспечить мирный прогресс дворянской империи.

Киселев понимал политическую опасность и экономический вред крестьянского рабства. Еще в молодости он подавал Александру I проекты постепенной ликвидации крепостного права.

В качестве начальника штаба 2-ой армии Киселев близко общался с «южными» декабристами и отчасти разделял их критику существующего порядка. При Николае I он был поборником законодательного ограничения власти помещиков над крестьянами.

Николай I возлагал на Киселева большие надежды в разрешении крестьянского вопроса. Он называл его «начальником штаба по крестьянской части». В апреле 1836 г. было образовано V отделение «Собственной Его Императорского Величества Канцелярии» под управлением Киселева для разработки проекта реформы государственной деревни.

Летом 1836 г. была проведена ревизия государственных деревень Курской, Московской, Псковской и Тамбовской губерний, представлявших различные в экономическом отношении регионы. Через российских послов Киселев затребовал материалы о прусском и австрийском опыте в крестьянском деле.

В мае 1837 г.

Киселев после проверки результатов ревизии и самостоятельных обследований представил Николаю I доклад, в котором наметил основные направления реформы: создание специального министерства, «устройство правильной и справедливой администрации», устранение крестьянского малоземелья, упорядочение податей, создание сельских школ, организация медицинской и ветеринарной помощи и др. В декабре 1837 г. «для управления государственными имуществами и для заведывания сельским хозяйством» было образовано Министерство государственных имуществ, которое в течение 18 лет возглавлял Киселев. На местах создавалась 4-ступенчатая система управления: губерния — округ — волость — сельское общество. В каждой губернии учреждалась Палата государственных имуществ; во главе округа был поставлен окружной начальник со штатом чиновников. Округа делились на волости. Начиная с волостного уровня, в государственных деревнях вводилась система крестьянского самоуправления. Это было новшеством демократическим по своему характеру.

Волостной сход избирал на три года волостное управление в составе волостного головы и двух заседателей. Волости, в свою очередь, делились на сельские общества.

Они управлялись сельским сходом, на котором избирались сельский старшина, а для полицейских функций — сотские (2 от 100 дворов) и десятские (1 от 20 дворов).

Для разбора мелких жалоб и тяжб избирались волостные и сельские «расправы» (то есть суды).

Реформа Киселева сохраняла общинное землепользование с периодическими переделами земли внутри общины, оброчную повинность с учетом доходности крестьянского надела. Для уравнения оброчных платежей в соответствии с доходностью земли было предусмотрено проведение земельных кадастров (при Киселеве кадастр был проведен в 19 губерниях).

Для устранения малоземелья в государственной деревне предусматривались наделение крестьян землей из государственного резерва, а также переселение в малонаселенные губернии. На селе заводились медицинские и ветеринарные пункты, создавались «образцовые» государственные фермы для пропаганды среди крестьян новейших приемов земледелия.

Согласно отчету Киселева (1843) для наделения безземельных крестьян было выделено 500 тыс. десятин, малоземельным отведено около 2 млн. десятин, переселено из малоземельных губерний 170 душ мужского пола.

В больших селениях были созданы кассы мелкого кредита, из которых ежегодно выдавалось нуждавшимся крестьянам на льготных условиях до 1,5 млн. руб. На случай неурожаев было создано свыше 3,3 тыс. хлебных запасных магазинов.

Для решения продовольственного вопроса в казенной деревне расширялась «общественная запашка», которая призвана была создать необходимый страховой резерв. Правилами 1840 г. предусматривалось часть «общественной запашки» отводить под посевы картофеля.

Несмотря на некоторое усиление административной опеки над крестьянами, реформа Киселева в целом оказала положительное воздействие на развитие казенной деревни. Увеличились наделы крестьян, более успешно стали развиваться земледелие, животноводство, крестьянские промыслы.

Поощрялось частное предпринимательство. Внедрялись лучшие сорта семян, проводились сельскохозяйственные выставки. Для крестьянских детей открывались школы, улучшилась вся система народного образования.

Открывались больницы, хлебные магазины, выделялся строительный материал для постройки новых домов. Началось оспопрививание и т.п. Самоуправные помещичьи захваты казенных угодий были почти прекращены. Пожалования государственной земли в частные руки сократились.

Реформу среди государственных крестьян в целом можно оценить как явную удачу Николая I.

Гораздо сложнее и острее, как уже отмечалось выше, был вопрос о помещичьих крестьянах. Николай I бесспорно являлся противником крепостничества во всех его проявлениях.

Однако, находясь в окружении консервативного большинства помещиков, вынужден был действовать осторожно и постепенно, чтобы не вызвать социальную напряженность в стране.

Причем действовал он в решении этого вопроса в двух направлениях.

Прежде всего Николай I счел необходимым постепенно устранить наиболее одиозные, отталкивающие формы личной крепостной зависимости помещичьих крестьян от их владельцев. Делал это он путем принятия соответствующих именных указов.

Так было запрещено: отдавать помещичьих крестьян на посессионные заводы (1827 г.); продавать их с публичных торгов без семей, дарить, платить ими долги (1833 г.); дворянам, не имевшим поместий, покупать крестьян без земли (1841 г.). Помещикам было разрешено с 1844 г.

освобождать дворовых за определенный выкуп (деньгами или работой). Было позволено с 1847 г. крестьянам тех имений, которые продавались за долги с публичного торга, выкупаться за собственный счет и таким образом приобретать свободу и право собственности на землю.

Указы 1845-1847 гг. ограничивали возможности наказаний крестьян помещиками.

Другим направлением, в котором действовал Николай I в своих попытках решить вопрос с помещичьими крестьянами, было рассмотрение различных проектов по ликвидации вообще крепостного права в России.

Причем, делалось это исключительно в секретных комитетах, то есть в глубокой тайне от общества, за плотно закрытыми дверями, строго ограниченным кругом из высших сановников ближайшего окружения императора.

Так секретный комитет 1835 г. рассмотрел проект министра финансов Е.Ф.Канкрина, в котором тот изложил идею поэтапной ликвидации крепостного права в течение 30 лет.

Суть проекта заключалась в том, что помещики оставались собственниками всей своей земли, а крестьяне, получив личную свободу, могли арендовать ее на определенных условиях. По существу, Канкрин предложил наиболее безболезненный для дворян путь отмены крепостного права.

Однако при обсуждении проекта в секретном комитете, он, несмотря на одобрение императора, был отклонен.

В секретном комитете 1839 г. обсуждался проект министра государственных имуществ П.Д.Киселева. По мысли автора проекта, помещики, если они этого пожелают, предоставляют крестьянам личную свободу (то есть право распоряжаться своей личностью, право иметь собственность, право свободного заключения браков и пр.

), но сохраняют право собственности на землю и снабжают крестьян точно определенным наделом земли в постоянное пользование за строго фиксированные повинности (барщина или оброк). Выполнение повинностей должно было обеспечиваться круговой порукой сельского общества.

Если помещик считал для себя такое положение невыгодным, он мог продать своих крестьян государству.

Однако и этот вполне умеренный проект возбудил сильную оппозицию не только в секретном комитете 1839 г., но и в среде столичного дворянства. Более того предложениям Киселева был противопоставлен проект безземельного освобождения крестьян. Киселев настойчиво доказывал хозяйственную и политическую опасность подобной реформы.

После продолжительной и острой дискуссии Николаем был окончательно утвержден 2 апреля 1842 г. Указ об «обязанных крестьянах». В отличие от указа 1803 г. о «вольных хлебопашцах» он давал помещикам право освобождать крестьян с их земельными участками за установленные повинности.

При этом земля оставалась в собственности помещика. То есть был реализован проект Киселева, но только в качестве рекомендации, без обязательности его исполнения. Пользовались этой «рекомендацией» помещики неохотно. За все последующее правление Николая I из 10 млн.

крепостных было переведено на положение «обязанных крестьян» только 24708 ревизских душ. В 1842 г.

на заседании Государственного совета Николай I сказал: «Нет сомнения, что крепостное право, в нынешнем его положении у нас есть зло, для всех ощутительное и очевидное, но прикасаться к нему теперь было бы делом еще более гибельным».

Таким образом, кардинальный вопрос — ликвидация крепостного права — в первой половине XIX в. полностью и окончательно решен не был.

Главные причины этого заключались в упорном сопротивлении консервативного дворянства, бюрократических методах обсуждения этого вопроса исключительно в рамках секретных комитетов, то есть без привлечения общественности.

Последнее произошло много позднее, в правление великого реформатора Александра II.

Источник: https://cyberpedia.su/18xa73.html

Uchebnik-free
Добавить комментарий