1.Основные принципы, определяющие формирование психических функций в теории системной динамической локализации А.Р.Лурия.

Теория системной динамической локализации ВПФ (А.Р. Лурия). — Ответы на экзаменационные вопросы по клинической психологии

1.Основные принципы, определяющие формирование психических функций в теории системной динамической локализации А.Р.Лурия.

Центральное для нейропсихологии понятие «высшие психические функции» было введено Л. С. Выготским, а затем подробно разработано А. Р. Лурия.

«Под высшими психическими функциями (ВПФ) понимаются сложные формы сознательной психической деятельности, осуществляемые на основе соответствующих мотивов, регулируемые соответствующими целями и программами и подчиняющиеся всем закономерностям психической деятельности».

Благодаря этому подходу психическую функцию стали рассматривать не как простую способность, не как отправление той или иной ткани мозга, а как психологическую систему, обладающую сложным психологическим строением и включающую много психологических компонентов.

Такое понимание функции как функциональной системы основывается, во-первых, на представлении о подвижности входящих в ее состав частей (наличие постоянной задачи, осуществляемой с помощью меняющихся средств) и во-вторых, на том, что сложный состав функциональной системы всегда включает целый набор афферентных (настраивающих) и эфферентных (осуществляющих) компонентов.

С этой точки зрения локализация ВПФ представляет собой системный процесс на основе многокомпонентного состава функциональной системы. ВПФ, как сложные функциональные системы, должны охватывать сложные системы совместно работающих зон мозга, каждая из которых вносит свой вклад в осуществление сложных психических процессов.

Системное представление о локализации ВПФ отличается следующими особенностями:

— ВПФ имеют опосредованный характер (опираются на исторически сложившиеся вспомогательные внешние средства, которые оказываются существенными факторами установления функциональной связи между отдельными участками мозга, объединяющимися в единую функциональную систему);

— локализация ВПФ не является устойчивой, меняясь как в процессе развития ребенка, так и на последовательных этапах упражнения.

Опираясь на пересмотренные понятия «функция» и «локализация», А. Р. Лурия и Л. С. Выготский сформулировали концепцию системной динамической локализации ВПФ, согласно которой любая психическая деятельность человека является сложной функциональной системой, обеспечиваемой целым комплексом совместно работающих аппаратов мозга.

Эти функциональные системы формируются в онтогенезе и могут динамически перестраиваться в зависимости от конкретной задачи. Они имеют двойной принцип строения — вертикальный и горизонтальный.

Таким образом, психическая функция любой степени сложности осуществляется при участии целого ряда корковых зон, подкорки, активизирующей системы мозга и, следовательно, не может быть локализована в каком-то одном участке коры. Один и тот же аппарат может перестраиваться для обеспечения разных видов деятельности. Е. Д.

Хомская подчеркивает, что ВПФ обеспечиваются мозгом как целым, но это целое состоит из высокодифференцированных разделов, систем, каждая из которых вносит свой вклад в реализацию функции.

Основные положения теории системной динамической локализации высших психических функций:

— каждая психическая функция представляет собой сложную функциональную систему и обеспечивается мозгом как единым целым. При этом различные мозговые структуры вносят свой специфический вклад в реализацию этой функции;

— различные элементы функциональной системы могут находиться в достаточно удаленных друг от друга участках мозга и при необходимости замещают друг друга;

— при повреждении определенного участка мозга возникает «первичный» дефект — нарушение определенного физиологического принципа работы, свойственного данной мозговой структуре;

— как результат поражения общего звена, входящего в разные функциональные системы, могут возникать «вторичные» дефекты.

В настоящее время теория системной динамической локализации высших психических функций является основной теорией, объясняющей взаимосвязь психики и мозга.

Теория опирается на 3 принципа:

1)             Системности. Психофизиологически наши ПФ опираются на работу многоуровневых систем, имеющих афферентные и эффренентные пути (принцип системности Анохина).

2)             Динамичности. (Бернштейн). Можно найти сохранные звенья для замены, на которые можно опереться.

3)             Принцип опоры на сохранное звено. Функция приходит на смену утраченной.

В нейропсихологии  под высшими психическими функциями понимаются  системные психические процессы  (психологические образования), не сводимые к сумме  составляющих их психических явлений. Высшая психическая функция — теоретическое понятие, введенное Л.С.

Выготским, обозначающее сложные психические процессы, социальные по своему формированию, которые опосредствованы и за счет этого произвольны.

По его представлениям, психические явления могут быть «натуральными», детерминированными преимущественно генетическим фактором, и «культурными», надстроенными над первыми, собственно высшими психическими функциями, которые всецело формируются под влиянием социальных воздействий.

Основным признаком высших психических функций является их опосредствованность определенными «психологическими орудиями», знаками, возникшими в результате длительного общественно-исторического развития человечества, к которым относится прежде всего речь. Первоначально высшая психическая функция реализуется как форма взаимодействия между людьми, между взрослым и ребенком, как интерпсихологический процесс, и лишь затем — как внутренний, интрапсихологический.

Важнейшими характеристиками ВПФ являются:

1) прижизненное формирование под влиянием социальных воздействий;

2) опосредованность знаковыми системами («психологическими орудиями», по Л.С.Выготскому), среди которых ведущая роль  принадлежит речи;

3) осознанность и произвольность их осуществления.

Источник: https://students-library.com/library/read/64821-teoria-sistemnoj-dinamiceskoj-lokalizacii-vpf-ar-luria

Теория системной динамической локализации ВПФ. Принципы

1.Основные принципы, определяющие формирование психических функций в теории системной динамической локализации А.Р.Лурия.

Работа мозга как органа, отражающего огромное число параметров внешнего мира и внутренней среды организма, а также как сложнейшей многоуровневой управляющей системы, обеспечивающей активную адаптацию к собственно человеческой, социальной среде, в норме носит упорядоченный характер, подчиняющийся ряду законов и принципов.

В историческом аспекте по этой проблеме существовали две крайние точки зрения: узкий локализационизм, исходящий из представления о психической функции как о неразложимой на компоненты и жёстко привязанной с конкретными мозговыми структурами.

И эквипотенционализм, трактующий мозг и кору больших полушарий как однородное целое, равнозначное для психических функций во всех своих отделах.

Фактом, вступавшим в явное противоречие с обоими взглядами, было то, что при локальных поражениях мозга наблюдался высокий уровень компенсации возникших дефектов или замещения выпавших функций другими отделами мозга.

В 1949 г. Д. Хебб предлагает модель, примиряющую локализационистский и холистический (целостный) взгляды на мозговое обеспечение высших когнитивных функций. Согласно этой модели, клеточные ансамбли вполне определённой топографии в коре могут организоваться в нейробиологические объединения для формирования когнитивных единиц типа слов или гештальтов иного рода, например зрительных образов.

В отечественной науке разработка фундаментальных для нейропсихологии принципов связана с именами И.П. Павлова, А.А. Ухтомского, Л.С. Выготского, А.Р. Лурия, П.К. Анохина. К числу разработанных ими относятся:

принцип системной локализации функций. Каждая психическая функция, особенно высшая, опирается на сложные и взаимосвязанные структурно-функциональные системы мозга.

принцип динамической локализации функций. Каждая психическая функция имеет динамическую, изменчивую мозговую организацию, различную у разных людей и в разные периоды их жизни. Благодаря качеству полифункциональности под влиянием новых воздействий мозговые структуры могут перестраивать свои функции.

В соответствии с современными воззрениями эти два внешне противоположных по смыслу принципа объединяются обобщающим принципом системной динамической локализации (А.Р. Лурия), оказываясь на самом деле двумя сторонами одного диалектического процесса /1/.

Понятие о нейропсихологическом факторе и нейропсихологическом синдроме.

Нейропсихологический фактор – принцип, психологическое содержание деятельности определённой мозговой структуры.

С одной стороны, фактор является результатом активности конкретных морфо-физиологических систем мозга, а с другой – объясняет, на каком «фундаменте» происходит объединение психических процессов как звеньев в реализации какой-то задачи.

Он может быть характеризован и как обобщённый и связанный с определённой динамически локализованной системой (нейронным ансамблем) смысл её (его) работы.

Клинический опыт показывает, что поражение той или иной мозговой структуры – одного из компонентов функциональной системы – может проявляться в полном или частичном выпадении её функции, либо в патологическом изменении режима её деятельности (угнетении, раздражении, смены принципа работы), либо их комбинации.

В этих случаях экспертом регистрируется возникновение нейропсихологического синдрома – закономерной совокупности симптомов (признаков) нарушений ВПФ, часть из которых при данной локальной патологии встречается регулярно, часть может носить вероятностный характер, а каждый из них от случая к случаю может обладать различной степенью выраженности. То общее, что скрывается и обнаруживается в многочисленных и порой мозаичных симптомах, из которых складывается синдром, регистрируемый при выпадении или искажении каких-либо физиологических или «обслуживаемых» ими психических функций, и есть изменения нейропсихологического фактора как морфо-функциональной единицы деятельности мозга/1/.

Функциональные блоки мозга.

В нейропсихологии на основе изучения нарушений психических процессов при различных локальных поражениях центральной нервной системы А.Р.

Лурия была разработана общая структурно-функциональная модель мозга как субстрата психики.

Согласно этой модели, весь мозг может быть разделён на три основных блока, характеризующихся определёнными особенностями строения и ролью, которую они играют в исполнении психических функций.

1-й блок – энергетический, или неспецифический, анатомической основой которого является ретикулярная формация ствола мозга и зоны её основного распространения – неспецифические структуры среднего мозга, диэнцефальные отделы, лимбическая система, медиобазальные отделы коры лобных и височных долей. Большинство из них – это рано созревающие в фило- и онтогенезе структуры мозга, отличающиеся достаточной жёсткостью своих функций.

Блок регулирует общие изменения активации мозга (тонус мозга, необходимый для выполнения любой психической деятельности) и локальные избирательные активационные изменения, необходимые для осуществления ВПФ.

Ретикулярная формация делится на 2 отдела – нисходящий и восходящий. Нисходящая часть РФ через деятельность спинного мозга влияет на тонус скелетной мускулатуры – на рефлексы, контролирующие положение тела вопреки силе тяжести и другим отклоняющим силам. Восходящая часть РФ обеспечивает регуляцию активности высших отделов мозга, главным образом коры больших полушарий.

2-й блок – приёма, переработки и хранения экстероцептивной информации – включает в себя центральные части основных анализаторных систем: зрительной, слуховой и кожно-кинестетической, корковые зоны которых расположены в затылочных, теменных и височных долях мозга.

В системы этого блока формально включаются и центральные аппараты вкусовой и обонятельной рецепции, но у человека они настолько оттеснены представительствами высших экстероцептивных анализаторов, что занимают в коре головного мозга незначительное место и как организаторы психики почти не привлекают к себе внимание.

К обонятельному анализатору, игравшему в процессе эволюции важную роль в функциональной организации лимбической системы, это относится в несколько меньшей степени.

3-й блок – программирования, регуляции и контроля за протеканием психической сознательной деятельностью включает моторные, премоторные и префронтальные отделы лобных долей мозга – кпереди от передней центральной извилины (медиобазальные отделы лобных долей входят в первый блок).

Основная цель работы этого блока – формирование планов действий, то есть создание программы психического акта и развёртка последовательности его исполнения во времени в реальном поведении.

Ведущая роль в решении этой задачи принадлежит префронтальным отделам мозга, которые имеют богатую двустороннюю систему связей с нижележащими отделами, с ретикулярной формацией и другими участками коры – затылочными, височными, теменными и лимбическими.

Префронтальные отделы коры, находясь под постоянным влиянием информации, поступающей от второго блока и со стороны гипоталамуса ( который через отражение состояния периферических органов диктует потребности), регулируют состояние активности многих подчинённых функциональных систем, меняя его в соответствии с наиболее сложными, формулируемыми с помощью речи намерениями, замыслами и мотивационными установками человека.

Работа рассмотренных морфо-функциональных блоков не является автономной, а становится возможной лишь как результат координированного взаимодействия всех трёх структур как целостной гетерохронно развивающейся системы, итогом деятельности которой является не расчленяемая сознательная или неосознаваемая психическая жизнь/1/.

Источник: https://cyberpedia.su/3x11852.html

Принципы теории системной динамической локализации ВПФ

1.Основные принципы, определяющие формирование психических функций в теории системной динамической локализации А.Р.Лурия.

Системная локализация высших психических функций предполагает их многоэтапную иерархическую многоуровневую мозговую организацию. Это неизбежно вытекает из сложного многокомпонентного состава функциональных систем, на которые опираются высшие психические функции.

Одним из первых исследователей, указавших на иерархический принцип локализации высших психических функций, был отечественный невролог И. Н. Филимонов (1940, 1974), назвавший его принципом «поэтапной локализации функций».

Локализация высших психических функций характеризуется также динамичностью, изменчивостью.

Этот принцип следует из основных свойств функциональных систем, опосредующих высшие психические функции: пластичности, изменчивости, взаимозаменяемости входящих в их состав звеньев, — что подтверждается клиническими, физиологическими и анатомическими данными.

Обобщая результаты многолетних клинических наблюдений, И. Н. Филимонов сформулировал положение о функциональной многозначности мозговых структур, согласно которому многие из них при определенных условиях могут включаться в выполнение новых функций.

Существуют многочисленные физиологические доказательства справедливости идеи о динамичности, изменчивости мозговой организации функций. К ним относятся прежде всего экспериментальные исследования П. К.

Анохина и его учеников, показавшие, что не только относительно сложные поведенческие акты (пищедобывательные, оборонительные и др.

), но и сравнительно простые физиологические функции (например, дыхание) обеспечиваются сложными функциональными системами, где возможно замещение одних звеньев другими.

Принцип динамической локализации функций впервые был сформулирован И. П. Павловым (1951) и А. А. Ухтомским (1962).

Он противопоставлялся идее локализации функции в определенном фиксированном «центре», причем А. А.

Ухтомский при рассмотрении механизмов динамической локализации функций большое значение придавал временным показателям работы разных элементов, входящих в «динамическую систему».

Идеи И. П. Павлова и А. А. Ухтомского о динамической локализации (или мозговой организации) функций получили подтверждение и в работах Н. П. Бехтеревой и ее коллектива (1971, 1980 и др.).

Эти исследования, проведенные методом регистрации импульсной нейронной активности различных глубоких структур головного мозга, показали, что любая сложная психическая деятельность (запоминание слов, решение задач и т. п.

) обеспечивается работой сложных констелляций мозговых зон, составляющих звенья единой системы. Некоторые из этих звеньев являются «жесткими», т. е. принимают постоянное участие в реализации психической функции, другие — «гибкими», т. е.

включаются в работу лишь при определенных условиях. «Гибкие» звенья системы составляют тот подвижный динамический аппарат, благодаря которому достигается изменчивость функции.

Принцип динамической мозговой организации высших психических функций получил подтверждение на различном фактическом материале и вошел — как важнейший — в теорию системной динамической локализации функций. Перечисленные выше принципы являются общими для организации как психических, так и физиологических функций.

В современной нейропсихологии накоплено множество данных о специфике нарушений психических функций и нейропсихологических синдромов в целом у детей по сравнению со взрослыми (Э. Г. Симерницкая, 1985, Я. К. Корсакова и др., 1997; Я Г. Манелис, 2000 и др.), которые подтверждают справедливость представлений Л. С.

Выготского и А. Р. Лурия о хроногенном принципе локализации высших психических функций человека. Формируясь прижизненно под влиянием социальных воздействий, высшие психические функции человека меняют свою психологическую структуру и, соответственно, свою мозговую организацию.

Наиболее демонстративно это проявляется на примере речевых функций.

Если у взрослого грамотного человека (правши) корковые поля средних отделов левого полушария играют ведущую роль в мозговом обеспечении речевых процессов, то у детей, еще не владеющих грамотой (до 5-6 лет), речевые процессы (понимание устной речи и активная речь) обеспечиваются мозговыми структурами и левого, и правого полушарий.

Поражение корковых «речевых зон» левого полушария не ведет у них к выраженным речевым расстройствам. Таким образом, принцип динамической локализации функций у человека конкретизируется также в виде хроногенной локализации, т. е. в изменении мозговой организации высших психических функций в онтогенезе.

Мозг человека характеризуется четко выраженной межполушарной асимметрией, которую можно рассматривать в качестве важнейшей фундаментальной закономерности его работы.

Межполушарные различия в мозговой организации высших психических функций многократно описаны в клинической и нейропсихологической литературе как различия симптомов и синдромов, связанных с поражением симметричных отделов больших полушарий.

С позиций теории системной динамической локализации функций эти различия можно обозначить как принцип различной локализации (или мозговой организации) всех высших психических функций в левом и правом полушариях мозга или принцип латеральной специализации мозговой организации психических функций.

Принцип обязательного участия лобных префронтальных отделов коры больших полушарий в мозговом обеспечении высших психических функций.Этот принцип специфичен для мозговой организации всех сознательных форм психической деятельности человека.

Итак, согласно теории системной динамической локализации высших психических функций человека каждая высшая психическая функция обеспечивается мозгом как целым, однако это целое состоит из высоко дифференцированных структур (систем, зон), каждая из которых вносит свой вклад в реализацию функции.

Теория системной динамической локализации высших психических функций, разработанная Л. С. Выготским и А. Р. Лурия, составляет центральный раздел в понятийном аппарате отечественной нейропсихологии.

Она обладает большой эвристической ценностью, позволяя не только объяснять разнообразную клиническую феноменологию, но и предсказывать новые факты и планировать новые исследования.

Вместе с тем, безусловно, эта теория — лишь один из первых реальных этапов в решении сложнейшей проблемы мозгового субстрата психических процессов, изучением которой занимается почти все современное естествознание.

8. Структурно-функциональная модель интегнративной работы мозга по Лурия

В нейропсихологии на основе анализа клинических данных (т. е. изучения нарушений психических процессов при различных локальных поражениях мозга) была разработана общую структурно-функциональную модель работы мозга как субстрата психической деятельности.

Эта модель, предложенная А. Р. Лурия (1970, 1973), характеризует наиболее общие закономерности работы мозга как единого целого и является основой для объяснения его интегративной деятельности.

Согласно данной модели, весь мозг может быть подразделен на три основных структурно-функциональных блока:

I энергетический блок, или блок регуляции уровня активности мозга;

II — блок приема, переработки и хранения экстероцептивной (т. е. исходящей извне) информации;

III — блок программирования, регуляции и контроля за протеканием психической деятельности. Каждая высшая психическая функция (или сложная форма сознательной психической деятельности) осуществляется при участии всех трех блоков мозга, вносящих свой вклад в ее реализацию. Они характеризуются определенными особенностями строения, физиологи-

ческими принципами, лежащими в основе их работы, и той ролью, которую они играют в осуществлении психических функций.

Энергетический блок включает неспецифические структуры разных уровней:

♦ ретикулярную формацию ствола мозга;

♦ неспецифические структуры среднего мозга, его диэнцефальных отделов;

♦ лимбическую систему;

♦ медиобазальные отделы коры лобных и височных долей мозга.

А) I блок — регуляции общей и избирательной неспецифической активации мозга, — включающий ретикулярные структуры

ствола, среднего мозга и диэнцефальных отделов, а также лимбическую систему и медиобазальные

отделы коры лобных и височных долей мозга: 1 — мозолистое тело, 2 — средний мозг, 3 — теменно-затылочная борозда, 4

— мозжечок, 5 — ретикулярная формация ствола, 6 — крючок, 7 — гипоталамус, 8 — таламус;

Б) II блок — приема, переработки и хранения экстероцептивной информации, — включающий основные анализаторные

системы (зрительную, кожно-кинестетическую, слуховую), корковые зоны которых расположены в задних отделах больших

полушарий: 1 — премоторная область, 2 — прецентральная извилина, 3 — центральная извилина, 4 — моторная область,

5 — префронтальная область; В) III блок — программирования, регуляции и контроля за протеканием психической

деятельности, — включающий моторные, премоторные и префронтальные отделы мозга с их двухсторонними связями.

Данный блок мозга регулирует два типа процессов активации:

общие генерализованные изменения активации, являющиеся основой различных функциональных состояний;

1 ый блок регуляции тонуса и бодрствования 

Снижение тонуса коры, неустойчивость внимания, его повышенная истощаемость, быстрое впадение в сон. Нарушение аффективной сферы – безразличие, встревоженность. И нужно поднять тонус чтоб хоть что то делать (физич, дыхательные упр, умывание (Семенович)). Так же базальные эмоции.

Дети олигофрены часто проявляют неадекватные эмоции.

2 ой блок переработки информации и ее хранения

При поражении страдает память и переработка и восприятие информации. Теменные – кожная и проприорецептивной чувствительности, нарушение положения тела, теряется четкость движений. Височные доли – слух. Затылочная – переработка зрительной информации.

3 ий

Сфера движений, действий по организованной и известной программе действий. Центральная извилина – произвольность движений, конечности противоположной патологическому очагу.

Премоторная зона –движения теряют плавность Лобные доли – действия перестают подчиняться программам и заменяются импульсивными реакциями или инертными стереотипами, персеверациями (неконтролируемые повторяющиеся движения); сличение эффекта действий с исходным намерением, критичность (акцептор действия).

Источник: https://megaobuchalka.ru/14/11039.html

Uchebnik-free
Добавить комментарий